Мир бионикла

Узнай всё о мире бионикла
 
ФорумФорум  ПорталПортал  КалендарьКалендарь  ГалереяГалерея  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Поиск
 
 

Результаты :
 
Rechercher Расширенный поиск
Самые активные пользователи
Ignika02w
 
Мата-нуи
 
Raketa
 
leva nuva
 
ликан
 
наши друзья

Поделиться | 
 

 Архив Книг Бионикл

Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5  Следующий
АвторСообщение
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ   Сб Фев 27, 2010 12:26 am

Глава 2
Меня зовут Конгу, - сказал он сам себе. – Я - из расположенного на деревьях поселения Ле-Коро на острове Мата Нуи. Если я жил прежде-раньше где-нибудь еще, я этого не помню.
Его товарищи остановились. Он удивился, что они потеряли. Не было похоже, что здесь много ориентиров. Никто из них не знал этот странный остров, и, во всяком случае, он выглядел намного менее гостеприимным, чем Мата Нуи. Плотный слой облаков делал ориентирование по звездам невозможным.
Меня зовут Конгу, - повторил он. – Дома я был капитаном отряда птиц Гукко, и самым искусным летуном на них. Когда они сказали мне, что нужно торопиться-двигаться в город Метру Нуи, я помогал строить лодки для путешествия. Но мы никогда не предполагали, что однажды окажемся здесь.
Группа продолжила движение. Кто-то показал направление к вулкану в центре острова. Он казался подходящим местом, чтобы начать что-нибудь, рассудил он.
Мы приехали в Метру Нуи, потому что Тураги-старейшины велели сделать это, чтобы была надежда быстро-разбудить Великого Духа, - продолжил он. – Но когда мы туда прибыли, оказалось что он не просто спит – он умирает. Наши герои, Тоа Нува, были посланы на этот остров найти-отыскать что-то, что могло спасти его. Когда они не вернулись, мой друг Джаллер убедил нашу компанию отправиться искать их.
Его мысли потянулись дальше. Конец истории был слишком далек-недостижим, чтобы думать о нем. Их маски забрали у них в путешествии и заменили другими, древними. Они случайно натолкнулись на канистры, в которых и добрались до пляжов Войя Нуи. Но еще до того, как он смог выбраться и оглядеться, что-то произошло.
Что это было? – Конгу не мог точно ответить. – Это был яркий свет-вспышка, и затем чувство, будто я окружен сотнями одновременно жужжащих насекомых Нуи Рама. Я быстро-выбрался из канистры и там были Хали, Джаллер, Маторо, Нупару и Хьюки, выглядящие как Тоа. Судя по тому, что я видел в их глазах, я тоже был очень похож на них.
Почему-то, тем не менее, он никогда не представлял себе, что существование в виде Тоа может вызывать такие ощущения. Конечно, он чувствовал грубую силу в своих мышцах и по-настоящему устрашающие доспехи. Но он чувствовал и нечто вроде того, что у него было слишком много энергии и он ощущал свою маску как что-то … таинственное и сверхъестественное.
- Мы гуляем и гуляем в темноте, - сказал он громким голосом, хотя собирался произнести эти слова почти шепотом. – Мы не знаем, где мы, где Тоа-герои, и что вообще может быть на этом острове.
Остальные не обернулись. Единственным звуком было звякание их обутых в металл ног по камням.
- Разве это не так? – хотя он говорил шепотом, слова Конгу прозвучали как крик.
- А что ты предлагаешь делать? – спросил Джаллер. – Повернуть назад? Сидеть на пляже до утра и болтать о чем придется?
- Нет, - ответил Конгу, пытаясь скрыть раздражение в голосе. – Я просто вспомнил истории Тураг о том, что происходит с Тоа, не имеющими плана.
- Он сказал дело, - сказала Хали.
Джаллер остановился и обернулся. Конгу ожидал, что он приведет доводы за продолжение движения, но, как ни странно, он этого не сделал.
- Вы правы оба. Не было смысла слушать истории Тураги Вакамы, если мы не собирались ничему из них учиться. Но давайте задержимся здесь ненадолго. Может быть, мы нужны Тоа Нува.
Тоа Нупару сел на камень:
- Я начну с того, что на секунду сниму эту маску Канои. Я потерял свою старую, а эту просто не чувствую…
Область вокруг неожиданно осветилась ослепительно ярким светом. Остальные Тоа зажмурили глаза. Нупару озирался, пытаясь увидеть, что вызвало этот яркий свет, но единственное, что он узнал, было то, что иллюминация была всюду, куда бы он не посмотрел. Что ее вызвало?
- Надень свою маску обратно! – воскликнул Хьюки.
Нупару сделал, как ему говорили, решив, что новый Тоа Камня должно быть заметил какую-то опасность. Как только он вернул Канои на лицо, свет исчез.
- Странно, что это было - сказал он, его любопытство изобретателя было возбуждено.
- Это было твое лицо, - ответил Хьюки.
- Очень смешно, - сказал Нупару. – Ты не видишь своей красоты, Хьюки.
Хали покачала головой:
- Он не шутит. Когда ты снял маску, твое лицо испускало этот слепящий свет. Я даже не могла взглянуть на твое лицо.
Хьюки указал на ближайшую пещеру:
- Давайте поговорим там. Нечего светить в ночи и показывать любому, кто захочет это узнать, где мы находимся.
Пещера была промозглой и слишком маленькой, чтобы они вшестером смогли удобно в ней разместиться. Оказавшись внутри, Хали потянулась вверх и сняла свою маску. Ее лицо тоже излучало жгущее глаза сияние.
- Что –то не так, - сказал Маторо. – Я видел, как Тоа Копака снимал свою маску, и ничего такого не было. Что мы за Тоа?
- Я не знаю, - ответила Хали. Было очень странно слышать ее голос исходящим из свечения, но не видеть произносящего слова рта. – Но это не единственная странная вещь. Возьмите мою маску. Скажите, что вы думаете?
Маторо потянулся и взял Канои Хали из ее протянутых рук. Он немедленно понял, о чем она говорит. В отличие от всех масок, которые он когда-либо держал в руках, эта была мягкой, больше похожей не на доспехи, а на органические ткани. И она была теплой. Неожиданно он с криком бросил ее на пол.
- Она движется! – закричал он. – Я думаю… мне кажется, она двигалась… в моих руках.
- Не будь смешным, маски не могут двигаться, - ответил Хьюки, нагибаясь, чтобы поднять Канои. – Это предмет, она не…
Его пальцы слегка задели маску. Канои отпрянула. Хьюки немедленно отступил. Он посмотрел на других и слабым голосом закончил:
-… живая?
- Надень ее обратно, Хали, - сказал Джаллер.
- Я не уверена, что хочу этого, - ответила Тоа Воды. Она шутила только наполовину. – А что, если она укусит?
- Сделай это как-нибудь, - сказал Джаллер. – Я чувствую себя так, как будто разговариваю со светящимся камнем.
Хали неохотно взяла свою маску в руки. Та не двигалась, пытаясь убежать от нее, ведя себя как любой неживой предмет по соседству. Она снова надела ее, закрыв сияние и позволив остальным убрать руки от глаз.
- Так, - сказал Нупару. – Я часто думал, на что это похоже, когда ты становишься Тоа. Но я никогда не представлял себе светящиеся лица и движущиеся маски. Как вы думаете, можно нам их переделать?
Джаллер внезапно повернулся к Конгу:
- О чем я сейчас думаю?
Прежде чем Тоа Воздуха смог придумать ответ, он услышал в своей голове голос Джаллера. Тот говорил что-то о чудовищном Раи, с которым он когда-то давно сражался. Конгу «послушал» несколько секунд, потом ответил:
- Ты вспоминаешь Муаку, которая напала на Та-Коро три года назад. Тебе и Гвардии понадобилось два дня, чтобы догнать-поймать ее – но как я об этом узнал?
- Это же Маска Телепатии, помнишь? – сказал Джаллер. – Когда мы нашли ее, Тоа Таканува мог читать мысли Хали. Она изменилась, как и Маторанские маски, которые мы носили, в эту более органическую форму, но она по-прежнему работает. Несмотря на странный вид этих масок, я могу поспорить, что они работают так же как и другие, которые мы знаем… а кто знает, может и лучше.
Нупару встал:
- Великолепно, но как нам их использовать? Помните, Турага Вакама рассказывал, как много времени понадобилось Тоа Метру, чтобы овладеть силой своих масок? Мы не тренировались пользоваться Великими Масками, и они же не активизируется, если мы просто скажем «Я хочу, чтобы моя маска работала».
Едва Нупару произнес эти слова, он стремительно взмыл в воздух и столкнулся с потолком пещеры. Он свалился вниз, ошеломленный.
- А с другой стороны, может быть именно так и надо сделать, - прокомментировал Хьюки.
Зактан, лидер Пирак, был недоволен.
Операция на Войя Нуи, казалось, могла бы быть простой. Попасть на остров, украсть Маску Жизни из тайного места, где она спрятана, и уйти – никаких неприятностей, небольшой риск и великая добыча.
Но все пошло неправильно почти с самого начала. Пираки не смогли убедительно изобразить из себя Тоа, пришедших помочь местным Маторанам. Небольшая группа жителей деревни взбунтовалась, и пришлось тратить время, чтобы поймать их. Потом на остов прибыли шесть Тоа Нува. Они тоже искали маску, и пришлось вступить в долгую битву и привлечь на помощь Брутаку, чтобы их остановить.
А теперь еще и это…
Никто из Пирак не говорил открыто о том, что они видели, но это не значило, что они не прокручивали этот момент в голове. Шесть звезд, появившиеся на небе, были звездами духа, Зактан был уверен в этом, и каждая звезда была связана с Тоа. Очевидно, этот ничего не стоящий маленький остров на южном конце пустоты внезапно стал местом сборища претендующих на роль героев.
И это вдобавок к тому, что сами Пираки повернулись друг против друга. Зактан уже подавил два открытых бунта со стороны своей команды. И был готов к следующим. В конце концов, он мог просто убить одного из остальных пяти, чтобы доказать свое положение остальным.
Это того стоило. Ничто не имело большего значения, чем получить в свои руки Маску Жизни. Пусть Матораны горят в лаве, пусть остальные члены его команды падут от рук Тоа, и пусть то, что останется от Войя Нуи, погрузится в море – что угодно, если у него будет та маска.
Остальные не понимали. Они думали, что это просто еще одна Канои. Зактан знал, что это больше чем Канои, хотя не мог сказать, как он это узнал. Но каждый раз, когда он закрывал глаза, чтобы заснуть, он просыпался все более убежденным в том, что эта маска – ключ к первичной, основной силе.
Легенды говорили, что Маска Жизни была создана Великими Существами до прихода Мата Нуи или постройки города Метру Нуи. Не было преувеличением сказать, что жизнь или смерть мира связаны с этой маской. При нормальных обстоятельствах, каждые 5000 лет ее должен был однажды надевать Тоа, чья судьба предусматривала такую жертву. Владелец такой Канои, как говорилось, мог сгореть от высвобожденной энергии.
Сейчас, конечно, обстоятельства не были нормальными. Великий Дух Мата Нуи впал в кому около 1000 лет назад. Метру Нуи был оставлен Маторанами, затем вновь заселен. Целые города были разрушены или же оторваны от континента, как Войя Нуи. Все заполонили Висораки. В некоторых районах еще и свирепствовали Раи. Братство Макуты воевало с Темными Охотниками, и обе стороны уничтожали любого попавшегося Тоа. Всюду господствовал хаос.
Это объясняет, почему здесь Тоа, и почему они хотят маску. Они думают, дураки, что восстановят порядок, - думал Зактан. – Порядок – это смерть и похороны. Мир принадлежит тому, кто достаточно силен, чтобы захватить звезды и раздавить их в ладонях.
Изумрудный лидер Пирак должен был неохотно признаться себе, что он в реальности точно не знал, что может делать эта маска. Он в душе сомневался, что какая-нибудь Канои может убить мир. Легенды, скорее всего, просто легенды – удобная маленькая ложь, придуманная для слабоумных Маторанов. Они составлены чтобы убедить Маторанов в том, что в конце концов все будет хорошо, и в темноте не скрывается ничего по-настоящему страшного.
Зактан улыбнулся. Очевидно, рассказчики историй никогда не встречались с Пираками.
Хаканн пришел в себя. Он чувствовал себя так, как если бы на нем плясали Киканало. Он откашлялся от каменной пыли и решил, что настало время подниматься.
Отпихнув вбок несколько камней, он остановился. Он находился в крепости Пирак, где Зактан оставил его. Глупо, но Хаканн рассчитывал, что наступило время свергнуть лидера, и действовал сам, вместо того, чтобы объединиться с остальными. Зактан избил его со смущающей легкостью и затем, в знак полнейшего отсутствия уважения, оставил мятежного Пираку жить.
Хаканн испустил глубокий вздох и попробовал сам себя успокоить. Поражение ему принесло то, что он действовал, руководствуясь эмоцифми. Надо быть более ловким. Ему нужно составить план. Наиболее важно – в следующий раз найти кого-нибудь, кто возьмет риск на себя.
Как раз в этот момент в комнату вошли трое других Пирак – Авак, Рейдак и Ток. Хаканн нарочно прислонился к стене, чтобы выглядеть более сильно раненым, чем был на самом деле. Когда они спросят его, что случилось, он скажет, что Зактан напал на него без всякой причины, и уверял, что они будут следующими.
Во всяком случае, это он хотел сказать. Но трое вошедших прошли мимо него, едва взглянув, как если бы видели раненого Хаканна каждый день – или хотели бы видеть.
- Я бы хотел бросать тебя с обрыва почаще, - сказал Рейдак Току. - Это смешно.
Пирака в белых доспехах просто рассвирепел. Авак встал между ними со словами:
- Заткнитесь и послушайте! Брутака разбил шесть Тоа Нува одним ударом своего меча. Что произойдет, если он направит его на нас?
- Я направлю его на Рейдака и уйду своей дорогой, - ответил Ток.
- Он нанес хороший удар, – сказал Рейдак. – Сделал Тоа сюрприз. Я бы смог договориться с ним.
- Так же как ты договорился с Зактаном? – прорычал Ток. – Мы посадили его в клетку, а ты освободил его, идиот!
- Довольно! – крикнул Хаканн. Остальные повернулись взглянуть на него, потом продолжили движение. Но Пирака в красных доспехах не собирался допустить, чтобы на него не обращали внимания.
- Вы упустили из виду очевидное, - продолжил он. – Я ожидал этого от Рейдака, но ты-то, Ток? Где тот изобретательный ум, которым ты всегда хвастаешься? Он что, сгнил от потоков тепла лавы Войя Нуи?
- Заткнись, Хаканн! – сказал Ток.
- Хорошо, - ответил Хаканн. – Тогда я догадываюсь, что вы не хотите знать, о чем Зактан тайно договаривался с Брутакой задолго до того, как вы узнали, что между ними существует сговор. Они двое заключили соглашение, и кто может держать пари, что в их планы не входят пять мертвых Пирак и Зактан с Маской Жизни?
Остальные трое остановились. Обычно они не верили большей части того, что вылетало из ухмыляющегося рта Хаканна. Но они также знали, что Зактан способен на такое, и если на его стороне существо, подобное Брутаке…
- Забудь это, - сказал Авак. – Давай уберемся с этого камня. Я скорее попытаю удачи с Темными Охотниками, чем буду разорванным пополам Зактаном и его домашним монстром.
- Я не хочу рисковать, оставляя Зактану возможность распоряжаться Маской Жизни – если она существует, - сказал Ток. – Но пока мы не можем разделить их с Брутакой…
- Ты закончил? – сказал Хаканн скучным голосом. – Не будет никакого разделения. Не будет никаких разрывов отношений. Вместо этого, послушайте меня и сделайте в точности так как я скажу… предполагая, конечно, что вы хотите жить и увидеть следующий дождливый день на Войя Нуи.
Хаканн немного подождал, пока его слова дойдут до слушателей, а затем улыбнулся.
- Мы можем контролировать Зактана. Брутака – это реальная опасность. Так что давайте схватим его до того, как он схватит нас, и вот как это можно сделать.
Три остальных Пираки внимательно выслушали его следующие слова. К тому времени, как Хаканн закончил, они тоже улыбались.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ   Сб Фев 27, 2010 12:26 am

Глава 3
Гаран был почти мертв.
Он чувствовал интенсивный жар, исходящий от лавы, а его руки, держащиеся за гладкий камень пола, разжимались. Он понимал с удивительным спокойствием, что темно-серый камень и пальцы его левой руки могут оказаться последними вещами, которые он видит в своей жизни. В последний момент он надеялся, что Балта заменит его как лидер и прогонит Пирак с пляжей Вой Нуи.
Его голове стало больно. Вначале он подумал что это вызвано близостью ожидавшего его расплавленного ада. Потом он понял, что боль вызвал звук, который раскалывал его мозг, едва слышный, но тем не менее сильнодействующий. Он уже слышал этот звук раньше. Что это было?
Звук усилился. Он не удивился бы, если бы это была какая-нибудь финальная пытка со стороны Везока перед самым концом.
Теперь терзающая мозг вибрация сменилась другим звуком, как будто каменная стена разбивалась на булыжники. Камни и пыль дождем посыпались на Гарана. Он посмотрел через плечо и увидел, что стена «Комнаты правды» исчезла, и на ее месте стоят четыре Маторана.
Балта разбежался и балогополучно перескочил щель в полу. Как только Балта бросился на выручку, Ону-Маторан заметил запачканного Везока, появившегося позади остальных. Издав крик, Гаран выстрелил своими импульсными ударами, попав прямо в грудь Пираке и отправив его в полет.
Балта и Гаран ухватились друг за друга для безопасности, просто чтобы удержаться на камне. Пирук, Кази и Велика лезли им на помощь. Везок уже пришел в себя после первой атаки Гарана и направлялся обратно к группе.
Пирака атаковал, его массивная рука опускалась, чтобы нанести удар Пируку. Балта бросился между ним и его мишенью, и использовал свои двойные отражатели. Кулак Везока встретился с оружием, и он немедленно отлетел назад, пораженный своей собственной силой.
- Пошли! Бежим! – крикнул Балта. Все пять Маторанов отступили. К тому времени, как Везок пришел в себя, их не стало.
Когда они уже были уверены, что преследования нет, члены Маторанского сопротивления остановились перевести дыхание. Гаран осмотрелся и отметил, что присутствуют не все.
- А где Далу?
- Я не знаю,- ответил Балта. – Ее не было рядом, когда я пришел в себя. Может быть, она убежала до того, как нас привели в Комнату Правды.
- Надо найти ее, - сказал Гаран. – И Тоа.
Пирук покачал головой:
- Тоа Нува почти наверняка погибли. Пираки не оставили бы их в живых. Это безнадежно.
Велика улыбнулся:
- Один Маторан как-то испытывал сильную жажду. Он вышел из дома, чтобы отыскать свое ведро с водой, но когда нашел его, оказалось, что оно сухое. Не понимая этого, он поднял его и обнаружил, что в днище есть дыра, через которую и вытекла вода. Разозлившись, что не может утолить сейчас же свою жажду, он проклял ведро, проклял остров, проклял свою жажду. Он был так расстроен, что не заметил, как начался дождь, и вода полилась с неба.
Последовало долгое молчание. В конце концов Кази уткнулся головой в руки и сказал:
- Я знаю, что буду раскаиваться в том, что спросил это… но что это значит?
- Это значит, что спасение может прийти со стороны, с которой не ждешь, - сказал Гаран. – Может быть, Тоа Нува захвачены, или умерли. Но на небе появились шесть новых звезд – и шесть новых Тоа пришли на остров.
- Почему ты думаешь, что они будут сражаться лучше, чем это делали Тоа Нува? – спросил Пирук.
Гаран представил картину шестерых Тоа Нува, лишенных сознания Брутакой. Это было последнее, что он видел перед тем как провалился в темноту:
- Все что я знаю, Пирук, - это то, что хуже их судьба быть уже точно не может.

Нупару не был уверен, смеяться ему от радости или кричать от страха.
Сразу после того, как он и другие новые Тоа покинули пещеру, в его голове возникла мысль о его маске Канои. Секундой позже он взлетел над каменной поверхностью, мечась из стороны в сторону и пикируя как сумасшедшая птица Гукко. Для того, кто провел почти всю свою жизнь, работая в подземных туннелях, это было весело и ужасающе одновременно.
Внизу, под ним, остальные Тоа наблюдали за ним широко открытыми от изумления глазами. Несмотря на маску, Конгу не мог скрыть негодования на лице. В конце концов, это он был лучшим наездником на птицах Гукко острова Мата Нуи – и если кто-то и должен получить Маску Полета, то именно он.
- Что он там делает? – спросила Хали.
Конгу ответил почти немедленно:
- Он не знает, как безопасно-приземлиться. И более того, он решил не спрашивать об этом. С тех пор, как он привел в действие силу своей маски, он не может отключить ее. - Его мысли были теперь заполнены чьим-то бормотанием и чьими-то мыслями. Джаллер беспокоился, что они оказались в ситуации, с которой могут не справиться; Хали пыталась вспомнить все, чему ее когда-либо учила Тоа Гали; а Хьюки был слегка расстроен тем, что никто не высказался по поводу того, что его доспехи в результате превращения в Тоа изменили цвет с коричневого на желтый.
Нупару сделал вираж и в самый последний момент избежал столкновения с пиком. Убежденный, что кто-то должен сделать что-нибудь, прежде чем у них станет на одного Тоа меньше, Джаллер повернулся к Маторо:
- Ты можешь использовать свою силу льда, чтобы, ну я не знаю, задержать его на месте на секунду и…
Тоа Огня резко остановился. Маторо лежал на земле, совершенно неподвижный, как если бы был внезапно сражен смертью. Джаллер, как и все остальные, бросились к нему. Затруднительное положение Нупару было теперь забыто.
- Маторо? Маторо!
- Он….? – спросил Хьюки тихо.
- Я не знаю, - сказал Джаллер. – Но не думаю. Что могло случиться? Мы все стояли рядом с ним. Никто не был атакован.
- Может быть, это наши маски, - ответил Хьюки. – Может, они пытаются убить нас.
- Нет, я этого тоже не понимаю, - сказала Хали. – Джаллер увидел, что она отвернулась от Маторо, и, очевидно, обсуждает что-то с пустым воздухом. На мгновение он подумал, не сошла ли Хали с ума.
- Просто расслабься, - продолжила Хали. – Я надеюсь, это поможет.
- Поможет чему? – сказал Хьюки. – Кто с тобой разговаривает?
- Да она думает, что она говорит-беседует с Маторо, - сообщил Конгу. – Ясно, что это смешно, потому что Маторо перед нами, и в теперешнем состоянии он не такой уж мастер поговорить.
- Вы неправы, - сказала Хали. – Перед нами только его тело. Его дух парит в воздухе над телом, и нет, я не знаю, как это произошло. Маторо думает, что это что-то с его маской. Он говорит, что не так далеко отсюда находятся пять Маторанов, которые ждут нас.
- Как он это узнал? – спросил Джаллер, который быстро терял терпение в этой все более и более странной ситуации.
Хали взглянула вниз на землю, прежде чем ответить, явно понимая, что другие думают, что она потеряла рассудок.
- Ээ, ну, он говорит, что он пролетел сквозь горы… прямо через камни, как будто бы их не было… и он их видел… но они не могли слышать его или видеть его.
Хьюки, Джаллер и Конгу посмотрели друг на друга, потом на нее. В конце концов, Конгу возмущенно проворчал:
- Конечно! Он летает. Нупару летает. Все летают, кроме того одного, кто знает, как надо летать.
Джаллер нахмурился:
- А он может вернуться… Ничего не произошло?
Хали отвернулась от остальных и сказала:
- Попробуй.
На земле, Маторо внезапно повернулся. В его глазах появился проблеск жизни. Он вздрогнул, как будто пробуждаясь от кошмарного сна:
- Что? Где? Мата Нуи, какой сон…
Хали опустилась на колени рядом с ним:
- Не думаю, что это был сон. Я тебя видела, хотя остальные – нет. – Она улыбнулась. – И это такая сила, которую ты имеешь.
- Не уверен, что хочу знать, что делает моя маска, - заметил Хьюки. – А вдруг она превратит меня в Ле-Маторана или что-то вроде этого.
- Попроси, - быстро сказал Конгу, скрывая усмешку.
Джаллер не обратил на них внимания, сосредоточившись на Маторо:
- На какой дороге эти Матораны? И помни, что мы не можем идти сквозь камни.
Маторо показал на север:
- Они боятся, Джаллер, кого-то или чего-то, называющегося «Пирака». Я так понял, что они единственные Матораны на острове, еще оставшиеся свободными.
Джаллер помог новому Тоа Льда подняться на ноги:
- Давайте пойдем и найдем их. Чем больше я узнаю об этом месте, тем больше беспокоюсь о Тоа Нува.

К тому месту, где Маторо видел Маторанов, не было прямой дороги, просто извилистая тропа по предгорьям и горам. Хали предложила, чтобы Маторо снова использовал силу своей маски чтобы найти их, но Тоа Льда отказался, все еще смущенный своим прошлым экспериментом. Джаллер в конце концов упросил Нупару снизиться, и попросил его провести разведку с воздуха и рассказать, что он видит.
Тот вернулся через несколько минут и сказал, что не видел никаких Маторанов, но заметил кое-что, что точно не является ни Матораном, ни Тоа:
- Лицо такое, какое может понравиться только матери Манаса, - сказал Нупару. – И он в доспехах.
- Только один? – спросил Джаллер.
Нупару кивнул:
- Синие доспехи, противные шипы, оружие в обоих руках. Я видел, он взорвал камень просто так, чтобы взглянуть на это.
- Звучит так, что не очень-то хочется поговорить с ним.
- Эх, давайте разберемся с ним, - не согласился Хьюки. Когда другие обернулись взглянуть на него, он улыбнулся и сказал:
- Эй, я теперь Тоа Камня. Камень был разрушен – я должен отомстить за это, так ведь?

Глаза Везока были прикованы и темному небу. Он мог подтвердить под присягой, что за несколько секунд до этого видел там летящую фигуру. Кто бы это ни был, потом он повернул обратно и стремительно поднялся вверх. Что плохо, он не был похож на какого-нибудь летающего Раи.
Последний, кого он видел на острове «летающим», был Рейдак, и он был подброшен в воздух…-
Внезапно он понял, что он видел. Почти сразу он решил повернуть назад и позвать остальных. Потом у него промелькнула мысль о возможности победы, которая может принести лидерство ему одному, и дать ему всю добычу. Остальные Пираки, - решил он, - – могут идти своей дорогой.
Он бросился бежать, уже предчувствуя будущую битву.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ   Сб Фев 27, 2010 12:27 am

Глава 4
В путешествии новых Тоа наступила неожиданная остановка.
Они пришли на обрыв над узким ущельем. Внизу поток расплавленной лавы преграждал путь по камням. Щель была слишком широкой, чтобы перепрыгнуть, и слишком длинной, чтобы быстро обойти. Но Матораны, которых увидел Тоа Нупару, были где-то на той стороне. Они не могли тратить несколько часов, чтобы дойти до них.
Джаллер повернулся к Нупару:
- Ты должен взлететь и перенести нас.
- Тогда подожди минутку, - сказал Конгу. – Давай будем благоразумными. Нупару и я поменяемся масками, и полечу я.
Джаллер собирался ответить, но не успел. Вместо этого, заговорил Нупару:
- В этом есть смысл. Я не могу спорить с этим. Но судьба по какой-то причине дала эту маску мне. Должна быть причина для этого.
- У судьбы есть чувство юмора? – язвительно заметил Конгу.
- Я думаю, оно должно быть у меня. Я не собираюсь отдавать ее, пока нет, - ответил Нупару. Потом он расплылся в улыбке: - Кроме того, это как будто бы весело.
- Чудесно, - сказал Конгу, качая головой. – Можно будет выбить-вырезать на наших надгробных камнях: «Но, по крайней мере, Нупару было весело».
Нупару взлетел в воздух и схватил Конгу. До того, как Тоа Воздуха успел запротестовал, Нупару был уже на полпути через трещину. Когда они оказались на другой стороне, он бесцеремонно бросил Конгу на землю.
- Это изумительно, - крикнул Нупару. – Я мог бы сделать какие-нибудь приспособления, чтобы горизонтально летать и управлять полетом, но эта маска работает даже лучше.
Он быстро перенес Хьюки и Маторо тем же способом. Хали хотела бы быть последней – у нее началась страшная головная боль, которая становилась тем сильнее, чем ближе они оказывались к центру острова - но Джаллер решил, что он должен прикрывать тыл. Нупару мягко спикировал на нее и начал перевозку.
Но на этот раз рейс проходил не так гладко. Когда он пролетел только часть пути, поднялся сильный ветер. Неопытный в полете, Нупару не знал, как его скомпенсировать. Потеряв равновесие, он выпустил Хали.
Джаллер наблюдал за этим с ужасом. Без сомнения, кто-нибудь из Тоа мог бы спасти ее своей элементарной силой, но они совсем не имели практики и не могли быстро применить ее. А просчет означал бы ее смерть.
Позже Джаллер понял, что в действительности у него было никакой мысли, что делать. Вместо этого, он просто побежал, подпрыгнул в воздух, и схватил Хали. Дополнительный вес должен был заставить их обоих свалиться в лаву, но вместо этого Джаллер использовал полученный импульс, чтобы совершить идеальный кувырок в воздухе и оказаться на противоположном конце трещины. Он приземлился на ноги на самом краю каньона. Остальные Тоа смотрели на него с изумлением и недоверием.
- Вау, - сказал Хьюки. – Вот это да!
- Даже Тоа Лева мог бы позавидовать такому, - добавил Конгу. – Кто тебя этому научил?
Джаллер опустил Хали на землю и пожал плечами:
- Никто. У меня была только одна мысль, что надо делать, но… она бы не сработала. Мы оба оказались бы в лаве. Я не могу понять, как…
- Может быть, это твоя маска? – спросила Хали.
Конгу засмеялся:
- Это что, Маска Прыжков?
Нупару приземлился радом с группой.
- Или чего-то намного более сильного, - сказал он. – Мы должны протестировать ее, Джаллер. И… извини за то, что произошло.
Все Тоа ожидали, что Конгу сделает какое-нибудь колкое замечание. Вместо этого Тоа Воздуха похлопал рукой по плечу Тоа Земли и сказал:
- Иди сюда, Тоа-герой. Давай я быстро-научу тебя хоть чему-нибудь о восходящих и нисходящих потоках. Я не хочу, чтобы ты столкнулся с чем-нибудь и разбил эту маску.
Скрытый камнем, Везок наблюдал за шестью вновь прибывшими. Они были Тоа, все правильно, но новички. Это, решил он, будет совсем не трудно. Он сжует и выплюнет этих новобранцев-Тоа. На самом деле, будет даже смешно поразить некоторых из них сферами замор, и потом заставить сражаться с другими.
Улыбаясь, он вышел из-за камня и прицелился.

Маторо заметил опасность слишком поздно. Прежде чем он крикнул, предупреждая об опасности, сфера замор Везока вошла в его тело. Это было похоже на прошедший сквозь него заряд электричества.
Тоа ждал. Везок ждал. Больше всего Маторо хотелось знать, что же должно произойти.
Ничего.
Везок раздраженно посмотрел на свой метатель. Он выстрелил снова. Тот же результат.
- Что происходит? – прорычал он. – Ты должен был стать рабом.
- О, так вот что это делает? – сказал Маторо. Он поднял свой ледовый меч. – Тогда я думаю, будет неплохо сделать вот это.
Маторо ожидал, что с лезвия вылетит поток льда, похожий на те, которые на его глазах сотни раз создавал Копака Нува. Но произошло по-другому. Его заряд сверкал ярким светом, и сине-белый столб льда, который он метнул, переплетался со светом. Он поразил Везока, одновременно заморозив и подбросив его.
Пирака в синих доспехах тяжело свалился на землю. Сила атаки была для него неожиданной, но он не беспокоился. Он уже чувствовал, как эта новая сила Тоа присоединяется к его собственной. Смеясь, он выпустил заряд насыщенного электричеством льда в соседнего красно-желтого Тоа.
На этот раз Джаллер знал, что это была маска. Избежать льда не было никакой возможности, но он как-то ухитрился изогнуть свое тело и не оказаться на его пути. На мгновение он почти почувствовал, что маска его одобряет.
- Ты неверно выбрал Тоа для игры в снежки, - резко сказал он. Его оружие тоже засветилось и выстрелило обжигающим пламенем и чистым электричеством. Везок снова был поражен и сбит с ног. Но он не поднялся.
- Будьте готовы, - сказал Маторо. – Он удваивает мою силу, когда я направляю ее на него. Он бы сделал то же самое с Джаллером, но я думаю, он не может завладевать более чем одной силой одновременно.
Везок поднял обе руки и широко улыбнулся:
- Подумай еще раз.
Столбы огня и льда вылетели из рук Пираки. Маторо и Хали пошатнулись от высвобожденной элементарной энергии. Эти двое готовы, - подумал Везок. – Это должно быть быстрым способом захватить остальных четырех, но…
Он нахмурился. Еще до этого случая он потерял способность продумывать тактически всю предстоящую битву. Он еще мог ловко продумать начало плана, но не конечный результат своих действий. Однако он знал, кто украл у него эту способность, и мог бы вернуть ее обратно, как только эти Тоа умрут.
Хьюки, Конгу, Джаллер и Нупару стояли плечом к плечу. Тоа Воздуха попробовал использовать свою Маску Телепатии, чтобы прозондировать Пираку, но почти немедленно отступил.
- Кости Муаки, это какой-то очаг заразы, - воскликнул он. – В гнезде Нуи-Рамы и то было чище.
- Кто ты? Чего ты хочешь? – спросил Джаллер.
- Меня зовут Везок. – ответил Пирака. – Мои партнеры и я уже заявили права на этот остров. И мы не любим тех, кто вторгается в чужие владения.
- Это очень плохо, - сказал Нупару. – А мы…
- Я знаю, кто вы, - отрезал Везок. - Тоа. Я чую вас за километр. Вы все воняете, как «обреченные делать добро».
Хьюки поднял огромный валун. Везок только улыбнулся:
- Брось его, или я заморожу-зажарю двух твоих товарищей, - сказал он.
Тоа Камня пожал плечами и небрежно отбросил камень. Только Маторо заметил, что он попал в другой камень, срикошетил, попал во второй, и так далее.
- Поберегите себя, - продолжил Везок. – Уходите с Войя Нуи, пока еще можно, или вы будете ликвидированы как те, другие Тоа. Вы не можете победить даже одного Пираку, одного из шестерых.
Теперь настала очередь Хьюки улыбаться:
- Подумай еще раз.
Булыжник срикошетировал в последний раз, и со стуком ударил Везока в спину. Ошеломленный больше неожиданностью удара, чем его силой, Везок качнулся вперед. Нупару использовал силу своей маски и взмыл в воздух, бросившись в середину тела Пираки и свалив его на землю. Остальные три Тоа окружили его.
Везок зарычал, энергия затрещала вокруг его раскрытых ладоней. Джаллер положил наконечник своего энергизированного огненного меча на шею Пираки.
- Подумай об этом, - сказал Тоа Огня. – Ты сможешь вернуть удар после того, как я это сделаю? Хватит тебе времени?
Джаллер поднял голову и встретился глазами с Везоком:
- Мне не нужна Маска Телепатии, чтобы знать, что происходит у тебя в голове. Ты решил, что мы только что стали Тоа, и можем быть недостаточно быстры или недостаточно умелы, чтобы использовать свои силы. И ты прав. Но, видишь ли, есть одна проблема – я настолько неопытен, что практически не контролирую свое пламя. Я могу захотеть просто обжечь тебя, Везок… но поскольку я неумелый новичок Тоа, я могу ошибиться… и начисто спалить твою голову.
Везок опустил руки. Конгу обернулся взглянуть на Маторо и Хали. Силу его маски было практически невозможно отключить, и в самую последнюю очередь он бы хотел погружаться в мысли Везока.
- Вставай, - приказал Джаллер. – Ты покажешь нам, где те другие Тоа, о которых ты говорил.
- Конечно, – ответил Везок. – Никогда не любил запаха ничего горелого… особенно когда это – я.
Джаллер вытолкнул Пираку вперед всех. Хьюки и Маторо прикрывали фланги, Конгу – тыл. Они прошли совсем немного, когда Тоа Воздуха поймал мысли Везока. Он вскрикнул, но недостаточно быстро. Пирака выстрелил одновременно льдом и огнем, создавшими стену пара, когда они встретились. Конгу использовал свой контроль над ветром, чтобы разогнать облако, но к тому времени Пирака уже исчез.
- Пойдем искать его? – спросил Маторо.
Джаллер покачал головой:
- Он знает остров. Мы нет. Но, может быть, он один мог провести нас к Тоа Нува.
Из-за кучи камней выступил Ону-Маторан:
- Если вы пойдете за ним, он перебьет вас одного за другим. Он пойдет обратно в крепость предупредить Зактана о вашем прибытии. Вам нужно составить план, прежде чем он доберется сюда.
- Зактан? Крепость? Кто ты такой? – спросил Маторо, чувствуя себя так, как будто попал в центр одной из легенд Хали.
- Меня зовут Гаран. Я расскажу вам свою историю по дороге. Надо, чтобы вы ее выслушали, если вы надеетесь покинуть этот остров живыми.

Гаран повел Тоа в долгое путешествие, ведя их всю дорогу почти по самой береговой линии. Он объяснил, что воды вокруг Войя Нуи так опасны, что Пираки не ожидают прибытия с моря никаких врагов. Они сосредоточили внимание на воздухе. По-видимому, они ожидают, что кто-то может прийти за ними, кто-то намного более пугающий, чем Тоа.
- А вы ведь Тоа, так? – спросил он в этот момент. – Но вы не похожи на Тоа Нува.
- Не похожи, - сказал Джаллер. Он подумал о столбах света, которые дали им силу, о свечении их лиц под масками, о том, что их оружия излучали энергию. Потом он сказал: - Нет, мы не Тоа Нува. Мы Тоа Иника.
Это имя было для остальных Тоа сюрпризом, но смысл его был понятен – иника было Маторанское слово, означавшее «энергия звезды». Но ни чья реакция не была такой сильной, как реакция Хали. На короткое время ее головная боль усилилась, а потом почти полностью исчезла. В первый момент она почувствовала только облегчение, а потом удивилась, что вызвало такое быстрое изменение. Было ли это имя, которое придумал Джаллер, или, когда они удалились от вулкана, давление на ее мысли ослабло… или и то и другое? Как будто в ответ, она снова почувствовала слабый укол боли.
Она подняла руки к своей маске. Как только она сняла ее, боль исчезла.
- Так это Канои, - сказала она себе. – Но она не хочет повредить мне, я почему-то знаю. Нет, маска пытается указать нам направление. Но куда?
- Туда, - сказал Гаран. Он повел Тоа Иника сквозь каменный туннель. Он поднимался все выше и выше, постепенно суживаясь. На самом верху Гаран сдвинул в сторону камень и исчез в дыре.
Джаллер повел Тоа в открывшееся отверстие. За ним оказалась небольшая комната. Там их ждали Гаран и четверо других Маторанов.
- Это вы все? – спросил Конгу. – Пятеро Маторанов на весь остров?
- Пятеро еще свободных, - ответил Балта.
- Скажи, что шесть.
Обе группы обернулись, и увидели Далу, проскользнувшую в другой вход. Она слегка улыбнулась Балте прежде чем начать свой отчет перед Гараном:
- Я пробовала выбраться, но не смогла уйти далеко. Но я видела достаточно, чтобы знать, что ты прав. Союз между Пираками разорван.
- Тогда самое время нанести удар,- сказал Кази.
- Самое лучшее, - согласилась Далу. – Хаканна, Рейдака, Авака и Тока я нигде не нашла. Зактан в ярости от этого. Никто не присматривает за работниками-Маторанами на склонах вулкана.
- Помедленнее, - сказал Маторо. – Что здесь происходит? Где Тоа Нува?
- Умерли, если им повезло, - ответил Гаран. – Если нет – они у Зактана. Пираки искали сокровище, спрятанное на этом острове – ваши друзья говорили, что эта маска нужна чтобы спасти жизнь Великого Духа. Они поработили наш народ, чтобы помочь им получить ее. Мы собираемся остановить их.
Гаран шагнул к Джаллеру и посмотрел на Тоа Огня:
- Ваши товарищи Тоа пытались помочь нам и заплатили за это. Если вы хотите повернуться и уйти, мы поймем. Но если вы хотите оказать нам помощь, надо решать сейчас. Такого хорошего шанса отомстить Пиракам может больше не представиться.
Джаллер мгновенно принял бы решение, но он решил не быть как Таху или Вакама, или другие Тоа, которые действовали поспешно. Он повернулся к остальным. Один за другим они кивнули. Тогда он обернулся обратно к Гарану.
- Это правильное решение, - сказал он. – Мы нападем.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ   Сб Фев 27, 2010 12:29 am

Глава 5
Джаллер взвесил в левой руке метатель, оценивая по достоинству его легкость и мастерство изготовления. Метатели вручил всем Тоа Иника Велика перед тем, как они покинули убежище Маторанов. Он сделал также кое-какие комментарии о пламени, способном остановить пламя, которые Джаллер вообще не понял.
Тоа и члены Маторанского сопротивления разделились на три команды. Джаллер, Хали, Далу и Пирук отправились на северный склон вулкана. Велика уверял, их, что снаряды в метателях способны освободить порабощенных работников-Маторанов.
- А что у них внутри? – спросил Джаллер по пути.
- Не шуми и иди дальше, - ответила Далу. Глаза Хали расширились от ее тона.
- Не обращай на нее внимания, - сказал Пирук тихо. – Она просто раздражительна. Что бы там ни было, мы нашли это в старой крепости, построенной задолго до того, как Войя Нуи всплыл там, где он находится сейчас. Мы прятались под землей, когда Велика нашел это серебристый бассейн. Никто из нас не знает, что в нем такое, но Велика предполагает, что это может освободить наших друзей от действия сфер замор. Я пробрался в крепость Пирак, утащил несколько сфер, и Велика наполнил их этим веществом. Кто знает, как это сработает… но, я думаю, даже смерть лучше, чем быть рабом Пирак.
- Может быть, вы двое остановитесь здесь передохнуть и обсудить историю Войя Нуи? – огрызнулась Далу. – Уверена, что Тоа Хали и я выполним это задание и без вас.
- Далу! – воскликнула Хали. – Мы все здесь одна команда. Давай не будем сцепляться между собой. В Метру Нуи…
- Правильно, - сказала Далу. – Я уверена, что там, откуда вы пришли, все Га-Маторанки – мягкие и миролюбивые, и никогда не повышают голос. Это потому, что они… мы… похожи на то место, откуда пришли. Но скажу тебе новость, сестра – это не Метру Нуи. У нас нет времени быть учтивыми. Здесь надо сражаться, или тебе конец, как вот для них.
Далу показала на склон Горы Валмаи. Небольшая группа Маторанов рыла склон вулкана, двигаясь медленно и автоматически. Их глаза светились нездоровым светом.
Га-Маторанка припала к земле:
- Нам повезло. Вокруг ни одного Пираки. Но если кто-нибудь из рабочих заметит нас, они поднимут крик и тревогу, и нам придется сражаться. Так что цельтесь получше.
- Ты ждешь, что мы будем стрелять в них этими сферами? – с недоверием спросила Хали. – Когда мы даже не знаем, как они будут действовать?
- Ну, можем просто хорошенько попросить их прекратить как автоматы работать на Пирак, но как-то я не думаю, что это поможет, - язвительно ответила Далу. – Если Велика сказал, что надо их использовать, значит, надо использовать.
- Она права, - сказал Джаллер, уже прицеливаясь. – Может быть это и не то, чего хотели бы Тоа Нува или Турага, но их здесь нет… и, как она сказала, здесь не Метру Нуи.
Джаллер выстрелил. Сфера попала точно в цель, ударив одного из Маторанов в грудь и беспрепятственно пройдя в его тело. В первую секунду ничего не произошло. Потом нездоровый свет в его глазах погас, и Маторан огляделся по сторонам, как если бы пробудился после долгого сна.
Остальные работники-Матораны немедленно заметили, что что-то не так. Они отложили свои инструменты и направились к своему освобожденному товарищу.
Хали вспомнила историю, которую она однажды слышала. Однажды Нокама была очень больна и должна была съесть какое-то растение, чтобы вылечиться. Эти сферы, решила она, действуют как то растение – единственная надежда на исцеление. Подумав так, она подняла свой метатель.
Хьюки, конечно, прицелился бы точнее, но и она не была бы чемпионкой по кохли, если бы не умела быть точной. Она и Джаллер ухитрялись попадать и излечивать каждого Маторана, прежде чем те подавали сигнал тревоги.
Далу бросилась к своим друзьям.
- Пирук отведет вас в безопасное место, но идите быстрее, - сказала она озадаченным Маторанам. – По дороге он объяснит вам, что случилось. Когда вы отдохнете, будете сражаться. Понятно?
Жители деревни кивнули и направились по склону вслед за Ле-Матораном. Далу повернулась к Джаллеру и Хали, сказав:
- В следующий раз стреляйте быстрее.
Потом она продолжила движение, негромко бросив через плечо:
- И спасибо.
- Скажи мне еще раз, куда мы идем, - сказал Тоа Маторо. Он, Тоа Хьюки, Балта и Кази поднимались, кажется, уже целый день, и все еще прошли только полпути на подъеме в гору.
- Просто поверьте мне, - ответил Кази.
Маторо взглянул на Хьюки, и оба крепче сжали свое оружие Тоа. В конце концов, здесь шли и Тоа Нува, и ясно, что с ними случилось что-то плохое. Кто может поручиться, что они не были обмануты теми, кому они пытались помочь?
- Ты сказал, что у тебя здесь есть один союзник, - сказал Тоа Хьюки. – Если он так силен и на твоей стороне, где же он был все это время? Почему он позволил Пиракам захватить остров?
Кази начал что-то говорить, потом остановился. Вместо него ответил Балта, сказав:
- Иногда вы не можете делать то, что приказывает вам сердце… иногда у вас есть долг делать нечто большее, чем вы сделали бы по своей воле.
Та-Маторан остановился и взглянул на Тоа:
- Это важно. В предстоящей битве Матораны могут умереть, Тоа могут умереть, и это не имеет значения. Ничто не имеет значения. Единственное, что того стоит, это вырвать Маску Жизни из рук Пирак. Если нужно, чтобы все мы умерли и этот остров разлетелся на куски, чтобы остановить их, это надо сделать.
Хьюки покачал головой.
- Должен быть лучший путь, чем всеобщее разрушение. Что это за победа?
Балта возобновил прерванное ненадолго движение.
- Если вы хотите гладких, чистых побед, Тоа, надо было остаться в Метру Нуи, откуда вы пришли.
Кази неожиданно метнулся с дороги вправо и протиснулся между камнями. Вот оно, - подумал Хьюки. – Он исчез, и ловушка захлопывается.
Но это не было неожиданной засадой. Вместо этого камень сдвинулся в сторону, как еслибы его отодвинула гигантская рука, и обнаружился вход в пещеру. Откуда-то изнутри шел свет. Кази выскользнул обратно и встал рядом с остальными.
- Он там, - сказал Ко-Маторан.
- Кто?
- Аксонн, - сказали Кази и Балта одновременно. Потом оба посмотрели друг на друга, изумленные.
- Я думал, что только я один знаю… - сказал Кази.
- Я встретился с ним давно. Он спас мне жизнь, - сказал Балта. – А ты давно знаешь, что он здесь? Почему ты никогда не говорил об этом другим?
- Я думаю, мы должны пока отложить вопросы, - сказал Хьюки, показывая в пещеру.
Бредущая фигура в доспехах показалась в поле зрения. Ее размеры и мощность определялись безошибочно, но он едва стоял на ногах, и топор, который он тащил за собой, казалось, был слишком тяжел, чтобы он мог его нести. Увидев Кази, он протянул к нему руку. Потом начал падать.
Тоа Маторо действовал быстро: используя свою власть над льдом, он создал мягкую снежную постель там, куда падал незнакомец. Потом все четверо бросились к Аксонну. Его доспехи были измяты и опалены, и некоторые мышечные такни внутри тоже ранены. На мгновение Маторо испугался, что они увидят только его смерть.
- Кази, - слабо сказал Аксон. – Ты и эти Тоа.. вы должны поторопиться…
- Что с тобой? – спросил Ко-Маторан. – Кто сделал это с тобой?
- Брутака, - ответил раненый. – Сказал, что он должен сказать Пиракам, как найти Маску Жизни… а потом украсть ее у них. Он не понимает… что может произойти… Я пытался остановить его, но…
- Куда он пошел? – спросил Балта.
- В крепость – сказал Аксонн. – Я думал, я смогу вернуть его обратно на путь Мата Нуи… но он потерян в темноте. Остановите его… остановите его, даже если вам придется убить его для этого.
Потом свет в глазах Аксонна потух. Кази опустился рядом с ним, и сказал:
- Он жив, просто потерял сознание. Я должен остаться и…
- Нет. Ты нужен нам, - сказал Балта. Он посмотрел на Хьюки и Маторо. – И вы нужны тоже. Брутака одни из тех, кто победил ваших друзей – а может быть и убил их, мы не знаем. Если он получит в свои руки маску Жизни, или это сделают Пираки, мир погибнет.
Хьюки взглянул в глаза Балты. В темноте, в которой они находились, невозможно было понять их выражение, но Хьюки знал, что они должны иметь то же непреклонное выражение, что и у Таху Нува. Он удивился на долю секунды, как судьба выбирает, кто должен стать Тоа, и кто не должен, будучи уверенным, что этот Та-Маторан имеет сердце героя.
- Мы пойдем этим путем, - сказал Тоа Камня. – И тогда я покажу Брутаке, что чувствует мяч для кохли, когда его подбрасывают.
Гаран увернулся от способного контузить удара, разбившего соседний булыжник.
- Наша группа обнаружена, - сказал он. – Надо отойти назад.
Тоа Конгу пригнулся и повернулся на каменном грунте, взрыв обжег воздух прямо около него. Когда в него прицелились снова, он повернулся к Гарану и Велике:
- И что делать? Вернуться позже, когда он крепко-глубоко заснет? Но он же машина!
Гаран выглянул из-за камня. Нектанн, механический страж крепости Пирак немедленно заметил его и выстрелил. Гаран вовремя убрался с дороги.
- Я только подумал, что может, быть тревога за ваших пропавших друзей, Тоа Нува, не дает вам вдуматься в реальный кризис на острове.
- Если птицы Гукко забеспокоятся и решат полетать около ваших голов, вы можете никак не реагировать, - согласился Велика. – Но если они будут строить гнезда в ваших масках, придется что-то делать.
- Вы беспокоитесь о шести Тоа, - продолжил Гаран, пытаясь предугадать направление ударов. – Я должен защищать всех жителей этого острова.
- И я должен знать, что это счастливое-веселое дело, - огрызнулся Конгу. – Прежде всего мы найдем Тоа Нува. Потом мы освободим остальных Маторанов. Понятно?
- Я думал, Тоа всегда превыше всего ставят интересы Маторанов, - сказал Гаран.
- Я так и делаю, - ответил Конгу. – Просто жизнь других важнее небольших неприятностей. Послушайте, я понимаю, что вы хотите помочь своим друзьям. Но без Тоа Нува никто из моих друзей не смог бы выжить. Я обязан им.
Нупару уклонился от выстрела над головой, едва избежав удара второго нектанна:
- А вы двое не хотите перестать спорить и найти способ прекратить вот это?
- Ты Тоа Земли, - ответил Конгу. – Брось в них землей или еще чем-нибудь.
- Птица парит в небе, - пробормотал Велика. – Но если бы я был колоссом и был выше неба, было бы правильно сказать, что птица летает под землей?
Прежде чем Конгу смог спросить, что имел в виду По-Маторан, Гаран закричал на Нупару.
- Вниз! Спускайся! – сказал Маторан.
Нупару послушно снизился, включив по пути свою дрель. Сила оружия позволила просверлить дыру в грунте под ним. Нектанн безуспешно пробовал поразить летящего Тоа, но не мог рассчитать его скорость. Мгновением позже он исчез под землей.
- Что только что произошло? – спросил Конгу.
- Велика смотрит на вещи под необычным углом, - сказал Гаран. – Он предположил, что летающий Тоа Земли лучше выполнит эту задачу.
Взрыв потряс окрестности, за ним другой. Конгу взглянул над булыжником и увидел пламя, взлетевшее над обоими пораженными нектаннами. Одновременно едкий запах горящего металла наполнил воздух. Вызвавший это Нупару, улыбаясь, появился из горящих обломков мгновением позже.
- Броненосцы готовы, - сказал он. – Одни взорвался под другим. Должен сказать, что покончил с ними все-таки я сам.
Велика гордо улыбнулся и похлопал Тоа Нупару по руке. В этот момент они не были Тоа и Матораном, а просто двумя изобретателями, достигшими цели.
- Давайте перенесем поздравления на другое время, - сказал Гаран, показывая на еще дымящиеся обломки. Разбросанные куски начали двигаться друг к другу, как притягиваемые магнитом. Нупару внезапно вспомнил истории о Ваках Метру Нуи, которые сами собой вновь собирались после того, как бывали разрушены.
- Давайте окажемся внутри, прежде чем они закончат, - сказал он. – Второй раунд может пройти не так гладко.
Два Тоа и Два Маторана бросились к воротам. Рабочие, мастерившие дверь, сделали ее качественно, из камней толщиной в дюйм и с крепким замком. Нупару приготовил свою дрель. Конгу заметил это и мягко опустил оружие Тоа Земли:
- Слишком шумно. Дай мне, - сказал он.
Тоа Воздуха плавно поднял свой арбалет и выстрелил. Столб энергии пронзил замок, как если бы его не было. Массивная дверь повернулась, открываясь. Велика немедленно начал осматривать оружие Конгу, бормоча про себя что-то в изумлении. В конце концов Гаран должен был дернуть его назад.
Несмотря на то, что воздух здесь был теплым, внутренность крепости была мертвенно холодна. Группа молча двинулась по темному коридору, настораживаясь при каждом звуке или движении. Конгу при помощи своего арбалета открывал каждую запертую дверь, мимо которой они проходили, каждый раз надеясь, что за ней окажутся Тоа Нува. Но вместо этого они находили пустые комнаты, комнаты, заполненные каким-то оборудованием, и одну, в которой стены были покрыты грубо вырезанными словами, читавшимися как «Везок» и «Везон».
- Не понимаю смысла, - прошептал Тоа Нупару. – Везок это Пирака… а Везон – Маторанское слово, означающее «двойник». Не вижу связи.
Все рефлекторно повернулись к Велике. Но По-Маторан только пожал плечами.
Группа осмотрела еще несколько пустых комнат, прежде чем в конце концов достигла одной, которая, похоже, недавно использовалась. Огромная, заполненная от пола до потолка предметами, как знакомыми так и странными, она, кажется, служила как для хранения добычи, так и как тренировочный зал. В углу с потолка свисала клетка. В другом была куча артефактов неизвестного назначения, возможно, награбленных на других островах во время прошлых подвигов Пирак. Центр комнаты занимали два механизма, похоже, сделанные чтобы научить пользователей ездить на диких животных. Их цель частично объяснилась, когда Конгу нашел резьбу, изображающую Пираку, который ехал верхом на чем-то похожем на огромного Таторака из историй Тураги Вакамы.
- Рад, что на встречался с таким, - проворчал Тоа Воздуха.
- Конгу! – воскликнул Тоа Нупару. – Над тобой!
Гаран и Велика стоявшие рядом с Тоа Земли, посмотрели на стену. Длинная тень не давала Конгу возможности видеть, что вызвало такую их реакцию, прежде чем он не подошел поближе. Потом он захотел, чтобы он никогда этого не видел.
Прибитые большими ржавыми гвоздями, на стене висели маски шестерых Тоа Нува. Причина, по которой они были здесь выставлены, не вызывала сомнений: это были завоеванные трофеи.
- Мата Нуи, сохрани нас, - прошептал Нупару.
-Может быть, уже слишком поздно, - ответил Конгу потрясенным голосом. – Я не знаю, что это значит – просто ли их свалили вниз-на землю, или убили – но я знаю, что они должны быть отомщены.
- Мы…мы возьмем их с собой?
Конгу покачал головой:
- Сейчас у нас нет возможности забрать их, и нет сувы, чтобы их починить. В битве нам нужно иметь развязанные руки, Нупару, особенно сейчас. Здесь они будут даже целее. Поверь мне, Пираки не получат шансов дотронуться до этих масок еще раз.
Два Тоа и два Маторана покинули комнату. Над группой повисло молчание, как когда-то паутина Висораков над Метру Нуи. Все это время Нупару и Конгу лелеяли надежду, что они должны просто найти Тоа Нува, и тогда все пойдет нормально. Теперь они столкнулись с более чем реальной возможностью того, что больше нет никаких Тоа Нува, которых надо искать.
Они продолжили исследование крепости, теперь более настойчиво. Если их герои и пропали, здесь должны оставаться злодеи, которых надо найти и наказать. Но они находили только пустые комнаты, пока в конце концов не оказались в огромной центральной комнате, занятой огромным чаном с зеленовато-черным вирусом. Гаран вздрогнул, вспомнив недавнее поражение Тоа Нува и Маторанского сопротивления в этой самой комнате.
- Это вещество – это то, что Пираки использовали для порабощения моего народа, - сказал Гаран. – Им нельзя больше позволять делать это ни с кем. Мы должны уничтожить вирус.
- А вот это может оказаться ужасной ошибкой, - прошипел голос позади них.
Тоа и Матораны резко обернулись и увидели Зактана, остальных Пирак и Брутаку, стоящих в дверном проеме.
- Не думаю, что сумею создать его снова, - продолжил Зактан. – И тогда я потеряю шанс поставить вас и ваших спутников Тоа на колени перед Пираками. Это было бы подходящим последним воспоминанием о Войя Нуи.
- Последним, говоришь? – сказал Конгу, приготавливая арбалет. – Если ты планируешь быстро убраться отсюда, мы будем рады помочь тебе отправиться на прогулку.
- Уходя с этого несчастного острова, мы пройдем по вашим телам, - прорычал Брутака.
- С Маской Жизни в руках, - добавил Хаканн. Он обменялся быстрым взглядом с Аваком, Рейдаком и Током, каждый из которых едва заметно кивнул в ответ.
- Остался единственный вопрос: как нам лучше прервать ваши ничтожные жизни? – спросил Зактан, а протодиты, составлявшие его тело, подняли отвратительный гул. – За эти столетия мы убивали Тоа столькими различными методами, а я не люблю повторяться.
Дальнейшая дискуссия была прервана мощным взрывом, сверкнувшим на западной каменной стене. Тоа Конгу взглянул туда как раз вовремя, чтобы увидеть мощный столб пламени, сопровождавшийся ледяным шаром размером с гору. Удар был так силен, что кристаллический чан мог бы опрокинуться и разбиться вдребезги, если бы Брутака не бросился под него и не спас.
Четыре мощные фигуры появились в облаке дыма и пыли. Тоа Джаллер, Тоа Хали, Тоа Хьюки и Тоа Маторо изучали сцену с мрачной решимостью и едва прикрытым гневом.
- Два варианта, - сказал Джаллер. – Первый: вы можете покинуть остров сейчас – встаете, выходите и исчезаете с наших глаз – и будете жить еще долго, если не протухнете. – Тоа Огня улыбнулся. – Второй вариант: станете кормом рыб Макута.
Тоа Нупару и Тоа Конгу подошли к своим товарищам. Все шестеро обнажили оружие и призвали свои элементарные силы, готовясь к битве.
- Я дал вам время чтобы сдаться, - сказал Тоа Огня. – Все, время кончилось. Давайте сделаем то, зачем пришли сюда, друзья. Уничтожим их!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ   Сб Фев 27, 2010 12:30 am

Глава 6
По мнению Далу, это выглядело так, как будто вся энергия хаоса была выпущена на волю в центральной комнате крепости.
Повсюду летали потоки элементарных сил, пересекаемые смертоносными лучами из глаз Пирак. Смертельные враги схватились в тени, одна сторона жадно сражалась за силу, другая – за судьбу всего мира. Это выглядело как неконтролируемая яростная битва, но Га-Маторанка знала, что у Джаллера и Хьюки был план, и они его выполняли.
Первоочередной целью было изолировать Брутаку, и это была задача Тоа Хьюки. Используя свою элементарную силу, Хьюки воздвигал каменные барьеры вокруг Брутаки. Мощное существо быстро разбивало каждый барьер, который тут же сменялся другим.
- Я могу заниматься этим весь день, - крикнул Хьюки. – А ты?
- Ты думаешь остановить меня камешками? – прорычал в ответ Брутака. – Я могу вырвать с корнем гору, Тоа. Я могу создать торнадо или страшное землетрясение. Когда ты еще только выполнял свою ежедневную Маторанскую работу, я и другие, такие как я, совместно владели миром. Ты действительно думаешь, что твоей крошечной силы достаточно, чтобы угрожать члену Ордена Мата Нуи?
Эта новость потрясла Хьюки до глубины души. Как мог этот монстр, этот потенциальный убийца Тоа, иметь какое-то отношение к Великому Духу Мата Нуи? Нет, он лжет. Брутака рассчитывает смутить Хьюки, чтобы легче было его атаковать.
- Этим ты меня не поразишь, - сказал Тоа Камня. – Почему бы вместо этого не поразиться тебе?
Сила Хьюки раскола каменный пол крепости и камни, лежащие под ним. Не ожидавший этого Брутака свалился в трещину. После этого Хьюки выдернул камни из стен и потолка, высыпав их водопадом поверх Брутаки и надежно заделав щель.
- Поешь камней, - сказал Тоа Камня.

Нупару увернулся от удара трех лезвий оружия Зактана.
- А в чем смысл? – спросил Тоа Земли.
- Смысл чего? – проворчал Пирака.
- Всего этого разрушения… порабощения Маторанов… всего этого. Зачем заставлять их вычерпывать вулкан, когда вы, Пираки, намного быстрее можете сделать это сами?
Зактан ухмыльнулся:
- Мы не любим пачкать руки.
- Тогда вот это тебе не понравится, - сказал Нупару. Он использовал свою элементарную силу, втянул почву из трещины в полу крепости, и собрал ее в ком. Он швырнул его в Зактана, но когда облако пыли осело на землю, Пирака в изумрудных доспехах стоял невредимый.
- Ты дурак, - выругался Зактан. – Моя сила позволяет мне рассредоточивать вещество, из которого я состою, и каждая крупица земли проходит насквозь, не касаясь меня. Досадно, если ты не умеешь делать того же самого, Тоа – тогда тебе сейчас будет больно.
При этих словах микроскопические протодиты, составляющие тело Зактана, двинулись в сторону. Вскоре целой оставалась только его голова, а остальная часть трансформировалась в тошнотворное зеленое облако, двинувшееся к Нупару.
- Скажи-ка мне, Тоа, - вкрадчиво сказал Зактан. – Как долго, ты думаешь, ты выдержишь, прежде чем сойдешь с ума в моих объятиях?
- О, я уже давно сошел с ума, - ответил Нупару. – Спроси кого угодно. В конце концов, иначе разве я бы сделал это?
Обратившись к своей маске Канои Полета, Нупару взмыл в воздух точно над Зактаном. Прежде, чем тот направил на него свой рой, Тоа Земли завертелся в воздухе, крутя свое тело все быстрее и быстрее, пока не стал похож на размытое пятно. Сила созданного циклона потянула протодитов за собой и направила к потолку комнаты.
- Я на самом деле не так уж хорошо летаю, - сказал Нупару. Он заставил Зактана удариться о стену. – Я довольно слабо разбираюсь в приземлениях, так что может быть придется просто дать тебе упасть.
Ответом Зактана был вылетевший из глаз лазерный луч, обжегший плечо доспехов Нупару, и повредивший мышцы внутри. Нупару вскрикнул от боли и ускорился, вылетев через разрушенную стену и взлетев над островом. Когда он долетел до берега, он начал резко опускаться по направлению к бухте Войя Нуи.
- Скажи что-нибудь, Пирака, - сказал он. – Хорошо ли ты плаваешь?

Тоа Конгу попал в уникальную ситуацию. Он должен был держать рот закрытым.
Он не сделал и двух шагов, когда сила Авака создала совершенную тюрьму, поместив его внутрь чего-то похожего на огромную сферу замор. Конгу едва успел глотнуть полный рот воздуха, прежде чем сфера превратилась в вакуумную камеру. Теперь, сколько бы ни создавал Конгу воздуха, используя свою элементарную силу, сфера поглощала его. Открыть же рот значило немедленно умереть.
- Я надеялся на огненного или ледяного Тоа, - сказал Авак. – Их запереть намного проще. Но попался ты. Сделаешь глубокий вдох, и с тобой покончено, Тоа.
Тоа Конгу рассчитал, что жить ему осталось примерно четыре секунды. Достаточно близко не было ни одного Тоа, способного ему помочь, а Матораны уже ушли на свое особое задание. К счастью, благодаря Маторанам, Тоа Иника знали о Пираках гораздо больше, чем Пираки знали о них.
А ты все-таки неправильно выбрал Тоа, - подумал Конгу, включая силу Маски Телепатии. Установив контакт с мыслями Авака, Конгу мысленно послал в голову Пираке визг и пронзительные крики. Авак вздрогнул от какофонии, разрушающей его сосредоточенность. Он покачнулся, опустился на колени, и тюрьма Конгу испарилась одновременно с его концентрацией.
Конгу открыл рот, чтобы вдохнуть. Потом он шагнул к Аваку, схватил Пираку за шею и подтащил к своим ногам:
- Ты хотел использовать недостаток воздух. Давай теперь попробуем избыток.
Сказав так, Конгу окружил Авака своей элементарной силой. Сначала медленно, потом быстрее, давление воздуха вокруг испуганного Пираки начало увеличиваться. Это быстро повышающееся за пределами Авака давление не могло компенсироваться внутренним давлением в теле Авака. Когда выдерживать больше стало невозможно, Конгу прекратил воздействие и Авак упал.
- Ты прав, в следующий раз попробуй пристать к огненному или ледяному Тоа-герою, - сказал Тоа Воздуха. – Там давление будет поменьше.

Хаканн оглядывал комнату с растущим беспокойством. Авак и Зактан упали или исчезли, а остальные Пираки были в лучшем случае блокированы своими противниками. Что хуже всего, Брутака еще не вылез из своей временной могилы, а если он не сможет этого сделать, особая сфера замор, которая была у Хаканна, оказывалась бесполезной.
Это было не легко, но он сумел создать сферу, содержащую небольшую часть силы Везока. Нужно было просто иметь достаточный запас времени, чтобы довести до конца то, что надо было Хаканну, только бы найти свою мишень. Конечно, он не собирался делиться полученным с кем-то еще.
На этом острове может быть только одно высшее существо, - говорил он сам себе. – И именно я создан для этой роли.

Тоа Джаллер обнаружил в тени Хаканна, без сомнения, планировавшего сбежать. Но он не собирался позволить ему этого. Пираки должны быть побеждены прямо здесь, а после этого им придется сказать, что проиошло с Тоа Нува. Хьюки объединился с ним, сражаясь с Рейдаком, когда Джаллер подал ему сигнал, что собирается заняться Хаканном.
- Бросай свое оружие, - крикнул Тоа Огня Пираке в малиновых доспехах. – Не заставляй меня ранить тебя.
- Ты меня ранишь? – захохотал Хаканн. – И никто тебя не остановит? Признайся, Тоа, ничего не хочется тебе больше, чем немедленно стереть эту улыбку моего лица. Ты хочешь стоять на наших телах как герой-завоеватель. Если снять с тебя маску и убрать эту очень благородную позу, ты окажешься не лучше нас.
Джаллер почувствовал, что в нем поднимается гнев. Его пламя хотело вырваться наружу и заставить Хаканна заплатить за его преступления, но Джаллер держал его под контролем.
- Я ни в чем не похож на тебя. Мы сражаемся за спасение мира и живущих в нем Маторанов. А за что сражаешься ты?
Хаканн медленно продвигался вокруг Джаллера, пока не оказался прямо напротив того места, где был похоронен Брутака:
- Да, Тоа всегда сражаются за маленьких Маторанов, не так ли? А когда вы побеждаете, они все аплодируют вам, и прославляют ваши имена, и строят статуи в вашу честь. Вы говорите, что сражаетесь за правду и справедливость, но на самом деле вы делаете это, чтобы вам поклонялись как героям. И в этом все различие между нами, Тоа – не важно, что там думают Матораны. Не важно, что думает Великий Дух Мата Нуи. Не важно, что кто-нибудь думает, и вот поэтому то я всегда буду свободен, а ты всегда будешь бороться с кем-нибудь.
Слова Пираки заставили Джаллера заколебаться. Как бы ему не хотелось отвергнуть это, Хаканн был неприятно близок к истине. В конце концов, еще до того как Тоа прибыли на остров Мата Нуи, Джаллер и его товарищи Матораны строили их статуи и слушали и пересказывали легенды о них. Когда они прибыли, Матораны обходились с ними как с героями, может быть, даже большими, чем они были. На них смотрели как на тех, кто никогда не ошибается, никогда не знает сомнений и никогда не проигрывает сражений. И Таху и другие начали рассматривать себя так же, что, вероятно, было не очень хорошо.
Относится ли это ко всем? – хотелось знать Джаллеру. – Думает ли кто-то из нас о том, как нас встретят в Метру Нуи если мы вернемся обратно победителями, тогда когда мы должны сосредоточиться на своей миссии?
- Где-нибудь есть Тоа сражающиеся и умирающие прямо сейчас, и когда они исчезнут, никто даже не вспомнит их имена, - продолжил Хаканн. – Сколько Маторанов, ты думаешь, помнит имена Тоа, которые погибли в войне с Темными Охотниками? Но они помнят Макуту, и Нидики, и Рудаку. Хороших забывают, злодеев – никогда.
- К чему ты это говоришь? – сказал Джаллер
- Я даю тебе шанс, - сказал Хаканн. – Ты можешь сразиться с нами, и, может быть, даже и победишь…и потом будешь делать это снова в следующем месяце и в следующем году, будут какие-то другие враги… и еще, и еще, до тех пор пока ты не станешь слишком старым и не устанешь от битв, и какой-нибудь Раи разорвет тебя на куски. Такова будет твоя жизнь. Или ты можешь присоединиться к нам, и войти в легенды Маторанов, которые будут повторять каждый раз, как наступит темная ночь.
Когда Джаллер ответил, в его голосе звучало отвращение:
- Я хочу сберечь мир, Пирака. И лучше бы ты закрыл рот.
Глаза Хаканна устремились влево. Он заметил, что куча обломков сдвинулась, потому что Брутака прокапывал путь наружу. Мгновением позже его голова и плечи показались из дыры между камнями. Через несколько секунд он должен был освободиться. Настало время действовать.
- Плохо, Тоа. Предложение присоединиться к нам действовало только ограниченное время – и твое время истекло, - сказал Пирака.
В этот момент Джаллер заметил, что Хаканн прицеливается из своего метателя замор, не в него или других Тоа, а в Брутаку. Из его оружия вылетела золотая сфера, сверкающая нездоровым светом. Что-то щелкнуло в его мыслях, и он неожиданно понял, что собирается сделать Хаканн.
-Нет! – закричал Джаллер, бросаясь вперед.
Находившийся по соседству Ток услышал крик Джаллера, увидел, что Хаканн прицелился, и понял, что надо двигаться. Он внезапно бросился на Маторо, швырнув Тоа Льда на землю. Потом он на полной скорости бросился к Хаканну, в последний момент прыгнув и схватив за доспехи малинового Пираку…

Все произошло слишком быстро. Все произошло слишком медленно. Удивительно, но оба утверждения были правдой.
Хаканн выстрелил сферой Замор как раз в тот момент, когда Ток столкнулся с ним, а Джаллер тщетно пытался вмешаться. Брутака не заметил летящей к нему сферы. Она ударила его в бок, дематериализовалась и прошла внутрь него. Секундой позже колени Брутаки подогнулись, как будто его ударили сзади. Столб черного свечения оторвался от Брутаки, ударил Хаканна, и через его тело энергия прошла к Току.
Хаканн захохотал. Ток отступил и схватился за стену, чтобы не упасть. Брутака осел и свалился на пол, на вид мертвый.
Тоа Джаллер остановился. Хаканн просто светился грубой силой. Ухмыльнувшись, Пирака легко схватил Тоа Огня и послал Джаллера в полет вдоль всей комнаты. Он ударился о каменную стену и мир вокруг него потемнел.
- Я сделал это! – воскликнул Хаканн. Все в комнате, Пираки и Тоа, прекратили сражаться, чтобы взглянуть, что произошло. Ток восстановил равновесие и теперь стоял позади красного Пираки.
- Мы сделали это, - сказал Ток, свирепо взглянув на Хаканна. – Ты хотел украсть всю силу для себя самого. Если бы я не заметил этого…
- Но ты заметил, - сказал Хаканн. – И теперь у нас достаточно силы, чтобы делать на этом острове все, что захотим. Потом мы истребим Тоа, Темных Охотников, да, и даже само Братство Макуты!
Ток мог ощущать, как сильно выросла его природная энергия. Используя лишь небольшую часть своей новой мощности, он заставил крепость Пирак ожить. Стены превратились в руки, потянувшиеся и схватившие Тоа и Пирак. Пол образовал каменные кандалы, сковавшие их ноги. Здание, казалось, смеялось, зажимая заключенных в тиски.
Еще одно использование энергии, и огромный камень поднялся с пола, подняв Хаканна и Тока в воздух. Хаканн с высоты оглядел поле битвы и ухмыльнулся.
- Старые должны уступить место молодым! – провозгласил он. – Теперь, когда сила Брутаки наша, мы стали новыми повелителями мира. Теперь все что осталось – это найти Маску Жизни.
- Предатель! – закричал Авак. – Ты думаешь, мы дадим вам двоим уйти с ней отсюда? Ты думаешь, мы не найдем способ отомстить, даже если для этого придется преследовать вас до самого края мира?
- Тоа тоже встанут против вас, Хаканн, - воскликнула Тоа Хали. – Пока мы живы, вы никогда не получите эту маску!
Хаканн пожал плечами. Небрежно, как если бы имел дело с насекомыми, он выпустил ментальный заряд, расколовший мысли всех, кто находился под ним. Тоа и Пираки одинаково закричали, как если бы это было начало невыносимой агонии.
- Тогда вы будете живы недолго, - сказал малиновый Пирака.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ   Сб Фев 27, 2010 12:31 am

Глава 7
Гаран и его товарищи-Матораны осторожно двигались по темному коридору крепости Пирак. Тоа Иника наверняка сейчас занимали внимание Пирак, но был также шанс наткнуться в важном месте на автоматического нектанна. Гаран держал оружие наготове, просто на всякий случай.
Их миссия была жизненно важна: найти Тоа Нува, вернуть им их маски, и привести их к месту битвы. Из всех Тоа только Маторо мог бы быстрее найти их, но когда он был в форме духа, Тоа Нува не могли видеть и слышать его. Гаран не сомневался, что Джаллер частично просто хотел удалить Маторанов оттуда, где им могли причинить вред, но знал также и то, что присутствие Тоа Нува может сыграть решающую роль в битве.
- Мне это не нравится, - сказала Далу. – Мы должны вернуться обратно, где сражаются за наш народ.
- Однажды жили две маленькие лавовые крысы, которые хотели пересечь огромную расщелину, - ответил Велика. – Одна из них все дни и все ночи они приносила маленькие веточки и камушки к пропасти и бросала их туда. Она надеялся когда-нибудь засыпать пропасть. Другая, более мудрая, бродила по пустыни, пока не повстречала Киканало. Она понравилась Киканало, и он использовал свою огромную силу чтобы свалить дерево, сделав мост через расщелину, по которому смогли пройти крысы.
- Эх, - сказал Пирук. – Что он говорит?
- Добрый старый Велика! – прокомментировал Кази. – Никогда не скажет два слова, если можно использовать 127.
- Тише! – резко сказал Гаран. – Я кое-что нашел.
Он нажимал на толстую железную дверь, пытаясь открыть ее. Скрип петель прозвучал как гром в темном коридоре. Внутри не было Тоа Нува, только разбросанные таблички. Одна привлекла особенное внимание Гарана. Это была карта Войя Нуи, но не острова , как сейчас, а такого каким он был тысячу лет назад. Первоначально Войя Нуи имел овальную форму с большой процветающей деревней не месте, где теперь был залив. Столетия назад земля, на которой располагалась деревня, откололась и погрузилась в море, унеся деревню и населявших ее Маторанов на дно.
- Здесь написаны истории. – сказал Ону-Маторан. – Но намного более старые, чем те, которые мы знаем. Пираки, должно быть, принесли их с собой.
- Как? - спросил Балта. – Как они могли узнать что-то о Войя Нуи?
- Кто-то, должно быть, очень интересовался этим местом… или знал кого-то, кто им интересовался, - ответил Гаран. – Они изучили все эти материалы, и… - его голос прервался.
- Что? – спросила Далу.
- Эта резьба… но это бред, - сказал Гаран. – Если верить ей, деревня все еще существует! Она скрыта под волнами, но каким то образом наши братья и сестры Матораны сумели остаться в живых.
- Тогда почему они не вернулись? – спросил Балта. – Почему они не подали никакого знака?
- Я не знаю, - ответил Гаран. – Но когда остров будет свободен от Пирак, будьте уверены, мы отправимся на поиски.
Нупару пролез в дыру в том, что когда-то было стеной комнаты. Он нес на плечах глиняный кокон, содержащий полубессознательного Зактана. Шок от удара о воду вывел лидера Пирак из игры, но собрать и принести массу из миллионов протодитов оказалось проблемой. Поэтому Нупару просто упаковал его в землю, уверенный, что она достаточно пористая для того, чтобы Зактан мог дышать.
Он ожидал, что битва так или иначе закончилась. Но он не был готов к виду полумертвого Брутаки и лишенных свободы Тоа и Пирак. Бросив кокон на землю, он бросился освобождать Джаллера.
- Что случилось?
- Самое важное – вот это, - ответил Джаллер. Он шагнул туда, где лежал Брутака и резко спросил:
- Ты сказал им или нет?
Брутака ничего не ответил.
- Ты знаешь, где находится Маска Жизни. После того, как Хаканн и Ток украли твою силу, они предоставили тебе выбор, так ведь? Скажи им, где маска, или умри?
- Джаллер, это бессмысленно, - сказала Хали. – Он же был без сознания от ментального удара Хаканна, как и все мы.
- Так ли? Конгу, используй свою маску и прочитай его мысли.
Тоа Конгу включил силу своей Маски Телепатии и попробовал исследовать мысли Брутаки. Через несколько секунд он покачал головой и отказался от этой попытки:
- Его мысли закрыты щитом.
- Точно. Из того, что мне говорили Хьюки и Балта, я понял, что Аксонн и Брутака были посланы на остров для защиты маски. Имея в голове такой важный секрет, ясно, что они должны иметь защиту от телепатии и ментальной атаки. Ничто не может заставить их открыть нам свои мысли – кроме трусости.
- Или необходимости. – Эти слова произнес Аксонн, стоящий среди осколков стены.
Тоа Джаллер повернулся лицом к вновь прибывшему:
- Кто ты? Что ты?
- Довольно того, что ты можешь быть уверен, что я на вашей стороне, Тоа, - сказал Аксонн. – И, я думаю, кто я – менее важно чем то, что я знаю.
- Хаканн и Ток на пути за маской, - сказал Джаллер. – Нам надо знать, где она, чтобы мы могли остановить их.
- Я остановлю их, - сказал Аксонн, поворачиваясь.
Джаллер ошеломил всех в комнате, грубо схватив Аксонна и повернув его обратно:
- У нас нет времени на это! Я не знаю, насколько ты силен, но мы не можем сделать спасение мира зависящим только от одного существа. К хорошему или плохому, но мы Тоа, Аксонн – скажи нам, где наши враги, и дай нам делать нашу работу.
Аксонн переводил взгляд со своего бывшего друга, Брутаки, на Тоа. Он не хотел признавать этого, но Джаллер был прав. Цена была слишком высока, чтобы выбор мог определяться полученными предписаниями и гордостью:
- Пошли со мной, туда где Пираки не смогут услышать, и я скажу тебе все, что знаю.
- Подождите! – крикнул Авак, все еще связанный созданием Тока. – Мы пригодимся вам!
- Ну да, - сказал Конгу. – Как нам пригодится вторая надоедливая тень.
- Может быть, ты бы не говорил так много, Тоа, если бы твоя маска заткнула твой рот, - прорычал Рейдак.
- Вы знаете, и мы знаем: единственный способ остановить Хаканна и Тока – это возвратить то, что они забрали, Брутаке, - продолжил Авак. – И только мы знаем, как это сделать. Мы сделаем сферу замор и обратим процесс, но только если мы пойдем с вами.
Хьюки улыбнулся:
- Мы могли бы найти другой способ получить от вас информацию.
Авак рассмеялся:
- Даже если бы вы могли это – а вы не можете, Тоа, вы и «герои» вроде вас – у вас нет на это времени.
- Он прав, - сказала Хали. – Мы не можем. И, Хьюки, мы не можем стать хуже, чем враги, в которыми мы сражаемся.
В конце концов было принято неприятное решение. Четыре Пираки были освобождены, на условиях, что они создают сферу замор, способную вернуть то, что забрали у Брутаки. Пока они ее делали, Аксонн исследовал пустые сферы, как если бы это были самые обворожительные вещи, которые он когда-либо видел.
Тоа Конгу, со своей стороны, приблизился к цистерне, содержащей использовавшийся для порабощения Маторанов вирус. В этом веществе наблюдалось что-то похожее на вихри и токи, двигающиеся внутри кристалла. Га-Матораны назвали бы это «волнующимся морем».
Он протянул защищенную доспехами руку и дотронулся до стекла. Без всякого сознательного побуждения с его стороны, Маска Телепатии активизировалась, посылая в чан потоки мыслей. Конгу отпрыгнул назад, как отброшенный электрическим ударом.
Несколько минут Конгу стоял, как замороженный, и просто изумленно смотрел на чан. Ему нужно было время на обдумывание того, что он только что испытал благодаря силе маски.
То что находится внутри этого кристалла… внутри сфер замор, которые использовали Пираки… оно живое, - понял он.
Живое… и злое.

Аксонн вручил Тоа Джаллеру странно светящуюся сферу замор:
- Она может понадобиться тебе.
- Для чего?
- Джаллер, Маска Жизни – не просто еще одна Канои. Она очень мощная… в неправильных руках разрушительная… и она тоже нуждается в защите, - ответил Аксонн. – Много лет назад, почти на заре жизни, мой народ спрятал эту маску, и поместил рядом с ней стражей.
- Тебя и Брутаку, - сказал Джаллер, кивнув.
Аксонн грустно улыбнулся:
- О, если бы только нас, не было бы никакой опасности. Нет, те кто защищает Маску Жизни, бесконечно хуже – это существа, стоящие над добром и злом, которые существуют только для одной цели: сохранить маску от недостойных. Даже мне, одному из тех, кому поручено защищать эту первичную Канои, не удастся взять ее в руки, не победив вначале их.
- Так если мы их победим – если мы докажем сами себе, что достойны этого – мы сможем получить Маску Жизни, - сказал Джаллер. – А если мы недостойны?
- Они убьют вас, - ответил Аксонн.
Джаллер взглянул направо и увидел, что Зактан передает сферу замор Тоа Хьюки. Теоретически, эта сфера должна была обратить действие сферы Хаканна и вернуть Брутаке украденную силу. И тогда нам придется иметь дело просто с шестью вероломными Пираками, - подумал он.
- Похоже, мы готовы двигаться, - сказал Тоа Огня. – Ты пойдешь с нами?
- Нет, - ответил Аксонн. – Я останусь здесь.
- Понятно. Как резерв, на случай, если мы потерпим неудачу?
Аксонн покачал головой и посмотрел на Брутаку, все еще полубесчувственным лежащим на полу:
– Нет, Тоа. Как раз на случай, если вы достигнете цели.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ   Сб Фев 27, 2010 12:32 am

Глава 8
Мне надо было сделать это много лет назад, - счастливо подумал Хаканн. – Какая сила! Не могу понять, почему, имея внутри себя такую энергию, Брутака оставался на этом ничтожном кусочке земли.
Маленький лазящий Раи суетился на дереве над ним. У Хаканна возникла случайная мысль, он послал в создание ментальный удар и испепелил его мозг. Он свалился с дерева и упал мертвым к ногам Пираки.
Жизнь хороша, - сказал Хаканн сам себе. – Но для некоторых созданий лучше противоположное.
Мысли идущего позади него Тока не были такими веселыми. Да, он наслаждался возросшей силой и даже забавлялся идей оживить гору, просто чтобы увидеть, на что это будет похоже. Но он также знал, что не может повернуться спиной к Хаканну ни на секунду. Его «союзник» с удовольствием нападет на него, или как-нибудь украдет всю силу для себя одного, дай ему хоть полшанса.
Поэтому, может быть, надо сделать это первым. Он обдумал эту идею. Конечно, Хаканн может быть ему нужен, чтобы помочь овладеть Маской Жизни, но когда она будет у них, один из них, так или иначе, должен будет уйти. А если это так, это должен быть Хаканн, и с таким же успехом он может сделать это сейчас, - решил Ток.
Сейчас было идеальное время для этого. Хаканн повернулся к нему спиной и был поглощен собственными мыслями. Току нужно было только оживить каменный пласт и…
Метатель лавы в руке Хаканна неожиданно повернулся назад и выстрелил. Массивный шар магмы ударил Тока, бросив его в направлении деревьев. Странный лес загорелся, пламя охватило столетние деревья. Пораженный Ток увидел сквозь дым и пламя направляющегося к нему Хаканна.
- Ток, ты жалкий ничтожный интриган, - сказал Хаканн. – Ты не смог победить меня, когда я был простым Темным Охотником. У тебя не хватило смелости попытаться это сделать, когда я был Пиракой. И теперь ты думаешь, что сможешь свалить меня, когда в моем распоряжении столько силы?
Ток не захотел тратить силы на ответ. Место этого, он направил свою силу на деревья, на камни – даже на само пламя. Все эти предметы по его приказу направили свою ярость на Хаканна. Столкнувшись с неожиданностью, Пирака в малиновых доспехах отступил, давая Току время встать на ноги и выбраться из пламени.
- Этот остров мой, - крикнул Ток. – Весь! И если я натравлю на тебя деревья, камни и огонь, ты не сможешь достаточно сконцентрироваться, чтобы использовать свои ментальные удары, Хаканн. Подумай об этом – ты здесь, почти у самой Маски Жизни, но ты можешь никогда ее не увидеть.
В словах Тока была правда, хотя Хаканн и отказывался принять ее. Он безрассудно направил еще один ментальный удар на атаковавших его оживленных созданий. Но деревья, камни и пламя не имели мыслей, которые он мог бы поразить. Они были живыми только потому, что Ток заставил их ожить.
Заставил их… и контролирует их, - подумал Хаканн. – И не сможет контролировать то, чего не видит.
Направив свой метатель лавы в землю, Хаканн выпустил три гигантских заряда магмы. Результатом был огненный шторм, охвативший лес и надежно скрывший Хаканна от взгляда Тока. Атака на Хаканна немедленно прекратилась, и создания Тока возвратились в неживое состояние.
Теперь оба Пираки находились в движении, каждый старался сквозь пламя разглядеть другого. Оба перестали хвастаться и угрожать. Это был неподходящий момент, чтобы, заговорив, выдавать свое местоположение.
Потом Ток воспользовался ошибкой противника. Он заметил Хаканна, пробирающегося на более выгодную позицию на твердом грунте. Оттуда он мог бы выстрелить из своего метателя сфер замор, и сделать Тока рабом.
Ток внимательно следил за Хаканном и в подходящий момент поразил противника лучами из своих глаз. В тот же момент мир вокруг Хаканна пришел в сумасшедшее вращение, так как дезориентирующее зрение Тока лишило его чувства равновесия. Он не мог использовать ни свое оружие, ни свои способности, потому что не мог прицелиться. Просто попытавшись сделать шаг вперед, он упал лицом вниз на землю.
Ток расхохотался при этом зрелище. Усевшись верхом на упавшего Пираку, он сказал:
- Ну вот, ты просто предмет, валяющийся в пыли. А как знать? Может быть, еще несколько таких ударов – и эффект станет постоянным.
Хаканн зарычал от разочарования. Быть так близко от Тока, и не иметь возможности ничего сделать. Ментальные удары, метатель лавы, тепловые лучи, все бесполезно, все…
Хаканн остановился. Он улыбнулся – что не так легко сделать, лежа лицом в пыли. Это был шанс, может быть слабый, но если этот план сработает, он, вероятно, избежит смерти. Если мне хоть немного повезет, Ток умрет первым, - подумал Хаканн.
Хаканн использовал силу своего теплового зрения. Он направил два луча из своих глаз в землю, заставляя их проникнуть через почву и камни. Мысленным взглядом он увидел, как жгучие тепловые лучи расплавляют все на своем пути, прежде чем они достигли цели, которую он надеялся поразить внизу.
Потом время ждать и надеяться истекло, катастрофический взрыв разорвал землю на куски, и оба Пираки взлетели в воздух. Из них двоих только Хаканн при этом улыбался.

Тоа Джаллер заметил на некотором расстоянии пламя, сопровождавшееся мощным взрывом:
- Ну, по крайней мере их не так трудно выследить.
Нупару поднялся в небо и пролетел над разрушенной областью. Он не увидел в дыму и пыли ни одного Пираки, но знал, что нечего особо надеяться на то, что они погибли. Он вернулся обратно и приземлился позади Джаллера и Хали.
- Я удивлен, что этого не произошло раньше, - сказал Тоа Земли. – Пирака с тепловым зрением на вулканическом острове – все равно, что на баллоне с газом. Один взгляд не в ту сторону и буум.
Тоа Конгу бросился вперед:
- Они оба живы, но немного оглушены. Надо нанести удар сейчас!
Джаллер повернулся к остальным:
- Пойдемте. Конгу, ты с Нупару; Хали – с Хьюки; Маторо – со мной; а Пираки…
- Мы посмотрим сами, - грубо закончил Зактан. – Мы согласились помочь вам по своим собственным соображениям. Мы не собираемся исполнять твои приказы, Тоа.
- Может быть, ты хочешь еще поплавать? – спросил Нупару, улыбаясь.
Ответом Зактана было рычание и свирепый взгляд. Потом он и другие Пираки ушли с дороги, исчезнув за камнями.
- Может, нам не следует позволять им уходить? – спросила Хали.
- Они могут выбрать другой путь, но все равно придут в то же место, что и мы, - ответил Джаллер. – Прямо в огонь.
Даже несмотря на силу Брутаки, добавившуюся к его собственной, Хаканн чувствовал боль. Не удивительно, учитывая, что от взрыва испарился большой кусок леса и возник огненный шар, который можно было видеть с любого места острова. Удивительно, что он вообще уцелел, и было бы чудом, если бы уцелел и Ток. Хорошо, что Пираки не верят в чудеса, - подумал он.
Кроме вероятного убийства Тока, взрыв сделал еще одно хорошее дело: он разрушил маскирующую каменную стену, закрывавшую вход на длинную спиральную лестницу, ведущую вниз под остров. Он вспомнил слова Брутаки.
- Лестница… древняя и кажущаяся бесконечной, - сказал Брутака, когда два Пираки были над ним. – Она ведет вниз, вниз под вулкан и озеро лавы, и это путь в Комнату Маски. Но вы не получите ее так сразу… стражи Маски Жизни разотрут вас на атомы и рассеют их по лаве.
На этом воспоминания Хаканна прервались. Он сделал несколько шагов по направлению к лестнице, и остановился.
- Ух ты, а мне почти стыдно, что я оставил других Пирак позади, - сказал он сам себе. – Зактан и остальные могли бы пойти первыми – если там растирают на атомы, пусть бы это лучше случилось с ними.
- Всегда думаешь о других, а? – сказал Зактан.
Хаканн быстро обернулся и увидел собравшихся позади него четырех Пирак, держащих оружие наготове. Они выглядели такими свирепыми, и еще их сила была настолько незначительна по сравнению с его, что он с трудом не рассмеялся.
- Удивлен вашим появлением, - сказал он. – Надеюсь, вы остановились убить этих надоедливых Тоа, прежде чем ушли из крепости. Маски и мораль – скучная комбинация.
Авак напал первым. Используя свою способность создавать живую тюрьму, он создал вокруг Хаканна ледяную клетку. Потом он сильно ударил по барьеру, заставив тот вибрировать и громко гудеть. Звуки должны были отвлекать заключенного и не давать ему использовать ментальные удары.
- Очень … эффективно, - медленно сказал Хаканн. – Есть только… один недостаток у этой клетки… созданной, чтобы удержать Хаканна….
Малиновый Пирака взмахнул кулаком и разбил ледяной барьер на куски.
- Она не может удержать Брутаку, - закончил он.
Зактан направил часть своего вещества в Хаканна, жужжащие протодиты полетели прямо в его ухмыляющееся лицо. Хаканн ответил, использовав свою элементарную силу для повышения температуры тела первых их тысяч на несколько сотен градусов. Один за другим, они сгорели, исчезнув в облаках дыма.
- Люблю запах горящих протодитов, - проворчал Хаканн. – А вы?
Мощный Пирака сделал несколько шагов вперед и поднял свой метатель лавы:
- А теперь, почему бы мне не быть милосердным и не прикончить вас?
Шар магмы появился в его оружии, готовый вылететь и уничтожить бывших товарищей Хаканна по команде. Потом вокруг метателя неожиданно появился толстый слой льда, сделав его таким тяжелым, что Хаканн потерял равновесие. Рейдак не стал разбираться, почему так произошло. Он просто выстрелил в Хаканна, попал в него и свалил на землю.
Везок повернулся, и увидел подходящего Тока, потоки холода все еще исходили из его ледяного оружия:
- Спасибо за спасение, - сказал Везок.
- Не будь дураком, - ответил Ток. Его оружие выстрелило снова, заморозив Везока. – Я не на вашей стороне.
Столб огня пересек дорогу Току. Тоа Джаллер стоял на камне, глядя на него.
- Тогда, может, сейчас самое время для тебя не быть вообще ни на какой стороне, Пирака, - сказал Джаллер.
- Как хочешь, - огрызнулся Ток, поднимая свое ледяное оружие. Но прежде чем он выстрелил, энергетический удар обрушился на него из воздуха. Он взглянул наверх и увидел летящего Тоа Нупару, несущего Тоа Конгу и его энергетический арбалет.
Ток не сдался так легко. Он метнул столб льда в Джаллера и Маторо, но два Тоа Иника были к этому готовы. Они ответили на его удар двумя своими – светящейся смесью огня и мороза.
- Великолепная вещь – лед, - крикнул вниз Тоа Нупару. – Это просто замороженная вода.
Удары Джаллера и Маторо достигли ледяного столба Тока. Сила Пираки задержала их, но свечение, которое сплеталось с энергией Тоа, невозможно было остановить.
- А вода великолепно проводит электричество, - продолжил Нупару.
Электрические удары прошли через лед и вернулись к Току, сбив его с ног. Он пролетел 50 футов и врезался в склон горы.
- Или ты уже знаешь это? – добавил Нупару.
На другой стороне поля сражения Хаканн в бешенстве отшвырнул от себя Рейдака.
- В последний раз ты бросил меня в битву, - сказал малиновый Пирака. – Теперь я верну тебе эту любезность.
Со страшной силой Хаканн метнул Рейдака в других Пирак. Авак не уcпел уклониться, и принял весь удар на себя. Зактан заметил происходящее и направил своих протодитов прочь с его траектории.
- Тоа позаботятся о Токе, - прошипел Зактан. – А ты мой!
Зактан выстрелил своими лазерными лучами. Хаканн ответил своими тепловыми. На полпути между ними лучи ударились друг о друга. Возникшая в результате вспышка энергии ослепила обоих. Хаканн первым восстановил зрение и бросился на Зактана.
Или, вернее, попробовал броситься – две сильных руки появились из-под земли, схватив его за лодыжки.
- Это не очень по-спортивному, - сказал Тоа Хьюки, высовывая голову из земли. – Если ты не хочешь играть по правилам, придется назначить пенальти!
Хьюки сильно толкнул Хаканна и разжал руки, подбросив его вверх. Пирака повернулся в воздухе, и выстрелил тепловыми лучами, но встретил поток воды, перевитой светом.
Ток тем временем поднялся на ноги. Хотя он знал, что сейчас первоочередной проблемой были Тоа и Пираки, он не мог не воспользоваться случаем напасть на Хаканна. Используя свою силу, он заморозил столб воды, созданный Тоа Хали, в ледяную башню. Потом Ток двинулся вперед, и, проходя мимо, небрежно ткнул башню кулаком. Через несколько секунд Хаканн с грохотом свалился на землю позади него.
Тоа Нупару заметил движение Тока и хотел предупредить Конгу, но было уже поздно. Дезориентирующее зрение Тока поразило Тоа Земли, нарушив его способность видеть находящееся перед ним. Он перестал контролировать свой полет, и начал стремительно падать.
- Вот почему шахтеры не должны летать, - проворчал Конгу, призывая свою способность управлять воздухом. У него не было времени, чтобы создавать восходящий поток, на котором они могли бы парить. Он мог только сделать воздушную подушку, чтобы при ударе они не превратились в кучу разбитых доспехов. Мгновением позже они тяжело приземлились.
- Эти двое подбиты, - сказал Ток. – Может, оживить землю и камни, и похоронить их, Тоа? Как вы думаете?
- Кто сказал, что у тебя будет такая возможность? – спросил Тоа Джаллер.
Стоявший рядом с Джаллером Маторо неожиданно рухнул на землю. Ток расхохотался, сказав:
- Тоа, потерявший сознание от страха – это момент, который войдет в легенды!
Не потому, что ты думаешь, - сказал себе Маторо, когда его дух летел через поле битвы. Он рассчитывал на способность Хали видеть и разговаривать с ним даже в этой форме. Он видел ее, и, что более важно, она видела его. Быстро, как мог, он объяснил ей свой план.
- Я бы сказал, что ваше положение безвыходное, - сказал Ток. – Вы, Тоа, уходите – уходите с Войя Нуи – или ваши два друга навсегда останутся частью этого острова. И вы знаете, что я это сделаю.
- Конечно, ты мог бы, - ответил Джаллер. – Ты Пирака. Вместо чести у тебя жадность, вместо долга – предательство, вместо сердца – пустая черная яма. Даже Маска Жизни не сможет изменить того, что внутри ты уже мертв, Ток, и всегда будешь таким.
- Слова, - проворчал Ток. – Вы, Тоа, всегда так хорошо говорите, когда надо бы действовать.
- Тогда как насчет этого? – спросила Хали. Использовав свою элементарную силу, она превратила землю под Током в болото. Пирака, как камень, погрузился в него по шею.
- Вперед, заморозь это, - продолжила Хали. – Или не сможешь выбраться из своего собственного льда?
Ток изо всех сил пытался найти опору для ног в мягкой грязи. Он не имел возможности упереться во что-нибудь и выбраться. Можно было заморозить, а потом разбить болото, если на это хватит украденной у Брутаки силы. Но он не был в этом уверен.
В следующий момент кто-то схватил Тока за шипы и вытащил его из болота. Это был избитый и помятый Хаканн в потрескавшихся доспехах, смотревший на Тока с неприкрытым презрением.
- Я дал тебе шанс войти в историю как победителю шестерых Тоа, а ты что делаешь? – сказал Хаканн. – Барахтаешься в грязи. Душераздирающе.
- Это говорит тот, кто выглядит так, будто играл в салки со стадом Киканало, - ответил Ток.
- У нас двоих по половине силы Брутаки, - сказал Хаканн. – Если мы хотим победить этих Тоа, нам надо работать вместе, как мне это не противно.
-Бок о бок, используя сразу всю нашу силу,- согласился Ток.
Два Пираки повернулись и оказались лицом к лицу с Джаллером, Хали, Хьюки и вернувшимся к жизни Маторо. Зактана нигде не было видно, но они знали, что им еще придется иметь с ним дело позже. Объединив все свои силы, украденные у Брутаки, они приготовились нанести один удар, который должен был уничтожить всех их противников.
Это был момент, которого ждал Тоа Хьюки. В момент, когда удары Пирак направились на него и остальных, он выстрелил специальной сферой замор, которую сделал Зактан. Она ударила Тока и Хаканна в той крошечной точке, где соприкасались их доспехи.
Освобожденные энергии Пирак разбросали четырех Тоа как ураган сухие листья. В ту же секунду сфера достигла цели, вырвав обратно украденную силу в виде вспышки черного свечения, которая устремилась обратно к своему настоящему владельцу. Шокированные неожиданной потерей силы, оба Пираки сползли на землю и потеряли сознание.
Поэтому на поле битвы не было никого, находящегося в сознании и способного видеть Зактановских протодитов, медленно собирающихся вокруг тел Хаканна и Тока. И некому былоуслышать как лидер Пирак сказал:
- Нет, мои спутники-предатели, мои охотники в темноте… только теперь и начинается настоящая битва.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ   Сб Фев 27, 2010 12:33 am

Глава 9
Аксонн вскочил, заметив свет в глазах возвращающегося к жизни Брутаки. Значит, Тоа и Пираки смогли победить Тока и Хаканна, вернув обратно украденную ими силу. Но сомнительно, можно ли было называть это «победой», если это возвращало Брутаке все его возможности.
- Ты надеялся, что я умру, - сказал Брутака, вставая. – Тогда твоя совесть была бы чиста.
- Думаю, что ты этого хотел, - ответил Аксонн. – Чтобы закончить ту ничтожную, пустую жизнь, которую ты сам себе устроил. Но теперь у тебя есть еще один шанс, Брутака.
- На что? Быть хорошим маленьким солдатом в Ордене Мата Нуи? Служить будущему того, кто или умер, или спит, зависеть от того, о ком ты говоришь? Провести еще тысячу, или десять тысяч, или сто тысяч лет на этом камне, охраняя маску, вместо того чтобы использовать ее для собственного блага?
- Ты знаешь, для какого использования задумана Маска Жизни, - сказал Аксонн. – И ты знаешь, для кого она предназначена – и это не ты. Что ты будешь с ней делать?
Брутака улыбнулся:
- Ты знаешь то, что нам говорили о маске. А что, если нас обманули? Что, если эта маска делает своего владельца равным по силе Великому Духу Мата Нуи? Что, если она сделает тебя правителем всего мира?
- Тогда она должна быть чудовищной вещью, - ответил Аксонн. – Таким существам, как ты и я, и даже Тоа, нельзя доверять такую силу. И, кроме того, ты же знаешь, что меня нельзя обмануть. Легенда о Маске Жизни правдива… и ты не прикоснешься к этой маске.
Брутака быстро повернул свой меч с двумя лезвиями, перебросив его из руки в руку быстрее, чем глаза Аксона могли за этим проследить.
- Нельзя обмануть? Тогда, полагаю, я должен быть доволен, что тебя можно уничтожить.
- Моя жизнь не имеет значения, - ответил Аксонн, поднимая для защиты огромный топор. – Как и твоя. Важна только маска, и если я должен бороться с тобой до самого момента смерти, чтобы защитить ее, я это сделаю.
- Тогда готовься, старый друг, - сказал Брутака, и его глаза потемнели. – Момент смерти наступит сейчас.

Тоа Хали пришла в себя первой. На короткий момент она подумала, как хорошо, что с Тоа Иника не путешествует Летописец. Ни один Маторан этого бы не пережил, - подумала она, глядя на опустошение вокруг. – Никто, даже такой удачливый, как Такуа.
Она осмотрела Нупару и Конгу. Несмотря на полученные раны, оба были живы, и холодный дождь привел их в чувство. Она сделала то же самое с Джаллером, Хьюки и Маторо. Из всех шестерых, Джаллер был в наилучшей форме, его маска как-то позволила ему увернуться от основного удара.
- Где Пираки? – спросил он, оглядевшись вокруг.
- Они исчезли, когда я еще не очнулась, - сказала Хали. – Не стоит надеяться, что они обрели мудрость и исчезли с острова, правда?
- Мы все знаем, куда они исчезли, - ответил Маторо. – В еще один темный туннель - мир, похоже, заполнен ими. В следующий раз, когда мы отправимся путешествовать, Джаллер, пожалуйста, напомни мне взять побольше светящихся камней – сотен двадцать.
- Пошли за ними, - сказал Хьюки. Это было утверждение, а не вопрос.
- А Аксонн? А Тоа Нува? – спросил Конгу.
- Нет времени, - сказал Джаллер. – Во всяком случае, когда мы шли сюда, нашей судьбой было – найти Маску Жизни, и я думаю это наша судьба и сейчас. Кроме нас никто этого не сделает.
- Интересно, это и значит быть героем? – задумчиво сказала Хали. – То есть тем, кто делает то, что должен, потому что у него нет выбора?
- Турага Ную однажды говорил-сказал, что никто бы не хотел быть Тоа, - сказал Конгу. – Никто, кроме сумасшедших Ле-Маторанов, так-то вот.
- Может быть, не ты выбираешь судьбу, - тихо сказал Маторо. – Может быть, это она выбирает тебя.
Все вместе, шесть Тоа Иника повернулись ко входу на длинную лестницу, ведущую к Маске Жизни. Они были готовы встретить любую опасность и любого врага на этом пути. Они были готовы встретить свою судьбу.
Далеко внизу, в самом низу 777-ступенчатой лестницы, ведущей в Комнату Маски Жизни, на реке лавы поднялось волнение. Для того, кто не был знаком с этим местом, это выглядело как случайные токи в расплавленной магме. Но у летающих Раи, живших на потолке комнаты, от этого зрелища кровь стыла в жилах.
Длинная нога появилась из лавы, ее движения были одновременно удивительно грациозны и совершенно омерзительны. За ней появилась еще одна, и еще, пока чудовищное создание полностью не появилось из огненной жидкости. Еще большее беспокойство, чем это чудовище, вызывал его всадник, существо в маске, в глазах которого сверкало безумие.
- Они идут, Фенракк, - прошептал он. – Ты чувствуешь их? Их несколько, и они идут навестить нас. Они хотят просто нас навестить, или они хотят маску? Как ты думаешь?
Ответа не было, только звук лавы, с шипением капающей с ног существа на каменный пол.
- Да, ты прав, - сказал наездник мрачно. – Они хотят маску. Но они не смогут получить ее, так? О, нет, она моя… она наша. Если бы не она, о чем бы мы говорили? Ведь из-за этой маски мы и подружились. Помнишь, что было раньше? Я пытался проткнуть тебя копьем, ты пытался меня сожрать… друзья так себя не ведут.
Раи над ним внимательно слушали. Они заверещали и полетели вверх по лестнице, стремясь увеличить расстояние между собой и этой странной парой. Глаза наездника сузились, и он метнул свое энергетическое копье. Оно поразило одного из Раи, разбив маленькое летающее существо на двух, еще более маленьких и слабых, каждый из которых имел только одно крыло. Оба рухнули на землю и погибли от удара.
- Тс, тс, - сказал наездник. - На самом деле нужно ежедневно упражняться с этим копьем, даже если придется убивать всех, кто попадается на глаза.
Существо под ним, называющееся Фенракк, занервничало. Всадник хорошо знал, что это означает: чудовище чувствовало приближение врагов.
- Что мы будем делать? - спросил наездник. – Спрячемся в лаве и выскочим оттуда? Упадем с потолка? Здесь внизу так мало можно сделать, мы должны использовать случай позабавиться. Кроме того, для них это будет последнее развлечение.
Глаза Фенракка и его всадника были прикованы к нижней части лестницы. Вскоре в дверном проеме должны были показаться посетители, если никто из находящихся сверху не убьет их раньше. Тогда надо было надлежащим образом их принять.
- А это хорошая идея, - прошептал всадник. – Давай просто стоять очень тихо и спокойно. Когда они придут, они не заметят нас. Или, если заметят, они подумают: «Смотрите, как тихо и спокойно они стоят. Они не обидят и мухи». Да, они увидят, как хорошо мы себя ведем, и не побоятся подойти поближе, и тогда… и тогда…
Настало время ждать. Пройдут, может быть, дни, прежде чем здесь появятся посетители, или недели, или они могут вообще никогда не прийти. Но в этой темной комнате, окруженной лавой, что еще было здесь делать, как ни ждать появления другого живого существа, звука другого голоса… даже если это существо не должно было жить после этого долго и голос должен был замолчать.
В конце концов, - подумал Везон, всадник чудовищного Фенракка, - ожидание – это уже половина счастья.

КОНЕЦ
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Наследие ЗЛА   Сб Фев 27, 2010 12:36 am

НАСЛЕДИЕ ЗЛА
(Грег Фаршти, 2006)

Введение

Зактан, лидер Пирак, остановился на верхней ступени каменной лестницы. Если информация, которую он имел, была верной, этих ступеней было в общей сложности 777, и они вели в огромную комнату. Внутри комнаты находилась мифическая Маска Жизни, артефакт такой мощный, что даже могущественное Братство Макуты никогда не отваживалось захватить ее для себя.
Конечно, если нужно бы было только спуститься вниз по лестнице, любой деревенский Маторан мог бы давно забрать ее в руки. Нет, лестница охранялась, комната охранялась, и, без сомнения, маска охранялась тоже.
А есть ли что-нибудь в этом ничтожном мире, что не охраняется? – хотел бы знать Зактан.
Несмотря на опасность, Пираки предприняли это путешествие, и сделали это, чтобы получить маску, используя честные методы или бесчестные. В конце концов, это была их работа.
Тоа совершают бессмысленные акты «героизма» на благо слабейших, - сказал себе Зактан. – Матораны непрерывно работают, пока не упадут замертво с идиотской улыбкой удовлетворения на губах. А Пираки крадут вещи, которые другие только хотят.
Это была хорошая жизнь, хотя и опасная. Имелось множество возможностей увеличить свое собственное богатство, одновременно занимаясь разрушением чего-нибудь. И не следовало недооценивать то, как забавно было эксплуатировать тех кто меньше тебя, вызывать стихийные бедствия, и приканчивать подвернувшихся Тоа - все во имя выгоды.
Наплевать на разбитые Канохи и причитающих Маторанов, он был согласен на это. Пираки были когда-то членами тайной и исключительно порочной организации, известной под названием Темных Охотников. После столетий краж, поджогов, похищений и другой деятельности в интересах группы и ее лидера, Затененного, Пираки решили порвать с ними. Это был гарантированный смертный приговор от их бывшего хозяина.
Но когда мы получим Маску Жизни, - подумал Зактан, - мы еще посмотрим, кто будет жить, а кто умрет.
Эта мысль вызвала воспоминания о тех днях, когда он и другие Пираки были Темными Охотниками. Это было время, о котором он старался не думать по личным – и болезненным – причинам. В конце концов, когда он впервые поступил на службу к Затененному, он был единым существом. Теперь же он был массой корчащихся жужжащих микроскопических протодитов, чудовищем даже в глазах его товарищей Пирак.
Но против воли, его мысли вернулись к прошлое, его собственное и остальных Пирак. Кое-что из этого прошлого он пережил сам, другие воспоминания основывались на историях, рассказанных Хаканном, Везоком и остальными. Все вместе образовало темную картину, наследие зла, которое теперь почти привело шестерых Пирак к итоговой победе.
Зактан продолжил спуск по массивной лестнице, вспоминая…
Глава 1

Семь тысяч лет назад…
Хаканн вцепился пальцами в склон отвесной скалы и выругался. Посыпавшиеся камни и порывы ледяного ветра грозили сбросить его с этого ненадежного насеста. Патруль Тоа наверху мог в любой момент посмотреть в сторону и заметить его. И потом, конечно, последует падение на 3000 био вниз, в реку.
Все же, план Хаканна учитывал все эти вещи. Его настоящей проблемой был мертвый вес, висящий на его лодыжке. Хуже того, этот мертвый вес создавал шум и имел имя: Везок.
- Я говорил, что это плохая идея! – крикнул компаньон Хаканна, пытаясь перекричать ветер.
- Ты, крикун! – огрызнулся Хаканн. – Я думаю, любой Тоа здесь может тебя услышать!
- Ты сказал, что это будет пара пустяков, - продолжил Везок, совершенно не понижая голоса. – Туда и обратно. Ты ничего не говорил о лазанье по отвесным скалам, сражении, и о том, что придется врываться в крепость Тоа.
- Я забыл, - проворчал Хаканн. – Если ты недоволен, Везок, всегда можешь отпустить руки. Уверяю, что сообщу твоим друзьям – если у тебя они есть – где можно взглянуть на твои осколки.
Это был хороший план, Хаканн знал, но к сожалению такой, для выполнения которого требовалось два вора. Тоа, построившие базу на этом бесплодном, продуваемом ветрами камне, не сочли нужным исследовать окружавшие их айсберги. Если бы они сделали это, они обнаружилиь бы, что эти куски льда были в действительности камуфляжем для племени Фростелусов. Ничтожные, плохо пахнущие и обладающие дурным характером существа, Фростелусы с удовольствием оккупировали вашу территорию, но ненавидели, когда вы завладевали их собственной. Они собрались в армию и сразу же осадили Тоа.
Торговец-Маторан, передавший Хаканну эту информацию, сказал также, что Тоа планируют тайно перенести их «сокровище» с острова в одну из ближайших ночей. Поскольку единственный не блокированный Фростелусами выход был в склоне скалы, Хаканн рассудил, что получить сокровище будет легко и просто. Он решил сохранить Тоа от путешествия, стащив сокровище, когда они пойдут мимо.
В действительности, кража у Тоа была только немного менее опасной, чем игра с завязанными глазами в салки с рогаточным скорпионом (?? - catapult scorpion). Но имея партнера, который будет отвлекать их внимание, Хаканн был уверен, что он сможет прорваться внутрь и выйти наружу прежде, чем вмешается какой-нибудь Тоа или Фростелус.
Его первой ошибкой было то, что он поручил Маторану встретить их у основания скалы с приспособлениями для лазания. Второй – то, что он нанял Везока.
- Если нас поймают, не беспокойся, как ты будешь жить в тюрьме, - проворчал Везок. – Ты не проживешь там долго хотя бы из-за этого.
Хаканн проигнорировал угрозу. Наступило время, когда по уступу должен был пройти патруль Тоа. По полученной им информации, Тоа в сине-зеленых доспехах проверял состояние растительности. Хаканн улыбнулся, представляя, что он уже чует сладкий запах горящего кустарника.
Заскрипев своими острыми зубами, он снова полез вверх. Везок следовал за ним, ворча всю дорогу. Когда они была на расстоянии вытянутой руки от уступа, Хаканн жестом велел своему спутнику остановиться. Настал решающий момент.
Тоа прошел прямо над ними. В следующее мгновение Хаканн прыгнул вверх, на ровное место, и выстрелил в Тоа сзади своими тепловыми лучами. Везок присоединился к нему, расхохотавшись, и ударил стража взрывами импульсного зрения. Побежденный Тоа рухнул на землю.
- Давай выбросим его за борт, - сказал Везок усмехаясь.
- Правильно. А любой другой Тоа посмотрит и увидит, что часовой пропал, и поднимет общую тревогу. Честно говоря, Везок, я знал, что у некоторых вода бывает в глазах, но никогда не слышал, чтобы между ними.
Хаканн поставил бесчувственного Тоа на ноги и подпер его прислоненным камнем.
- Так. Теперь похоже, что он просто остановился отдохнуть. Пошли, пошли.
Пока они бежали к крепости, Везок размышлял, что ему надо получить внутри. Хаканн очевидно рассматривал его только как грубую силу, не задумываясь о том, что Везок имел репутацию опытного вора и искусного стратега. Его грубый голос и чрезмерно зверское поведение были всего лишь прикрытием изобретательного ума. Его тонкое мышление сказало ему, что только один из них убежит с острова живым, и Хаканн был бы удивлен, узнав, кто из них это будет.
Два Тоа охраняли задний вход в крепость. У одного была булава, у другого – цеп. Оба выглядели способными перекусить пополам одного или двух бандитов, просто чтобы оживить монотонность исполнения долга стражников.
- Отвлеки их, - сказал Хаканн.
- Сам отвлеки, - ответил Везок. – Ты в красных доспехах. Они тебя завидят за кио.
Хаканн с трудом сохранил самообладание:
- Посмотри, разве это трудно? Шаг вперед, притворяешься, что ты ранен, а потом, когда они покинут свой пост, я вламываюсь внутрь.
- У меня есть идея получше, - сказал Везок. – Зачем притворяться?
С этими словами он толкнул Хаканна в спину, посылая того головой вперед в землю рядом с местом, где стояли Тоа. Оба среагировали немедленно, направив на злоумышленника обнаженное оружие. Единственным ответом Хаканна был стон боли.
Везок использовал открывшуюся возможность и бросился к двери. Она была каменной и заперта на висячий замок, но это не составляло проблемы. Один быстрый рывок, и замок был сломан. Везок скользнул внутрь и тихо закрыл дверь за собой. Благодаря указаниям Хаканна при составлении плана, он точно знал, где искать сокровище.
Это было третьей ошибкой Хаканна.
Он быстро прошел по коридору и поднялся по лестнице, ведущей в башню. Несколько раз ему приходилось прятаться в тени дверных проемов, чтобы не столкнуться с Тоа. Но для того, кто забирался однажды в сеть пещер, заполненную тысячеглазыми Рахи неопознанной породы, это была Маторанская игра.
Шар расплавленной лавы пролетел мимо окна башни. Везок ухмыльнулся. Хаканн сопротивлялся, как он и наделся, и выманивал с базы остальных Тоа. Пока их внимание будет сфокусировано на пленнике, будет легко удрать с добычей.
Когда он наконец ворвался в башенную комнату, то с удивлением обнаружил что она почти пуста. Из мебели там был только стол, на котором лежала каменная табличка. На табличке были вырезаны слова «камень Макоки».
Везок нахмурился. Это, конечно, не было похоже на сокровище. Но, если он правильно помнит, Макоки – это маторанское слово, означающее «ключ».
Ключ, да? – удивился он. – Ключ к чему? Какой-то другой комнате с сокровищем? Какому-то секретному помещению? Или информация Хаканна была ложной, и все это – просто шутка?
Разъяренный, Везок хотел ударом сбить камень со стола. Потом его глаза заметили на нем что-то странное. Хотя его твердая поверхность выглядела относительно гладкой, если рассматривать ее с достаточно близкого расстояния, можно было разглядеть на ней очень слабые, почти микроскопически маленькие царапины. Они казались такими беспорядочными, что не каждый бы обратил на них внимание, они могли быть просто результатом изнашивания.
Но Везок был не просто «каждый». Он определял истинную цену вещей наметанным глазом вора. Это был вид письменности! Буквы напоминали современные Маторанские, но были и отличия, делающие расшифровку практически невозможной. Но все же он разобрал достаточно, чтобы понять общую идею того, что было записано на камне Макоки. Это шокировало даже его.
Это запись Братства Макуты, - сказал он себе, даже в мыслях переходя на шепот. – Одной из самых сильных и благих организаций в мире. Список всех его членов, местонахождение их крепостей, и много чего еще, выцарапано на этом камне.
Везок знал, что должен или взять это и уходить, или же бежать с пустыми руками. Но в мыслях он все еще пытался обдумать то что открыл. Почему Тоа – сами провозгласившие себя героями и стражами законности – собирают информацию о другой силе, служащей добру? С какой целью?
Правда вползла в его мысли, как голодная змея. Тоа не верят Братству, - понял он. – Как минимум, эти Тоа. Они собирают информацию против них, и возможно, что в один день Братство совершит предательство.
Это не было сокровищем. Это было опасно. Если Братство узнает о существовании этого, на Тоа падет подозрение, или, хуже того, они будут распущены. А если Тоа обнаружат, что камень пропал, они будут гнаться за вором до конца мира. Только дурак мог рискнуть украсть такую вещь.
Дурак, - подумал Везок, сграбастывая камень, - или кто-то, мечтающий когда-нибудь стать чем-то большим, чем простой вор.
Выходя из башни, Везок улыбнулся, подумав о названии Макоки. Этот камень действительно был ключом – на самом деле, он не был бы удивлен, если бы он служил и обычным ключом, способным открывать что-то где-нибудь. И, что лучше всего, способным отвлечь других от его истинной природы как ключ к знаниям, возможно даже ключ к победе.
Он пронесся обратно по пути, по которому пришел. Вначале ему показалось, что Хаканна нигде не видно. Потом он обратил внимание на маленькую группу Тоа, пытающихся удержать отбивающуюся фигуру.
Удачи, Хаканн, - подумал Везок. – К тому времени, как ты сдашься и заговоришь, я буду уже далеко отсюда.
Быстро, как мог, Везок начал спускаться по скале. Его лодка была привязана к камню далеко внизу. Когда он благополучно уйдет отсюда, тогда и подумает, как лучше использовать этот Макоки.
- Собрался куда-нибудь?
Голос прозвучал у него за спиной. Везок взглянул через плечо, предполагая, что его заметил кто-то из Тоа. Но существо, которое он увидел, не было Тоа. Это была мощная фигура в сине-золотых доспехах, болтающаяся в воздухе с раскинутыми руками так небрежно, как если бы он ежедневно непринужденно болтал с другими существами на склоне скалы.
Везок знал, что здесь он в очень невыгодной позиции. Если он попробует отпустить скалу и бороться, он свалится и умрет. Он решил, что будет лучше попытаться обманом освободить себе дорогу.
- Я люблю лазить по каменным склонам, - усмехнулся он. – Это полезно для моего здоровья.
- А я знаю кое-что, что для него не полезно, - отреагировала фигура. – Воровство у Тоа.
- А ты в этом эксперт, да? – сказал Везок.
Фигура улыбнулась:
- Я грабил Тоа, когда ты еще только крал фрукты в Маторанских ларьках. Что бы ты здесь не нашел, отдай это.
- Я ничего не нашел, - соврал Везок. – У Тоа нет ничего, что стоило бы украсть.
- Дай-ка я спрошу снова, - ответила фигура, выстреливая спиннером Ротука из метателя, который держала в руке. После удара Везок неожиданно понял, что не может контролировать свои мышцы. Он отпустил скалу и начал падать, но фигура в доспехах поймала его в воздухе.
- Если мне придется спрашивать в третий раз, я буду огорчен. А когда я огорчен, я разбиваю предметы.
- Ну хорошо, - пробормотал Везок. – Камень – я нашел камень. Может быть, ключ к какой-нибудь комнате или еще чему-то, я не знаю. Я решил, что надо взять его до того момента, когда я раскрою, на что он годится.
Фигура улыбнулась.
- Это уже лучше. Так тебе удалось ворваться в башню Тоа, украсть это оттуда, и оставить своего партнера задерживать погоню? Я знаю кое-кого, кто может захотеть встретиться с тобой… если ты интересуешься небольшой мошеннической работой, типа этой.
Висящий над бурным морем, зажатый в воздухе тем, кто взял его в плен, Везок согласился бы чистить руками хлев Киканало. И если он согласится с этим незнакомцем, может быть, и появится возможность незаметно ускользнуть.
- Конечно, - ответил Везок. – Но я обычно не путешествую с незнакомцами. Как тебя зовут?
- Ты можешь звать меня Древний, - сказала фигура, мягко опуская их обоих к ожидающей лодке. – А насчет того, о ком я говорил, что ты c ним встретишься… его настоящее имя неизвестно. Мы зовем его Затененным.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Наследие ЗЛА   Сб Фев 27, 2010 12:38 am

Глава 2
Когда они добрались до лодки, Древний объяснил Везоку, что никому из посторонних не позволено знать местонахождение крепости Затененного. Обычно, удостоившемуся аудиенции завязывали глаза, чтобы не дать ему видеть того, что ему было не положено.
- Но, к сожалению для тебя, мне нечем завязать тебе глаза, - сказал Древний, и ударил Везока, погрузив его в беспамятство.
Придя в себя, опытный вор обнаружил, что находится в большой каменной комнате. Хотя в очаге горел огонь, в комнате царил ледяной холод. Стены украшали маски Канохи, некоторые – сильно поврежденные. Наибольший ужас вызывала статическая трубка в углу, содержащая внутри Тоа, пойманного в движении.
Везок быстро изучил комнату, отметив выходы и то, сколько других стояло между ним и путем наружу. В комнате находился Древний, и кроме него – еще четверо представителей расы Везока, но его внимание приковала темная, почти чудовищная фигура, сидящая на том, что очевидно, было троном. Это, понял Везок, должно быть и был Затененный.
Прежде чем кто-нибудь что-то сказал, дверь комнаты распахнулась. Кто-то невидимый бесцеремонно вбросил внутрь Хаканна. Фигура в малиновых доспехах растянулась на каменном полу. Вскочив, он бросился к двери, но тут же был остановлен появившейся вокруг него ледяной клеткой. Тепловые лучи вылетели из его глаз, но не возымели никакого эффекта на суперхолодные ледяные прутья.
Заметив изумление на лице Везока, Хаканн огрызнулся:
- Я сбежал!
- И замечательно выполнил свою работу, - проворчал Везок в ответ.
- Помолчи, маленький Пирака, - сказал Древний. – Послушай, что тебе скажут.

В те несколько секунд, пока Затененный не начал говорить, Везок обдумывал слово Пирака. На Маторанском языке оно значило «вор», помимо всего прочего, но также и намного больше. Обычный вор мог прокрасться в деревню тайком, чтобы стащить что-то ценное – Пирака бы сжег всю деревню, чтобы скрыть свое воровство. Грабитель обычно пытается остаться незамеченным – Пирака разрушил бы все и всех, кто попадет в поле его зрения, чисто из злобы.
Пираки были преступниками, самыми низкими, которых даже другие преступники считали подонками. Назвать так кого-нибудь было великолепным способом начать столетнюю жестокую вражду. Мало существовало слов более отвратительных, чем то, которое произнес рот этого развитого существа.
Но, странно, Везок обнаружил, что ему в действительности даже нравится это название.
Он взглянул вверх, и увидел, что Древний передал Затененному камень Макоки. Сидящая фигура несколько секунд изучала табличку, потом передала ее секретарю в блестящих желтых доспехах.
- Честолюбиво, - сказал Затенный, переводя свои темные глаза с Везока на Хаканна и обратно. – Скажите мне, как вы узнали о том, что в той крепости было что-то достойное кражи?
Хаканн не сказал ничего. Рассудив, что дальнейшее молчание приведет только к сокращению времени их жизни, Везок заговорил:
- Хаканн получил информацию от Маторана.
- В самом деле? – сказал Затененный, улыбнувшись. – Это, должно быть, был очень мудрый Маторан.
Дверь в комнату открылась снова. На пороге появилась высокая, тонкая крылатая фигура, выглядящая смущенной и нерешительной. Затененный поманил его в комнату.
- Это один из моих лучших оперативников, - сказал Затененный. Он повернулся и взглянул на Хаканна. – Но я уверен, что ты уже знаешь его.
Поставленный в тупик этим утверждением, Везок взглянул на своего партнера. Хаканн смотрел на клетку, на пол, куда угодно, но только не на вновь прибывшего.
О, нет. Нет, - подумал Везок. Если Хаканновский «Маторан-информатор» был выдумкой, а настоящим его источником информации был один из агентов Затененного, дело становилось очень, очень грязным.
- Мой крылатый друг был послан украсть очень похожий камень из очень похожей крепости, - продолжил Затененный. – Но прежде чем он смог это сделать, вы двое удрали с ним.
Выражение лица Затененного осталось бесстрастным, но его голос стал жестким:
- Видите, как он задержался из-за того, что продал информацию вам двоим.
Древний схватил крылатую фигуру за руку, прежде чем тот двинулся. Затененный поднялся, в глазах его потрескивала энергия.
- Ты обманул Темных Охотников, - сказал он отбивающемуся подсудимому. Потом пучки энергии вылетели из его глаз. Они ударили в информатора, разрушив связи, соединявшие молекулы его тело в единое целое. Поскольку больше ничто не удерживало их вместе, атомы неудачливого Темного Охотника разлетелись в миллионах различных направлений. Он распался.
- Не люблю предателей, - сказал Затененный, в упор глядя на двух арестованных. – И презираю неумелых. Так что – умный поймет с полуслова: если вы затаили идею предательства… не давайте мне поймать вас.
Везок кивнул, неспособный придумать, что бы сказать. Хаканн не сделал даже этого.
- Теперь в моей организации есть вакансия, - продолжил Затененный. – Ваши жизни сильно изменятся, мои два вора… или закончатся.
Хаканн, Везок и Затененный стояли на террасе, возвышающейся над тренировочной ареной. Лидер Темных Охотников кратко объяснил, для чего существует его организация. Они добивались силы и выгоды, выполняя работу, которую другие считали слишком опасной или слишком незаконной. Если цена была подходящей, Темный Охотник мог зайти неограниченно далеко.
- Представьте, - сказал он, - существ с силой и организацией Тоа, но свободных от их совести и морали.
Внизу под ними, Темные Охотники различных видов были заняты притворной битвой, оттачивая свое мастерство. Затененный указал на двух практикантов, ведущих яростный бой:
- Того, что справа, зовут Гладиатор. Его противник – последний рекрут, по имени Сидорак. Понаблюдайте.
Происходящее сражение было яростным, но коротким. Носящий малиновые доспехи Сидорак был силен, но его стиль борьбы был непродуман, и ограничен только бросками вперед в надежде нанести удар. Гладиатор отскакивал, уворачивался и показывал удивительное проворство, несмотря на свои впечатляющие размеры. Когда Сидорак, устав, открылся, Гладиатор нанес ему два быстрых удара. Сидорак свалился на землю и остался лежать.
- Он умер? – спросил Везок.
- Хотел бы, – ответил Затененный.
Подошли другие Темные Охотники, и оттащили Сидорака с арены как большую мусорную корзину.
- Что теперь с ним будет? – спросил Хаканн.
- Так случилось, что я могу найти ему другое применение, - сказал Затененный. – Ему будет позволено уйти живым, конечно, наше местонахождение останется для него скрытым. Если бы он был непригоден для некоторой потенциальной цели, его бы казнили, а его тело вернули на его родной остров как предостережение другим.
Хаканн наблюдал, как не оправдавшего ожиданий рекрута оттаскивают прочь, и проворчал:
- Слабак.
- Ты думаешь? – спросил Затененный. – Хорошо. Потому что теперь твоя очередь.
С этими словами он спихнул Хаканна с лестницы. Вор с тяжелым звуком шлепнулся на песок. Посмотрев наверх, он увидел Темного Охотника женского пола, стоящую над ним и с улыбкой поигрывающую крутящимися кинжалами.
- Вставай, кости Рахи, - сказала она притворно ласковым голосом. – Теперь в программе уроки от Лариски.
Хаканн прыгнул вперед, схватил полную горсть песка, и бросил его в глаза Лариске. Пока она была ошеломлена, он выбросил вперед ногу, стараясь сбить ее с ног. Когда она упала, он прицелился из своего метателя лавы.
Наполовину ослепленная, Лариска метнула кинжал. Он воткнулся в метатель, разбив его тонкий внутренний механизм. Не имея возможности выпустить наполняющую его энергию, метатель взорвался.
Когда зрение Лариски прояснилось, она увидела что Хаканн качает поврежденную руку. Она метнула кинжал прямо в него. Его глаза вспыхнули, и потоки тепла расплавили лезвие в воздухе. Вторая пара лучей направилась на нее. Она совершила кувырок назад из положения стоя, и тепловые лучи скользнули мимо нее. Как только ее ноги коснулись земли, она атаковала, прыгнула и нанесла безупречный скользящий удар ногой. Попав в Хаканна, он заставил его растянуться на песке.
- Никто… никто не может двигаться так быстро, - сказал он, потрясенный.
- О, я держу пари, ты говоришь так всем женщинам, - ответила Лариска. – Особенно тем, которые бьют тебя до бесчувствия.
Хаканн поднялся на ноги:
- Я вор, а не воин. И знаю, когда мой класс явно ниже.
Лариска пожала плечами и вложила свой кинжал в ножны.
- Но это не сегодня, - добавил Хаканн, нанося ментальный удар.
Лариска схватилась за голову и пошатнулась. Сами ее мысли были теперь оружием, использовавшимся против нее. Она нащупала кинжал. Хаканн усилил мощность потока и заставил ее двинуться к собственным лезвиям. Несколько секунд, и она упала вперед, на землю.
Хаканн выпрямился и отряхнул с доспехов песок. Чтобы подавить Лариску, потребовалось больше энергии, чем он ожидал. Но он собрался и стоял ровно, словно проглотил шомпол, не желая показывать какой-то признак слабости. Довольный, что битва закончилась, он повернулся и взглянул на Затененного.
- Если это лучшее, что могут предложить Темные Охотники, - начал он, - я покину это место через неделю, и…
Заключение Хаканна было прервано, потому что он почувствовал клинок на своей шее.
- Первый урок, кости Рахи, - прошептала Лариска ему в ухо. – Не поворачивайся спиной к противнику, пока не убедишься, что он перестал дышать. И не поворачивайся спиной к Темной Охотнице, пока ее тело не разложится на солнце, а ее доспехи не раскидает ветер.
Затененный повернулся к Везоку:
- Решай. Жить ему, или умереть?
Везок не колебался ни секунды:
- Убей его.
Затененный кивнул, удовлетворенный. Потом он взглянул на Лариску и сказал:
- Отпусти его. Они оба прошли тест.
Лариска неохотно отвела лезвия. Хаканн повернулся и встретился с ней взглядом. В его глазах не было почтения или уважения – только чистая ненависть.
- На твоем месте, я бы не спускал глаз с кинжалов, - тихо сказал он. – Или один из них однажды может воткнуться тебе в спину.
- Обо мне не беспокойся, - ответила она. – Я знаю всех своих врагов. В конце концов, именно я их хороню.
Над ними Затененный велел Древнему проследить за новыми рекрутами, после чего отбыл. Везок смотрел, как он уходит:
- Сильно ли я буду жалеть об этом? – вслух поинтересовался он.
- Выполняй приказы и делай свою работу, и тебе не о чем будет сожалеть, - ответил Древний. – У тебя будет пища, кров, защита от врагов, и возможность делать то, что ты делаешь лучше всего: красть, убивать и удирать с добычей. Только один совет…
Древний наклонился ниже, нависнув над Везоком:
- Тебе предстоит получать в руки многие сокровища, от драгоценностей до тайных знаний. У тебя будет искушение удержать кое-что из этого и использовать для себя. Не делай этого. Все Темные Охотники погибают одинаково, Везок. Сначала жадность… потом смерть.
Хаканн и Везок провели свою первую ночь в качестве Темных Охотников в грубом бараке, вместе с несколькими дюжинами других. Утром они разыскали четверых других представителей своей расы, которых видели в комнате Затененного.
Первым, с кем они встретились, был Рейдак, жестокий тип, который по слухам, был умелым следопытом. Однако он нечасто использовал этот талант, предпочитая просто разрушать целые города, пока не найдет того, кого ищет. Темные охотники завербовали его после того, как он в припадке раздражительности проделал то же самое с целым островом.
Два других, Ток и Авак, попали сюда похожим образом. Оба по-своему выступали против Темных Охотников, Авак как тюремщик, а Ток как вор, пытавшийся у них красть. Оба имели таланты, которые Темные Охотники могли использовать, поэтому их завербовали, вместо того чтобы убить.
Только последний, существо в изумрудных доспехах по имени Зактан, казалось, не испытывал желания говорить с вновь прибывшими.
- Он неразговорчив, - сказал Авак. – Но по слухам, когда-то он был рабом в протодермисной шахте, где его и нашел Затененный. Казалось бы, он должен быть благодарен тому, кто спас его от такой жизни…но он постоянно вспоминает, что должен быть рабом, и может вернуться обратно в это пекло, если Затененный того пожелает.
- Есть вещи и похуже рабства, правда? – спросил Везок.
- Ты, очевидно, никогда не был в протодермисной шахте, - ответил Рейдак. – Не в тех, в которых работают Матораны - я имею в виду настоящие протодермисные шахты: это не просто работа, это смертный приговор.
Везок внимательно рассмотрел Зактана. Казалось бы, вокруг было достаточно опасных существ, но что-то, что Везок увидел в Зактане, заставило его похолодеть. Как будто кто-то собрал ярость и злобу, и заключил эти качество в тело, способное передвигаться.
Однажды, он сделать что-нибудь такое, чего никто из нас не может представить, - подумал Везок. – Может быть, заменит Затененного… может быть завладеет чем-то таким, что заставит Тоа и Братство склониться перед ним… а может быть просто поведет нас в огонь и всех нас погубит.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Наследие ЗЛА   Сб Фев 27, 2010 12:39 am

Глава 3
Пять тысяч лет назад…
- Да или нет? – спросил Зактан. - Решай.
Везок обвел глазами маленькую комнату. Здесь было тесно и сыро, и воняло мертвыми Рахи. Если их жадность и честолюбие обнаружат, они тоже будут так вонять.
Хаканн, Ток и Рейдак стояли у задней стены комнаты, не спуская глаз с Везока. Только Авак отсутствовал, считая слишком опасным вступать в такие разговоры.
- А если да, и я пойду с вами? – спросил Везок.
- Тогда мы начнем сегодня же ночью. К утру Затененный станет всего лишь воспоминанием, и мы будем управлять Темными Охотниками, - когда Зактан излагал это, все выглядело таким легким - таким легким, что Везок нервничал еще больше.
- А если нет?
Рейдак обнажил зубы в волчьем оскале, не оставляя Везоку сомнений в том, что он не покинет комнату самостоятельно, если даст неверный ответ.
- А нас много? - спросил Везок.
Зактан кивнул:
- Достаточно, так что мы в реальности не нуждаемся в тебе. Мы делаем тебе предложение только из-за… расовой солидарности, так сказать. Недовольных управлением Затененного среди Темных Охотников за эти годы накопилось много. Обойди остров, и попробуй найти кого-нибудь, кто не возмущается, отдавая каждое найденное сокровище, или того, кто еще не сидел в тюрьме – или хуже – не подвергался оскорблениям нашего лидера. Затененный созрел для свержения.
- Но его шпионы…
- Известны, - закончил Хаканн. – И с ними разберутся, когда придет время.
Везок заворчал, злясь на самого себя, что ему так тяжело принять решение. В конце концов, он не питал преданности к Затененному. Он никогда не хотел быть частью организации. Он был вполне счастлив, будучи независимым вором. Если удастся при этом остаться в живых, можно было бы и попробовать.
- Ну, хорошо, - сказал он. – Да.
В любое время на острове Затененного находилось от пятидесяти до ста Темных Охотников. Некоторые из них отдыхали и восстанавливали силы между заданиями, другие тренировались, а нескольких лидер Темных Охотников просто хотел иметь перед глазами. План Зактана базировался на теории, что большинство обитателей острова или устали от правления Затененного, или их в действительно не беспокоит, кто их руководитель.
После встречи пятеро заговорщиков разделились и провели остаток дня, пытаясь не бросаться никому в глаза. Зактан предложил, чтобы они пробирались в крепость Затененного парами, с различных направлений и немного в разное время. Два Темных охотника, идущих с докладом, не представляют ничего необычного, но пятеро сразу могут вызвать подозрение.
Охрана ворот крепости была долгом небольшого числа стражников, возглавляемых странной личностью по кличке Прототип. Он был результатом вынужденного слияния Тоа Огня и Тоа Земли, которые как-то в результате стали гибридным целым, обладающим невероятной силой, очень небольшим разумом и действительно огромными когтями. Но все же, не Прототип или другие стражи, с которыми они могли встретиться, беспокоили Везока – проблемой мог стать тот, кого он не видел.
Как и договаривались, Везок подошел к Прототипу и заговорил с ним, чтобы дать Зактану шанс напасть на него из засады. Это было нелегкой задачей, потому что Прототип был не большой любитель поговорить. Все же Везоку удалось заставить его повернуться к Зактану спиной.
Зактан огляделся вокруг, убедился, что никто их не видит, и выстрелил в Прототипа своими лазерными лучами. К его изумленю, лучи просто отскочили, не причинив никакого вреда. Тем не менее, Прототип заметил атаку, повернулся к Зактану и сказал:
- Неприятно.
Потом он отбросил атаковавшего подальше.
- Тупица, - сказал Прототип, качая головой. – Яркий свет мне не вредит. Мне ничто не вредит.
Первой мыслью Везока было напасть и попробовать сбить Прототипа с ног. Потом он припомнил вид полубесчувственного Зактана, летящего по воздуху.
- Ты прав, - сказал Везок. – Он тупица. На самом деле, думаю, он хочет предать Темных Охотников.
- Предать?
- Да, - ответил Везок. – Надо сейчас же сказать об этом Затененному. Он на тренировочной площадке в дальнем конце острова.
- Но мне казалось, что он внутри?
- Ты думаешь, Затененный сообщает тебе обо всех своих передвижениях? – спросил Везок строго. – Надо идти сейчас же! Если Зактан нанесет какой-нибудь ущерб, потому что ты был невнимателен, ты знаешь, кого сочтут виновным.
Он дал Прототипу не меньше минуты, чтобы понять, что ответом был он сам. Потом тот пожал плечами и неуклюже двинулся на поиски Затененного. Если повезет, - подумал Везок, - ему понадобится много времени, чтобы вспомнить, что никакой тренировочной площадки на дальнем конце острова нет.
К этому времени Зактан подтянулся обратно, оглядываясь в поисках огромного стража. Его ярость только возросла, когда он не обнаружил Прототипа.
- Где он? – вскипел он.
- Ушел, - ответил Везок. – Я отослал его в одно место. Нам надо было убрать его от ворот, Зактан, только и всего. Нам не надо начинать войну.
Зактан осторожно взглянул на Везока:
- А если бы была война, ты вполне уверен, на какой бы стороне ты был?
- На той же, что и всегда, - ответил Везок, открывая железные ворота. – На своей собственной.
Через несколько минут к ним присоединился Хаканн, а за ним Ток и Рейдак. Они доложили, что, по-видимому, никто на острове не подозревает о происходящем. Темные Охотники, остающиеся преданными Затененному, были созваны Хаканном на секретную встречу, чтобы обсудить вопросы обеспечения безопасности. Когда они собрались вместе, он незаметно ушел и проинформирован полдюжины более могущественных стражников, что группа предателей злоумышляет против Затененного. Он указал на ту комнату, где собрались верноподданные, и настоял на том, чтобы никому внутри не дали уйти ни при каких обстоятельствах. Затененный должен был прийти лично взглянуть на их арест и наказание.
- Очень хорошо, - прошептал Зактан. – Пойдем в центральную комнату, и захватим Затененного и всех его заместителей, которые там есть. Тогда остров будет нашим.
- Подожди! – сказал Везок. – А все остальные? Я помню, ты говорил, что нас довольно много.
- Это мы, - ответил Хаканн. – Пять – это очень хорошее число. Конечно, четыре мне тоже нравится…
- Сила, разделенная на много частей, немногого стоит, - сказал Зактан. – Это все равно, что если бы твое тело разделилось на миллион кусков, каждый способный действовать независимо. – Это было бы ужасно, – никогда не стать целым снова.
Зактан сделал знак остальным следовать за ним. Чтобы достичь центральной комнаты, надо было совершить короткое путешествие по сырым коридорам. Один коридор, поворот направо, еще один, поворот налево, и…
Они уткнулись в гладкую каменную стену. Еще вчера ее здесь не было. Вместо нее здесь был длинный коридор, ведущий прямо в комнату Затененного.
- Мы… мы должно быть свернули не в ту сторону, - сказал Хаканн нервно.
Компания вернулась обратно по той дороге, по которой они пришли. Но они не могли точно повторить свой путь, потому что еще одна гладкая стена возникла в коридоре, по которому они шли минутой раньше. Вместо поворота налево им пришлось свернуть направо, потом снова налево, они следовали новой дорогой вдоль внутренней стены крепости. Каждый раз, когда им начинало казаться, что они уже близки к выходу, новая стена перекрывала им дорогу.
- Мы ходим по кругу! – резко сказал Рейдак. – На что ты годишься, Зактан?
- Это не я, - ответил Зактан небрежным голосом. – А это место. Здесь всегда все не так, как было вчера.
- Даже вы.
Голос прозвучал откуда-то сверху. Пять Темных Охотников посмотрели туда и увидели одну из вызывающих наибольший страх личностей на острове, подкрадывающегося из тени, по имени Темнота. Обычно он находился на каменных балках отсека над троном Затененного. Если лидер Темных Охотников показывал малейший признак слабости, жалости или сострадания, работой Темноты было убить его, чтобы другой мог занять освободившееся место. Он очень редко покидал эту комнату, только чтобы «поточить когти», дисциплинируя непослушных членов организации. Его появление здесь и сейчас однозначно означало полную катастрофу.
- Так Затененный знает…? – спросил Зактан. Впервые в жизни Везок услышал в его голосе страх.
Темнота кивнул.
- Надо уходить отсюда! – крикнул Хаканн, уже бросаясь бежать туда, где, по его мнению, был выход. Рейдак и Ток последовали за ним, но Везок на мгновение остановился.
- Ты знаешь, что с нами будет, - сказал он Зактану. – Почему ты не убегаешь?
- Это остров. Куда я могу убежать? – ответил Зактан. – Куда я могу пойти, где он не сможет отыскать меня?
Везок знал, что он прав. У Темных Охотников были длинные руки. Нигде в известной части мира нельзя было укрыться от них. Но все же он побежал, потому что это было единственное, что можно было сделать, когда гибель так близка.
Никто из них, конечно, далеко не убежал. Возникающие перед ними новые стены в результате загнали их в центральную комнату, где ждали Затененный, Темнота, Древний и фигура в желтых доспехах по имени Сентрак.
Везок ожидал, что Затененный разразится бранью, уличит их в предательстве, и пригрозит им суровыми наказаниями всех видов. Но он не сказал ничего. Он просто сидел на своем троне и пристально смотрел на каждого из них по очереди. Везок даже не заметил в его глазах никакой досады или гнева, они были пустыми и мертвыми. И это почему-то было намного хуже, чем если бы он был в бешенстве.
Наконец, он сделал знак Зактану выйти вперед. Затененный вздохнул, улыбнулся и явно расслабился. На мгновение Везоку показалось, что может быть все еще и обойдется.
Потом глаза Затененного стали малиновыми. Двойной пучок энергии вылетел из них и ударил Зактана. Последовала яркая вспышка света.
Когда свет исчез, Зактан стоял на том же месте, но он ужасным образом изменился. Он по-прежнему стоял, но его тело двигалось, как если бы каждая отдельная клетка обрела свою собственную жизнь. В панике, Зактан утратил контроль, и его тело начало распадаться. Как рой огнелеток разбивается штормовым ветром, фрагменты Зактана начали медленно разлетаться в стороны. Это было самое ужасное зрелище, которое Везок когда-нибудь видел в своей жизни, в которой было много страшных сцен.
Он посмотрел на Затененного, и с удивлением увидел, что лидер Темных Охотников тоже выглядит ошеломленным. По-видимому, это был не тот эффект, которого он ожидал. Что-то было не так.
Зактан внезапно успокоился. Огромным усилием воли, на какое Везок не представлял способным живое существо, он опять собрал распадающиеся части самого себя вместе. Он снова был целым, по крайней мере, настолько целым, насколько могло быть существо в его состоянии.
К Затененному тоже вернулось хладнокровие. Он уселся в свое кресло и оглядел собравшихся вокруг заговорщиков.
- Запомните, - сказал он мягким тоном шипящей смертоносной гадюки.

Зактан в конце концов обнаружил, что его тело превратилось в миллиарды микроскопических протодитов. Каждый из них имел часть его сознания, и мог функционировать независимо от остального тела. Это позволяло ему посылать части самого себя в битву в виде роя, летать, легче уклоняться от физических атак и проскальзывать через щели, слишком узкие даже для насекомых.
Он никогда не говорил о том, что произошло с ним той ночью, и никогда не позволял никому обсуждать это. Он научился приспосабливаться к своему новому состоянию и использовать ту силу, что получил. В итоге он стал в сотни раз более эффективен как Темный Охотник, чем раньше.
И он никогда, ни на мгновение, не переставал ненавидеть Затененного.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Наследие ЗЛА   Сб Фев 27, 2010 12:40 am

Глава 4
Четыре тысячи лет назад…
- Каждый, кто обдумает эту дурную идея, – проворчал Рейдак. – заорет во весь голос.
- Заткнись и рули, - сказал Везок. – Ты хочешь, чтобы весь Метру Нуи узнал о нашем прибытии?
Два Темных Охотника вместе с третьим, Аваком, находились на маленьком ялике, плывущем через морские ворота по направлению к островному городу Метру Нуи. Это была рискованная поездка. Турага Дьюм, правитель города, очень давно запретил Темным Охотникам появляться в этом районе. Официальной причиной было то, что они приносят с собой беззакония и насилие, но истинной причиной была уверенность, что Затененный положил глаз на Метру Нуи. Дьюм не собирался позволить Темным Охотникам создать на острове плацдарм и потом попытаться свергнуть его.
Его проблемой было проведение этого закона в жизнь. В Метру Нуи не было Тоа. Это было одно из спокойнейших мест в мире, поскольку все знали, как жизненно важен город для благополучия многих других земель. Товары, которые здесь покупали, были отчаянно необходимы везде, а энергия, производимая силовыми станциями, была так велика, что передавалась в другие города и не стоила ничего Метру Нуи. Разрушить остров и убить его жителей было бы актом безумия. Поэтому не было необходимости в присутствии защищающих город Тоа.
И никто не рассматривал возможность завоевания этого города. До сих пор.
- Мы еще не приплыли? – спросил Авак. Сидя в центре лодки, он лениво греб. Время от времени он развлекал себя, ментально создавая тюрьму вокруг какой-нибудь морской птицы и наблюдая как она бьется о нее, пытаясь освободиться.
- Если наша информация верна, морская пещера должна быть прямо под нами, - ответил Везок. Он смотрел вокруг, ища место, куда должно было привести их путешествие. Метру Нуи был окружен огромным серебряным морем, ограниченным со всех четырех сторон массивными каменными стенами. В некоторых из этих стен были пробиты порталы, позволяющие лодкам проходить через них на пути в город и из города.
Рейдак взглянул через борт лодки в серебряную воду. Далеко внизу можно было смутно разглядеть больших плавающих морских Рахи. Он как-то сомневался, чтобы все они были вегетарианцами.
- Так кто пойдет вниз? – спросил он.
- Я думаю, мы все пойдем, - ответил Везок. – Может быть, потребуются трое, чтобы…
- Кто-то должен остаться посторожить лодку, и я вызываюсь, - перебил его Авак, говоря так быстро, что одно слово сливалось с другим.
- А я вызываюсь посторожить Авака, сторожащего лодку, чтобы он не убежал без нас, - предложил Рейдак.
Везок нахмурился:
- Вы слышали, что говорил Затененный. Вы знаете, что предположительно должно быть внизу. Если я пойду вниз один, я окажусь легкой закуской. Так кто поможет мне?
Авак посмотрел на Рейдака и сказал:
- Бросим жребий.
Когда Рейдак кивнул в знак согласия, Авак бросился вперед, схватил его, и бросил через борт лодки в воду:
- Кажется, я выиграл.
Рейдак в ответ разразился проклятиями, способными испепелить огромную каменную змею. Везок посмеиваясь, тоже нырнул в воду.
- Оставайся в лодке, - сказал он Аваку. Потом добавил: - А лодка пусть остается здесь.
Везок и Рейдак скрылись в глубине. В воде было леденяще холодно, хуже чем на заснеженных пиках острова Темных Охотников. Их доспехи затрудняли маневрирование под водой, но если они будут рассчитывать только на свое проворство, они в любом случае осуждены. Здесь, внизу, была нужна другая сила.
Глаза Рейдака загорелись красным. Его инфракрасное зрение проникало через темную воду, но обнаруживало только проплывающих рыб Рахи. Хотя становилось все тяжелее, он продолжал искать, надеясь, что информация Затененного была точной. И он, и Везок знали, что у них нет лишнего времени – даже их увеличенные легкие не могли набрать так много воздуха.
Когда они почти достигли морского дна, Рейдак остановился, и указал вниз. Везок увидел массивный булыжник, окруженный льдом, очевидно закрывающий вход в морскую пещеру. Два Темных Охотника ударили одновременно, разбив валун на камушки. За ним оказалась глыба прочного льда, по крайней мере, ста футов толщиной.
Везок кивнул. Значит, легенда была точной. Ему захотелось, чтобы с ними был Хаканн с его способностью использовать тепловые лучи. Потом он подумал, что никогда не ожидал от себя слов «Хочу, чтобы здесь был Хаканн», и вряд ли скажет их когда-нибудь снова.
Рейдак начал колотить по льду. Везок стрелял в глыбу лучами своего импульсного зрения. Периодически они всплывали на поверхность глотнуть воздуха. Потом снова ныряли вниз и продолжали работу.
Больше чем через два часа работы последний кусок льда отлетел прочь, освобождая спрятанное внутри «сокровище». Везок увидел, как вспыхнул, открываясь, огромный красный глаз, за ним другой. Температура внезапно выросла, вода почти закипела. Низкий грохот, прокатившийся в воде, перерос в рев. Что-то находящееся внутри пещеры начало выползать на свободу.
В ужасе расширив глаза, Везок показал вверх. Рейдак принял идею, и оба рванулись к поверхности. Они вскарабкались на борт лодки прежде чем Авак успел сказать:
- Ну что? Что там? Что вы видели?
- Греби! Греби! – крикнул Везок. – Уходим отсюда!
Авак подчинился, но как только он повернулся, он увидел источник их волнения. Под водой что-то двигалось, быстро приближаясь. Внезапно что-то вырвалось снизу, опрокинув лодку и выбросив всех трех Темных Охотников за борт. Потом оно снова опустилось в волны.
- Что это было? – крикнул Авак.
- Небольшой подарок, - ответил Везок. – От Затененного Метру Нуи, с наилучшими пожеланиями.

Огромное чудовище выплыло на волю впервые за тысячи лет. У него было очень смутная память о прошлом, но то, что происходило тогда, не имело сейчас никакого значения. Дракона Канохи беспокоила только одна вещь: он был очень, очень голоден.
Ощущая на ближайшем острове огромный источник тепла, он двинулся в этом направлении. Тепло – значит жизнь, жизнь – значит пища, и сегодня он, наконец-то, хорошо поест.

- Так мы нашли его, - сказал Рейдак. Они трое снова забрались в лодку. – Теперь поедем домой?
- Нет, - сказал Везок. – Теперь будем ждать.
- Чего?
- Того, что непременно произойдет.
Мощный хвост Дракона Канохи хлестал по воде. Он был близок к источнику тепла, но надо было покрыть еще большое расстояние. Теперь он вспомнил это место, и малышей, которые здесь жили. Дракон уже бывал там, задолго до того, как остров застроили многочисленными зданиями. Тогда он тоже приходил туда за кормом, но обитатели сделали ему больно. Если лететь над городом, они могут захотеть сделать это снова.
Тогда он не полетит, решил он. Хотя в холодной воде было неприятно, да и вообще плавание было не самым любимым способом его передвижения, он останется под водой. Он найдет такую дорогу к теплу, что малыши его не заметят. И потом, когда к нему вернется сила, он рассчитается за старое.

- У них нет никаких шансов, - сказал Авак. – Город завтра же превратится в руины.
- Нет, не превратится, - ответил Рейдак, улыбаясь. – Потому что мы собираемся спасти его, не так ли, Везок?
Везок решил, что следует пересмотреть справедливость своей точки зрения на истинные умственные способности Рейдака. Затененный полностью поделился своим планом только с ним, но Рейдак сумел его вычислить. Надо наблюдать за ним, - подумал Везок. – Он не такой, каким кажется.
- Несколько часов буйствования Дракона Канохи должны убедить Турагу Дьюма, что город нуждается в защите, - сказал Везок. – Поскольку нигде не видно Тоа, Темные Охотники великодушно согласятся «защитить» его в обмен на разрешение построить здесь базу. Это хороший план.
- Безусловно, - сказал Авак, кивая. – Только как мы предполагаем остановить эту штуку, если они согласятся?
Везок начал грести в направлении города:
- Я сказал, что это хороший план. Я не говорил, что это безупречный план.
Дракон Канохи столкнулся с запутанной системой подводных труб, потом пробил себе путь сквозь толстые стены Метру Нуевских Архивов. Матораны спустились вниз исследовать источник ужасного грохота и подъема воды. Увидев чудовищного Рахи, разбивающего все вокруг, они вскарабкались обратно так быстро, как их ноги могли нести их.
Дракон не обратил на них никакого внимания, пока нет. Его целью был источник тепла, до которого все еще было довольно далеко. Вместо того чтобы идти по земле, он направился к нему через нижние уровни Архивов.
Смелый Ону-Маторанский архивариус по имени Маврах последовал за ним. Путь существа был усеян разбитыми цилиндрами, раздавленными артефактами и обломками разрушенных стен. Несколько живых экспонатов оказались на свободе, что заставило Мавраха двигаться с осторожностью, на тот случай если некоторые из них голодны. Быстро стало понятно, что монстр движется не в случайном направлении, а держит курс строго на Та-Метру.
Маврах мог бы преследовать дракона на всем пути до Большой Плавильни, если бы его друг Венуа не нашел его и не велел остановиться. Они тут же пошли к Главному Архивариусу, чья маска скрывала горе, которое он чувствовал при виде такого разрушения.
- Турага Дьюм должен вызвать Ваков, - сказал Венуа, имея в виду мехнических стражей порядка Метру Нуи. – Но я не уверен, что даже они справятся с этим.
- Это… изумительно, - прошептал Маврах с трепетом. – Я никогда не видел Рахи, похожего на этого. Почему он здесь? Что ему надо? Здесь так много можно узнать!
- Вы сможете изучить его труп, - резко сказал Главный Архивариус. – А теперь идемте отсюда. Мы должны вернуться на верхние уровни.
Три Маторана повернулись, пытаясь не обращать внимания на звуки битвы, наполняющие Архивы.

Везок, Рейдак и Авак причалили в уединенном месте на берегу Ле-Метру. Везок показал на группы Ваки, поднимающиеся по направлению к Та-Метру:
- Полагаю, они заметили какой-то беспорядок. Отлично, подождем темноты. Дадим им немного поволноваться.
Авак осматривался вокруг, ища как бы развлечь себя в ожидании ночи, когда заметил дюжину Ваки, движущихся в их направлении. Он приготовился к сражению, но они поднялись в воздух, пролетели над океаном и удалились из города.
- Куда это они собрались? – удивился он.

Как выяснилось, Ваки лишь немного раздражали Дракона Канохи. Тепло, генерируемое его теперь полностью оттаявшим телом, расплавило большинство из стражей города. Остальных уничтожили его когти и зубы. Он беспрепятственно переместился в область прямо под Та-Метру. Когда он оказался под самым сильным источником тепла, он пробил себе путь наверх.
Дракон вылез в самой середине Большой Плавильни. Матораны в панике разбежались, когда он вынырнул из пламени.
Когда на Метру Нуи опустилась темнота, город был в огне. Пламя в Та-Метру вырвалось из-под контроля. Улицы были завалены кусками механических Ваки. Матораны собрали оружие и готовились к бесполезной атаке на дракона.

Турага Дьюм стоял в своей комнате в Колизее, размышляя о судьбе своего города. Легкое колебание воздуха в комнате сказало ему, что он больше не один.
- Неудачный день? – спросил Везок.
Дьюм взглянул на трех Темных Охотников, ворвавшихся в его убежище. Кто-нибудь другой при их виде мог бы броситься бежать. Но Дьюм столетиями был Тоа, а позже Турагой. Его сердце не знала страха.
- Я должен был догадаться, - сказал он, выпрямляясь. – Дракон Канохи – это оружие, но рука, которая держит его, принадлежит Затененному.
- То что здесь происходит – настоящая неприятность, - сказал Рейдак. – Наверняка будет ужасно, если Дракон Канохи превратит Та-Метру в кучи мусора. А еще хуже будет, если что-то вроде этого начнет случаться каждую неделю.
- Очевидно, что Ваки не могут защитить вас, - добавил Везок. – Договорись с нами, и ты можешь больше ни о чем таком не беспокоиться.
Холодное молчание опустилось на комнату. Дьюм повернулся спиной к Темным Охотникам, погруженный в мысли. Прошло несколько секунд. Потом правитель Метру Нуи заговорил.
- Уходите.
- Ты совершаешь ошибку, - прорычал Авак. – Большую ошибку.
Дьюм не обратил на него внимания и встретился глазами с Везоком:
- Я скорее увижу этот город превращенным в руины… такие, что в них не будет даже двух кирпичей соединенных вместе… чем позволю вашей организации пустить здесь корни.
- Тогда ты не думаешь об интересах своего города, - ответил Везок. Он обнажил свой гарпун и направил его на Дьюма. – Может быть, самое время дать Метру Нуи нового правителя.
Везок спустил курок как раз в тот момент, когда в комнату ворвался столб пламени. Огонь встретил гарпун на середине комнаты и расплавил снаряд. Темные Охотники повернулись, и увидели двух Тоа – одного изумрудного, второго красно-золотого – стоящих в оконном проеме. Еще девять Тоа летели на Ваках по ночному небу вслед за ними.
- Тоа Ликан! - воскликнул Дьюм. – Тоа Нидики!
- Ты не говорил нам, что у тебя в гостях Темные Охотники, - сказал Нидики, Тоа Воздуха. - Я думал, здесь придется сражаться только с высшими формами жизни.
- Мы получили твое послание, - сказал Тоа Ликан, повелитель огня. – В том, что здесь случилось, виноваты эти трое?
Дьюм колебался. Он бы много дал, чтобы увидеть трех этих Темных Охотников в тюрьме, но если так сделать, это приведет только к тому, что на их освобождение будут посланы новые. Метру Нуи станет полем битвы. Было необходимо более дипломатическое решение.
- Они курьеры, которые должны передать от меня одно послание, - ответил Турага. – Поэтому они просто отправятся обратно к себе домой.
Взгляд в глаза Ликана показал Дьюму, что Тоа точно понял, что здесь происходит.
- Вероятно, это мудро, - сказал Ликан. Потом, посмотрев прямо на Темных Охотников, добавил:
- А то здесь небезопасно.
Везок понял намек. Он и остальные в любой момент могли бы взяться за дело, если бы речь шла о двух Тоа и Тураге. Но одиннадцать Тоа было, конечно, совсем другое дело. Нечего было надеяться выиграть такое сражение, и слишком многое можно было потерять.
- Видимо, так, - сказал он Ликану. – Но это прекрасный город. Может быть, когда все успокоится, мы вернемся.
- Всегда буду рад видеть тебя, - сказал Тоа Нидики, улыбаясь. – Великолепен вид этого города с верхушек Башен Знаний… пока ты не поскользнешься и не свалишься.
Везок вернул Тоа улыбку, но оба знали, что это лишь взаимный вызов, а не что-нибудь большее. Потом он повел Рейдака и Авака из Колизея. Находящиеся снаружи Тоа внимательно наблюдали за ними, пока они не погрузились в лодку и не отбыли.
- Хорошо то, что хорошо кончается, - проворчал Рейдак.
Везок пожал плечами:
- Еще не кончилось. Может, потребуется год, столетие, или несколько тысяч лет… но Затененный всегда получает то, что хочет.
Ликан, Нидики и их команда Тоа вели борьбу с Драконом Канохи в течение месяца. Было разрушено множество зданий, целые кварталы в Та-Метру стали необитаемы, и слишком много невинных Маторанов встретили свою смерть. Когда чудовище в конце концов было побеждено (в немалой степени благодаря соединенным усилиям четырех Тоа Льда), эта победа наполнила сердца Тоа не гордостью, а только облегчением.
При обсуждении дальнейшей судьбы дракона, Нидики предложил взять на себя обязанность попробовать убить его. Но броня дракона, которую так трудно было пробить во время битвы, помешала ему прикончить существо. В результате решили отвезти дракона на другой остров, правители которого согласятся дать ему пристанище и содержать подальше от других земель. Ликан и полдюжины Тоа из его команды согласились повести баржу, на которую погрузили дракона, а Нидики и остальные остались обеспечивать безопасность города.
- Темные Охотники не задержатся с ответом, - напомнил Дьюму Ликан. – Они вернутся обратно. Как и мы.
Путешествие Дракона Канохи к новому дому заняло много времени. Наконец, баржа приплыла в док, сделанный из черного скрученного металла. Вид острова и чувство, вызываемое этим видом, беспокоили Тоа. Хотя отдельные его части казались дикими и заросли тропической растительностью, большая часть острова была покрыта безрадостными железными зданиями, испускавшими в небо вонючий дым. Один из членов команды настойчиво утверждал, что в открытой двери фабрики он увидел что-то похожее на массу боевых машин, собранных внутри.
К Тоа приблизилась высокая, черная фигура. Она быстро перевела темные глаза с героев на Дракона Канохи. Рот скривился в злобной улыбке.
- Подходит, - прошипела фигура. - Очень хорошо подходит.
- Я Тоа Ликан. Мы приплыли из Метру Нуи чтобы оставить здесь это существо, но я должен спросить вас: Вы уверены, что хотите оставить такое злобное, опасное создание на своем острове?
- Любое зло относительно, Тоа Огня, - ответил улыбающаяся фигура. – В вашем городе это монстр. На моем острове это… плохо воспитанная зверюшка. Так что ответ – да. От имени своего острова я, Рудака, приглашаю Дракона Канохи на наши пляжи.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Наследие ЗЛА   Сб Фев 27, 2010 12:42 am

Глава 5

Три тысячи лет назад…
Хаканн лежал на одной из крыш Га-Метру. Лариска находилась позади него, по обыкновению, поигрывая своими кинжалами. Поначалу Хаканна нервировала эта привычка. Позже он понял, что кинжалы были, вероятно, единственными «друзьями», которым она полностью доверяла.
Шла еще одна темная, холодная и опасная ночь в Метру Нуи. К этому моменту Хаканн видел их слишком много. После инцидента с Драконом Канохи Затененный предпринял еще несколько попыток – как явных, так и нет –установить контроль над городом, или хотя бы построить тут базу. Каждый раз его попытки срывали Тоа.
Неудивительно, что Метру Нуи стал навязчивой идеей Затененного. Когда попытка Тока украсть Турагу Дьюма провалилась, терпение правителя Темных Охотников кончилось. Он собрал легион своих лучших оперативников, и приказал им оккупировать и захватить Метру Нуи. Это показалось многим, включая Хаканна, очень странной и очень рискованной идеей. Темные Охотники жили в тени, наносили быстрые удары и исчезали. Они не создавали армии и не осаждали города.
- Темный Охотник при дневном свете представляет собой только одну вещь, - говорил Хаканн в то время. – Мишень.
Тем не менее, похоже, этот план срабатывал. Пара сотен Темных Охотников штурмовала Метру Нуи глубокой ночью, совершенно неожиданно для Ваков и Ликановской команды Тоа. Пока Матораны искали прикрытие, они установили контроль над большей частью города. Тоа и Турага Дьюм были вынуждены занять оборону в Колизее. Победа казалась делом нескольких дней.
Потом все пошло хуже. Тоа Воды ухитрилась проскользнуть сквозь ряды Темных Охотников и уплыть в океан. На первом же острове, куда она попала, она притащилась к Тураге и попросила о помощи Метру Нуи. В результате едва ли не сотня Тоа нагрянула в город и превратила то, что должно было быть коротким сражением, в затянувшуюся осаду. В последние месяцы Тоа и Темные Охотники сражались за каждый метру, за каждую улицу.
К этому моменту обеим сторонам был причинен серьезный ущерб. Все Метру были сильно повреждены. Между тем, с таким большим числом Темных Охотников, завязших в Метру Нуи, поток сокровищ, текущий в погреба организации, превратился в тонкую струйку. И Дьюм, и Затененный понимали, что необходимо как-то закончить эту войну прежде чем не останется ничего, за что следует сражаться.
Воспоминания Хаканна были прерваны видом одинокого Тоа на улице внизу. Судя по цвету его доспехов, это был Тоа Воздуха, а его маска и оружие соответствовали Везоковскому описанию Тоа Нидики. Хаканн ухмыльнулся. Появилась великолепная возможность не только вывести из игры еще одного Тоа, но и украсть у Везока шанс когда-нибудь ему отомстить.
Он уже начал подниматься, когда Лариска остановила его:
- Не так уж важно, если будет одним мертвым Тоа больше , - сказала она. – Дай-ка мне потолковать с ним.
- И сграбастать побольше славы для себя самой? - проворчал Хаканн.
Лариска в ответ улыбнулась:
- Пожалуй, я изложу это по-другому. Не стой на моем пути, когда я что-то делаю, или мы снова вернемся к тому, на чем остановились на арене Затененного.
Без дальнейших слов она перепрыгнула на другую крышу, потом на другую, и в конце концов на землю. Она двигалась в направлении к Колизею – верный способ привлечь внимание Тоа.
Находящийся внизу Нидики заглотнул наживку. Произошло короткое неубедительное сражение, оставившее Хаканна неудовлетворенным. Он видел, что у Лариски по крайней мере три раза была идеальная возможность убить Тоа, но она ее не использовала. Он задумался, нельзя ли как-нибудь использовать эту информацию для своей пользы.
Тоа ненадолго исчез. Хаканн услышал, что Лариска заговорила. Когда Нидики снова появился в поле зрения, они с Лариской что-то обсуждали. Хаканн был слишком далеко, чтобы слышать, о чем они говорят. Он рассмотрел и отбросил идею о том, что Лариска планирует перейти на сторону Тоа. Она паршиво будет выглядеть в маске, и знает это, - подумал он.
Когда Лариска вернулась, на лице у нее было выражение Муаки, только что съевшей птицу Гукко.
- Он готов сотрудничать. Мы должны передать послание Затененному.
- Что если это какой-то трюк?
Лариска покачала головой:
- Не думаю. Он не такой хороший лжец, как сам считает. Когда-нибудь, это, вероятно, будет стоить ему многого.

Послание, доставленное специально обученным Нуи-Рамой, было коротким и точным. Тоа Нидики устраивает захват Тураги Дьюма, Тоа Ликана и остальных защитников Метру Нуи в обмен на право управлять городом. Ответ Затененного был так же прям: Согласиться на требования Нидики, а когда война будет выиграна, ликвидировать его.
Лариска направилась на встречу с Нидики следующей ночью. Как и раньше, Хаканн оставался в тени и наблюдал. Он и не доверял Тоа, и не был полностью уверен в мотивах Лариски. Может быть, она планировала себя в будущие королевы Метру Нуи.
Нидики опоздал и выглядел обеспокоенным:
- И каков ответ? Быстрей, быстрей, я рискую всем, просто приходя сюда.
- Успокойся, - сказала Лариска. – За тобой кто-нибудь шел?
- Не думаю, - сказал Нидики. – Ликан приказал мне спуститься в доки и встретить прибывающую лодку. Он не может пойти сам: он слишком долго был лидером армии Тоа, чтобы делать что-нибудь самому.
- Он ожесточен, - подумал Хаканн. – Отлично, мы можем с ним работать.
- Соглашение такое, - сказала Лариска. – Завтра ты приведешь Ликана и стражей Колизея в Каньон Нескончаемого Шепота в По-Метру. Мы спрячемся в пещерах и предгорьях. Когда все будет закончено, я лично позабочусь о Тураге Дьюме… а город будет твоим, Нидики. Что ты планируешь с ним делать?
Хаканн не слышал ответа Нидики. Его внимание привлекло что-то красное и золотое, промелькнувшее на ближайшей крыше. Это был Тоа Ликан! Он следовал за Нидики и все слышал.
Темный Охотник быстро соображал. Если он предупредит Лариску, «ловушка» будет отменена, и останется достаточно времени, чтобы спасти армию Затененного. С другой стороны, если он этого не сделает, Лариска впадет в немилость, а война закончится. Единственный недостаток в том, что он может стать пленником Тоа. Надо придумать способ спасти свою металлическую шкуру.
Нидики ушел. Лариска еще не возвращалась. Хаканн взобрался на крышу и последовал за Тоа Ликаном.
Тоа быстро заметил его присутствие. Ликан повернулся и выстрелил пламенем из двух своих огненных мечей. Хаканн уклонился и ответил Ликану ментальным ударом. Тоа покачнулся, но устоял, и, соединив два своих меча вместе, сделал щит. Потом он с неправдоподобной точностью метнул щит, сбив Хаканна с ног. Щит был на обратном пути к Ликану, когда Хаканн накрыл его своим тепловым зрением, заставив закрутиться и сбиться с курса. Темный Охотник вскочил на ноги, и направил метатель лавы прямо на Тоа Ликана.
- Я мог бы убить тебя, Тоа, но здесь уже достаточно убивали, - сказал Хаканн, пытаясь говорить искренне относительно потерь жизней. В действительности, единственная жизнь, о которой он беспокоился, была его собственная. – Пришло время закончить эту войну.
Ликан ничего не сказал, только с презрением взглянул на Хаканна. Он выразил этим все свое мнение относительно Темных Охотников.
- Ты знаешь, что планирует ваш приятель Нидики. Ты, вероятно, готовишь свою собственную ловушку, - сказал Хаканн. – Ты рассчитываешь, что сможешь захлопнуть за всеми нами двери какой-нибудь пещерной тюрьмы прежде чем зайдут звезды. Но… может быть, здесь можно заключить сделку.
- Я не имею дела с Темными Охотниками, - резко сказал Ликан.
- Ты уже имел дело с одним из них, - ответил Хаканн, сочтя лучшим контролировать свою раздражительность. – Или, может быть, ты все еще не знаешь, что произошло с Камнем Макоки, тогда, много лет назад?
Невольное движение Ликана показало, но только на мгновение, что он поражен заявлением Хаканна. Чувствуя благоприятную возможность, Темный Охотник поторопился продолжить.
- Я украл его,- соврал он. – И я отдал его Затененному, это был вроде как вступительный взнос за право стать Темным Охотником. Если мы должны проиграть эту войну, мы ее проиграем – но я предлагаю обмен. Ты получаешь Камень Макоки, а мы невредимыми уходим с этого острова.
Тоа Ликан боролся с искушением. Свободные, Темные Охотники всегда были угрозой. Но Камень Макоки был тем, за что его товарищи Тоа тысячи лет назад готовы были умереть. Хотя он и не знал его истинного значения, оно должно было быть жизненно важным. Мог ли он предать память своих покойных товарищей и упустить шанс получить его обратно?
- Ты пойдешь со мной, - сказал Ликан. – Потом ты отправишь послание вашему лидеру. Ты скажешь ему, что война проиграна. Если Камень Макоки у него, мы позволим тебе и другим Темным Охотникам вернуться домой… с двумя условиями.
- Какими?
- Вы никогда не вернетесь обратно… никогда… и вы заберете Нидики с собой. Я не хочу его видеть.
Хаканн улыбнулся:
- Откуда я знаю, что ты в конце концов так и поступишь?
- Тоа не берут назад свое слово, - ответил Ликан.
- Полагаю, Нидики пропустил тот урок, где этому учили, - сказал Хаканн, посмеиваясь.
Все произошло так, как и планировал Тоа Ликан. Когда он, Нидики и остальные стражи Колизея пришли в Каньон Бесконечного Шепота, на них немедленно напали из засады Темные Охотники. Мгновением позже, Темные Jхотники обнаружили, что сами окружены тремя сотнями Тоа, прошлой ночью прибывшими в город на «кораблях поддержки».
Привыкшие к жесткой дисциплине Затененного, Темные Охотники ожидали такого же сурового обращения от Тоа. Неудача, полагали они, означала смерть.
- Теперь что? – вызывающе спросила Лариска Тоа Ликана. – Загонишь всех нас в море?
Тоа Огня на мгновение заколебался. Потом сказал:
- Еще до того, как вы вошли в каньон, Затененному было направлено послание. Вам будет позволено уйти тем же путем, по которому вы пришли.
Ликан в общих чертах изложил те условия, о которых он говорил Хаканну. Нидики был потрясен, узнав, что он тоже изгоняется из города. Лариска выглядела разочарованной – смерть была бы предпочтительнее сурового наказания, которое Затененный наложит за ее ошибку. Вся эта сцена наполнила Хаканна ликованием.
На следующее утро Темные Охотники и Нидики погрузились на корабли, направляющиеся к острову Затененного. Нидики одиноко стоял у поручня, пристально глядя на город, который, он был уверен, ему уже никогда не увидеть снова. Наблюдая эту сцену, Хаканн не мог не вспомнить слов Затененного, произнесенных так давно:
- Не люблю предателей. И презираю неумелых.

Затененный сдержал свое слово настолько, насколько он это делал всегда. Прошло 2000 лет, прежде чем кто-то из Темных Охотников ступил на землю Метру Нуи – и одним из троих вернувшихся был Нидики.
Правитель Темных Охотников не был однако, удовлетворен возвращением Камня Макоки в руки Тоа. Через шесть месяцев после выдачи Метру Нуи Темных Охотников, он отправил команду на базу Тоа, на которой хранился камень. Они успешно украли табличку. Затененный приказал разбить ее на шесть частей, так что он мог заработать выкуп за нее шесть раз. Братство Макуты предложило за камни наивысшую цену, несмотря на то, что они тоже не знали их истинного значения.
Единственной оставшейся после войны Тоа и Темных Охотников проблемой был сам Нидики. Несмотря на настойчивые уверения Лариски, что ни она, ни экс-Тоа не несут ответственности за поражение, она была строго наказана, а Нидики этого избежал. Затененный оценил знания и опыт Нидики, но не мог заставить себя полностью верить ему. Он знал, что Нидики планирует сбежать с острова в надежде когда-нибудь продолжить свою карьеру в качестве Тоа.
Решение Затененного в этой ситуации было элегантно жестоким. Он позволил Нидики приблизиться к свободе так близко, что экс-Тоа почти ощутил ее вкус. Потом, в последний момент, он велел новому рекруту, Рудаке, использовать свою мутирующую силу, превратив Нидики в чудовищного инсектоида. Теперь такой отвратительный, что Маторанское общество никогда бы не приняло его, он был обречен провести остаток своих дней в качестве Темного Охотника.
А мы, остальные? – хотел бы знать Хаканн, наблюдая с каким ужасом Нидики реагирует на свою новую форму. – Мы все останемся Темными Охотниками навсегда? Или настанет удобный день сказать прощай этому гнусному месту… и иметь силу никогда даже не вспоминать о Затененном?
Это была идея, о которой стоило хорошо подумать, решил он.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Наследие ЗЛА   Сб Фев 27, 2010 12:44 am

Глава 6

Двести пятьдесят лет назад…
Рейдак был счастливейшим Темным Охотником.
Последние полтора дня он стоял на посту на южной стене крепости Темных Охотников. Полученный им приказ был прост: любой, пытающийся перелезть через стену, должен быть растоптан, раздавлен, стерт в порошок, или любым другим способом ему нужно было отбить охоту лезть сюда снова. Пока ему удалось поупражняться в своем любимом занятии – разрушении – на группе Ракши, одном комплекте Экзо-Тоа, работавшем в автоматическом режиме, и дюжине Рахи, носящих контролирующие их действия маски Канохи. Войска Братства Макуты наверняка скоро пойдут в новую атаку, и это было отлично. Рейдак надеялся, что это веселье никогда не кончится.
Отношения между Братством Макуты и Темными Охотниками за последнее время испортились. Именно Темные Охотники стояли на страже, когда шестерым Тоа, Тоа Хага, удалось украсть у Братства и Камни Макоки, и Маску Канохи Света. Хотя Темные Охотники, исполняя свой долг, и сражались изо всех сил, они тем не менее несли ответственность за то, что кража произошла. Братство настаивало на наказании причастных к этому охранников, но Затененный отказал. На том дело и закончилось… во всяком случае, так казалось.
Три столетия спустя, Маута из Метру Нуи нанял трех Темных Охотников – Нидики, тупицу по имени Крекка и третьего, по кличке Ликвидатор – чтобы помочь ему взять Метру Нуи под свой контроль. Попытка провалилась. В отчаянной попытке быстро вернуть потерянную энергию, Макута абсорбировал в себя Нидики и Крекку, тем самым убив их. Ликвидатор ничего не знал об этом, как и остальные Темные Охотники. Все они знали только то, что Нидики и Крекка не вернулись с задания.
Вскоре после этого, появление Маски Времени привлекло в Метру Нуи и Затененного, и Макуту. Они вступили в борьбу за обладание маской. Открытие, что Макута убил двух Темных Охотников, было сделано в ходе битвы. Хотя и сильно раненый, Макута сумел победить лидера Темных Охотников. Но добыча, однако, ускользнула от обоих, благодаря одному быстро соображающему Тоа Огня по имени Вакама.
Все же, вред был причинен. Затененный поклялся отомстить и объявил Братству Макуты войну. По мнению большинства членов организации, это было все равно что объявить войну солнцу или морю. Сила Братства была невообразимо огромна. Здравый смысл подсказывал, что Темные Охотники будут раздавлены за неделю.
Но этого не произошло. Руки Братства были связаны последствиями биотрясений, прокатившихся по миру. Метру Нуи лежал в руинах, часть южного континента отвалилась и исчезла, и это было только началом проблем. Хуже того, попытки управляемой Братством армии Висораков захватить Метру Нуи привели к смерти их короля, а паукообразные создания рассеялись по всем миру.
Тоа тоже не спали во время всех этих событий. Полностью осведомленные о глубине предательства Братства, Тоа наносили удары при любой возможности. Хотя многие Тоа и были убиты в этой борьбе – такие хлопоты нисколько не надоедали Рейдаку – они тоже давали Братству дополнительный предмет для беспокойства.
На этом фоне, стратегия Темных Охотников - стратегия непрерывного нажима, саботажа, воровства и похищений - имела успех. В последние сто лет они перешли от мелкого досаждения Братству к нанесению серьезного ущерба. Теперь Братство нанесло ответный удар.
Рейдак вглядывался в темноту. Кто-то двигался через лес по направлению к крепости. Это была высокая фигура, слишком маленькая, чтобы быть Экзо-Тоа, слишком большая для Ракши или Висорака. Ему захотелось узнать, кто бы это мог быть, и какой будет звук, если это сбросить со стены.
Подошел Зактан.
- Это не к тебе, - сказал он. – Так что не калечить, не рвать, и не кромсать на куски.
Рейдак взглянул вниз. Фигура уже приблизилась к основанию крепости и взбиралась по отвесной каменной стене. В отблесках лунного света поблескивало черное тело. Свирепый Темный Охотник осклабился:
- Не буду, - сказал он. – Но было бы забавно столкнуться с ней когда-нибудь и посмотреть, кто из нас кого прикончит.
- Ты не сможешь никого «прикончить», Рейдак, - ответил вкрадчивый женский голос. – Это ты … был бы прикончен.
Рудака вскарабкалась на вершину стены. Это был ее третий визит в крепость за последние месяцы. Если бы Братство узнало, что она поставляет информацию о них Темным Охотникам, ее жизнь была бы тут же закончена. Зактан наполовину подозревал, что она также предоставляет Братству данные о Темных Охотниках, но не мог проверить это.
- Где информация? – спросил он.
- Где моя оплата? – ответила Рудака.
Зактан протянул ей табличку. Если бы какой-нибудь другой Темный Охотник увидел ее содержимое, Зактан немедленно был бы схвачен и посажен в тюрьму, если не хуже. На камне был вырезан подробный план крепости Затененного, дополненный подробностями о размещении странников, ловушках и других мерах безопасности. Имея эту карту, враг мог проскользнуть в крепость и ликвидировать лидера Темных Охотников… или так казалось.
На самом деле, как знал Зактан на собственном горьком опыте, уничтожить Затененного было не так-то просто, даже владея такой информацией. Если Рудака попробует сделать это, она, скорее всего, будет убита, и те члены Братства, которые пойдут с ней - тоже. Если же ей как-то удастся добиться успеха, Зактан не сомневался, что сможет ликвидировать ее, и захватить власть для себя самого.
- Вам надо уходить, - сказала Рудака. – Через час это место будет окружено, а через два – разрушено. Все Темные Охотники, которые попадут в плен, будут мечтать, чтобы их вообще никогда не было.
- Почему они так хотят захватить это место? – спросил Рейдак. – Кроме возможности сразиться со мной, конечно.
Рудака взглянула на Рейдака, потом повернулась к Зактану:
- Он у вас всегда такой?
- Большую часть времени, - ответил Зактан. – Но это полезно. И его вопрос справедлив – эта крепость не имеет особенного стратегического значения, так почему же Братство так ее добивается?
Рудака улыбнулась:
- Тот, кто не знает истории, обречен повторить ее, Зактан… и иногда в точности повторить. Когда-то это была крепость Братства Макуты, а ты не знал?
Зактан выругался себе под нос. Нет, он не знал таких подробностей, потому что Затененный не счел нужным рассказать ему об этом, посылая сюда.
- И, полагаю, вы оба не исследовали это место? – продолжила Рудака. – Просто были маленькими послушными стражами, да? Глупые, глупые пешки – незнание может погубить вас.
Кивнув головой, она спустилась со стены и исчезла. Зактан изумленно смотрел ей вслед, размышляя. Потом он сказал Рейдаку:
- Стой здесь. Мне надо кое-что сделать.
- А как насчет твоей части стены? Кто будет наблюдать за ней?
- Разве это не очевидно? – ответил Зактан. – Ты. Если будут трудности или тебя убьют… позови меня.
Прежде чем Рейдак успел запротестовать, Зактан направился вниз по лестнице, ведущей из крепости. Вопреки предположениям Рудаки, он изучил здесь каждый дюйм сразу после прибытия. Ток же не только изучил, но и ограбил, забрав все, что не было прибито к стене. Но, очевидно, что-то они пропустили. Чем бы это «что-то» не было, Братство было готово пожертвовать жизнями, чтобы получить его.
Ток согласился составить Рейдаку компанию при выполнении долга стража, но не от большой любви к этой работе, а из-за того, что Рейдак пригрозил сделать с ним, если он скажет нет. В отличие от Рейдака, Ток не находил никого удовольствия в том, чтобы сражаться с различными членами армии Братства Макуты. Они редко имели с собой сокровища, заслуживающие кражи, или оружие, достойное стать трофеем. Кроме того, нужно было слишком долго возиться, чтобы они умерли, и после них оставался беспорядок.
- Что-нибудь видишь? – спросил Рейдак.
- Темноту. Воду. Жизнь проходит…- ответит Ток.
- Ну так и что? Уходить отсюда? – спросил Пирака в черных доспехах.
Ток вздохнул и сделал шаг к краю стены. В первый момент он увидел только деревья, землю и океан, освещенные отблесками лунного света. Деревья раскачивал ветер, о берег бились огромные волны, а земля двигалась по направлению к крепости.
В следующую секунду Ток понял, что значило последнее. Да, земля двигалась… нет, нет, не она. Что-то двигалось по земле – много чего-то. Их окутывал туман, но издаваемые ими резкие звуки предвкушения выдавали их присутствие.
- Висораки!
Темные Охотники высыпали на стены, чтобы защитить крепость, но сцена быстро превратилась в хаос. Висораки Онораки использовали свою способность к имитации, выкрикивая противоречащие команды голосами Зактана, Древнего и даже Затененного. Вотараки бешено бросались на основание стены, пытаясь пробить в камне дыры. Боггараки карабкались по стенам, стреляя своими спиннерами, и превращая защитников в пыль.
Со своей стороны, Темные Охотники защищались изо всех сил. Рейдак вырывал из стен камни и швырял их вниз на Сакораков. Ток заставлял Онораков замолкнуть, используя свое ледовое оружие, а потом бросал камни и разбивал замороженных Висораков на тысячи кусков. Другие Темные Охотники использовали дротики, копья, и все что могло помочь отбить атакующих.
- Еще немного, и у нас будут проблемы, - прокричал Ток.
- Почему? Потому что они возьмут крепость? – сказал Рейдак.
- Нет, потому что они перекроют нам пути к бегству, - сказал Пирака в белых доспехах. – Может быть, ты и хочешь умереть смертью храбрых, защищая этот кусок камня, но я нет. Пусть остальные эти недоумки войдут в анналы Тамных Охотников как герои – я в любом случае собираюсь выжить.
- А Зактан?
Ток прихлопнул Висорака, перелезающего через край стены, потом схватил за ногу другого и швырнул его в воздух.
- Что «Зактан»? - спросил он.
Зактан слышал доносящиеся сверху звуки сражения, но не собирался позволить очередной атаке Братства отвлечь его от выполнения поставленной задачи. Если в этом месте можно было найти что-то важное, он это найдет.
Он спустился прямо в подвал. Скорее всего, проход в потайную комнату находился там, так как верхние этажи для этого не подходили. Спустившись вниз, он занялся самыми доскональными поисками, посылая составляющих его тело микроскопических протодитов в каждую трещину или расщелину. Если они наталкивались на препятствие, он звал их обратно. Именно он был единственным, кто был способен проникнуть в какую-нибудь ранее неизвестную комнату, и это могло оказаться важным.
Зактан слышал вопли и крики своих компаньонов - Темных Охотников. Но он не обращал на них внимания. Его поиск был кропотливой работой, и не мог быть поспешным. Понадобилась, наверно, вечность, чтобы найти узкую щель в полу, ведущую в какую-то расположенную внизу комнату. Он позволил всему своему телу проскользнуть через обнаруженный вход и оказался в тайном помещении, расположенном ниже подвала.
В первый момент он был разочарован. Нигде вокруг не было оружия или ящиков с сокровищами. Он бы согласился даже на второй камень Макоки, но здесь не было ничего похожего. Просто пустая комната, четыре стены которой были покрыты символами, причем даже не символами, имевшими какое-нибудь значение.
Все же он пока не торопился уходить. В конце концов, пойти назад наверняка значило окунуться в самую середину происходящей битвы. Так что он удовлетворился изучением стен и попытками найти какой-нибудь ключ к тому, что означала резьба.
Некоторые фрагменты этой резьбы были нанесены уверенно, другие нерешительно, кое-что - яростно перечеркнуто. С точки зрения Зактана, это выглядело как описание какого-то эксперимента или какие-нибудь расчеты, но общий смысл был непонятен. Ничего, просто беспорядочные символы по всей стене, не образующие каких-нибудь определяемых слов, или даже системы какого-нибудь кода (если это был код), который можно было бы расшифровать.
Он отступил на шаг назад, и изучил только рисунки. Он узнал маску Великая Хау, по традиции символизирующую Великого Духа. Рядом с ней была вырезана Краакан, маска, которую носил Макута из Метру Нуи. По соседству изображался третий символ, которого Зактан не узнавал – это был сильно наклоненный полукруг, показанный движущимся вверх. Заинтригованный, Темный Охотник протянул руку и тронул символ.
Как только его палец прикоснулся к полукруглой резьбе, комнату наполнил гул. Затем, к изумлению Зактана, составляющие стены камни начали менять положения. Вначале медленно, потом так быстро, что глаза не могли за ними уследить, они двигались и перемещались друг относительно друга, сами собой перестраиваясь и образуя – что?
Весь процесс занял всего несколько секунд. Но за это время Зактан отступил в самый центр комнаты, боясь что стены могут в следующий момент атаковать его. Во внезапно наступившей тишине, последовавшей за удивительным перемещением, он огляделся вокруг.
Это было неслыханно. Изменив свое положение в стенах, камни встали таким образом, что бессмысленные линии выстроились в согласованный понятный текст. Зактан начал читать, и то, что он прочитал, поразило его.
Комната была хроникой, написанной Братством Макуты. Она подробно рассказывала о событиях, приведших к тому дню, когда Великий Дух Мата Нуи погрузился в вечный сон. Зактан всегда предполагал, что это было неожиданное событие, скорее всего результат какого-то неизвестного воздействия Макуты. Он полагал, что если Братство будет побеждено, Мата Нуи сразу же проснется.
Эта резьба доказывала, что он ошибался. Не все Братство проделало это с Мата Нуи, а только один из его членов – тот самый, который сражался с Затененным, наиболее опытный и могущественный из всего Братства. И действие, в результате которого Мата Нуи погибал, было совершено в действительности за сотни лет до того, как он заснул.
Все это было здесь – планы Макуты захватить энергию Метру Нуи, предсказания Великого Катаклизма, и ужасное предупреждение о том, что эти события могут привести к концу света. Было и наспех написанное предостережение о возможном приходе Тоа Света. В одном углу была самая свежая резьба, подробно объясняющая, как скоро Великий Дух может умереть от нанесенных повреждений. А сверху, на камне грубо было выцарапано одинокое слово: Ignition.
Но это было далеко не все. Нет, еще хуже было потрясающее своим смыслом, ослепляющее своей наглостью… и неслыханное в абсолютной глубине зла открытие. Братство прогнозировало, что, если попытка завладеть Метру Нуи провалится, а Матораны убегут, поселенцы обязательно установят связь с Тоа. Этих Тоа надо будет по возможности победить, но если это окажется слишком трудно сделать, им будет позволено думать, что они выиграли окончательную битву… даже если это будет значить смерть какого-нибудь члена Братства.
Когда Тоа будут вполне ослеплены своим видимым успехом, вступит в действие настоящий план. Когда он будет выполнен, Великому Духу будет позволено проснуться… и настанет царство тьмы, такое, какое ни один Маторан даже представить себе не может в своем ужаснейшем кошмаре.
Зактан опустился на пол, ошеломленный. По сравнению с тем, что планировало сделать Братство, проекты Затененного были похожи на пустые фантазии безобидного Рахи. Если они достигнут цели, не будет больше никаких Тоа, никаких Темных Охотников, только темнота и смерть.
Его первым побуждением было бежать из крепости и передать всю эту информацию кому-нибудь, кто может действовать без промедления, даже если это будет Затененный.
Эта мысль исчезла через три секунды.
Вторая мысль была намного более здравой. Теперь, когда он знал все это, было бы ошибкой так или иначе однажды не использовать этот великий план в своих целях. И когда этот день наступит, Братство Макуты получит сюрприз.
Они думают, они знают, что такое зло. Они думают, они знают, что такое предательство, - подумал Зактан. Потом на его лице медленно появилась неприятная усмешка.
Подождем, пока они не узнают меня.

Благодаря их мастерству и удаче, Темным Охотникам удалось этой ночью отбить атаку Висораков. Но все они знали, что это наверняка не последнее такое нападение. Без подкрепления крепость должна была пасть.
Ток и Рейдак осуществили свое решение дезертировать. Еще до наступления следующего после битвы утра они ушли. Не прощаясь, оставив южную стену незащищенной. Их метод был так эффективен, что никто из остальных Темных Охотников даже не знал, что они ушли, пока три дюжины Ракши не взобрались на стену и не врезались в ряды защитников крепости.
Зактан тоже решил, чтоб лучше быть где-нибудь в другом месте. Но прежде чем уйти, он попрактиковался в воздействии своего импульсного зрения на стенах секретной комнаты. Независимо от того, кто выиграет сражение, он не хотел, чтобы еще кто-нибудь видел эту информацию. Пусть Хаканн и Везок, и остальные, играют в свои мелкие игры, рискуя из-за ничтожнейших ставок – его ставкой будет весь мир.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Наследие ЗЛА   Сб Фев 27, 2010 12:46 am

Глава 7
Месяц назад…
- Ты должен был лучше разузнать об этом, Хаканн, - проворчал Авак, гребя через волны серебристого моря. – От этого зависят наши жизни.
- Cтавка никогда еще не была так велика, - сказал Зактан.
Хаканн взглянул на самопровозглашенного лидера экспедиции. Уйти было его идеей, но Зактан организовал транспорт и настоял, чтобы об этом знали только шестеро – Хаканн, Зактан, Авак, Ток, Рейдак и Везок. Они оставили остров Затененного без позволения, что каралось смертью. Но все шестеро пришли к выводу, что такая судьба лучше, чем продолжать быть рабами правителя Темных Охотников.
- Это того стоит, - сказал Хаканн. – Поверьте мне.
Авак улыбнулся. Ток захихикал. Рейдак захохотал, к нему присоединился Везок.
- Поверить тебе? – сказал Рейдак, когда наконец смог произнести хоть слово. – Это все равно, что если бы Висорак сказал «погладь меня».
- Хаканн, как ты можешь предлагать нам поверить тебе, - смеясь, сказал Везок. – В конце концов – мы же тебя знаем.
- Тише! – резко сказал Зактан. – Если вы не можете отнестись к этому делу серьезно, я пойду дальше один.
- Нет, не пойдешь, - так же резко сказал Авак. – Кто дал тебе право приказывать остальным? Ты сам? – Потом, намекая на находящуюся в постоянном движении массу протодитов, составляющих тело Зактана, добавил: - Ах, извините. Вы сами? (Для ценителей – перевод не передает полностью красоты английского варианта: “Yourself? – Sorry. Yourselves?”)
Зактан предпочел не реагировать на оскорбление:
- Хаканн, скажи еще раз, что ты слышал. Ничего не пропускай.
- Я слышал от кого-то, кто слышал еще от кого-то, что Матораны вернулись в Метру Нуи, - ответил Хаканн. – Их привела группа Тоа, и они планируют восстановит город.
- Смешно, - сказал Ток. – Каждый знает, что их Макута выгнал их из города и не позволит вернуться.
- Я уже говорил тебе, - ответил Хаканн, ухмыляясь. – Макута мертв и похоронен под тонной камней.
- Я в это не верю, - сказал Авак, качая головой. – Сотни Темных Охотников пытались его убить… не говоря о Тоа Хага, мятежных Висораках, и, вероятно, членах его собственного Братства. И ты говоришь, что какая-то кучка Тоа смогла сделать это?
- Ну, я пропустил в своем рассказе одну вещь. Один из Тоа был Тоа Света.
Остальные Темные Охотники шокировано замолчали. Идея о Тоа Света столетиями отвергалась как очередная Маторанская выдумка. Братство Макуты твердо постановило, что таких Тоа не существует и никогда не может быть. Эти шестеро, конечно, знали другое – они видели Маску Света и представляли ее приблизительное местонахождение, бывшее тайной больше тысячи лет. Но знание того, что теперь такой Тоа существует, все же было неприятным сюрпризом. Только Зактан внутренне улыбался, думая о том, что предсказания из крепостной комнаты становятся правдой.
- Это… меняет дело, - сказал Везок.
- В игру вступил новый игрок, - согласился Зактан. – Братство будет в панике. Это означает конец для них… и возможность для нас.
- Для нас? – спросил Ток. – Ты имеешь в виду – для Темных Охотников?
- Нет, - сказал Зактан. – Я имею в виду нас – нас шестерых – новую мировую силу. Мы ограбим логово Макуты, и используя его оружие и силу, создадим империю для себя самих.
- Мы больше не Темные Охотники, - добавил Везок. – Мы то, что говорил нам Древний тысячу лет назад – мы Пираки.
- Ну, чем бы мы ни были – мы здесь, - сказал Авак.
Остальные пятеро посмотрели туда, куда показывал Авак. Прямо над водой располагалась каменная терраса. Позади были древние ворота, сейчас заваленные камнями. Если информация Хаканна была верной, эти ворота вели к одной из берлог Макуты.
Авак причалил лодку к террасе и посмотрел вокруг.
- Мне это не нравится. Если здесь были Тоа, тогда где они сейчас? Как они вылезли назад, если ворота завалены этими булыжниками?
- Они, наверно, наверху, на острове, - напомнил ему Зактан. – Отсюда должны быть другие выходы. Они просто воспользовались одним из них.
Шесть Пирак взобрались на террасу и начали убирать камни от ворот. Это была тяжелая работа. Зактан хотел исследовать логово, просочившись через трещину в стене, но остальные Пираки заспорили против этого. Дорога была каждая пара рук, чтобы расчищать путь.
Вскоре стало понятно, что это они прорывают путь не просто сквозь беспорядочную кучу камней, а сквозь осколки огромной каменной двери.
- Я даже не хочу знать, кто поднял ее и бросил, - сказал Авак.
- О, она вероятно была не очень тяжелой, - издевательски сказал Рейдак. – Для меня, во всяком случае, это было бы нетрудно.
Раздраженный, Ток шагнул вперед и бросил кусок булыжника, который нес, в голову Рейдака. Камень разбился пополам, а Рейдак вскрикнул от боли.
- Извини, - сказал Ток, ухмыляясь. – Я не думал, что для тебя он будет тяжелым.
После доброго часа работы, Везок сказал:
- Я что-то нашел!
Остальные Пираки собрались вокруг и помогли ему отодвинуть камни. То, что они обнаружили, ошеломило даже бывалых Темных Охотников.
Это был черные доспехи, большие и мощные, несмотря на то, что они были сильно повреждены. Нагрудная пластина была раздроблена, доспехи для рук и ног во многих местах треснули, и в некоторых местах металл был вдавлен. Единственной частью доспехов, которая, по-видимому, избежала повреждений, была закрепленная на шлеме маска Канохи. Это была Краакан, легендарная Маска Теней, которую носил Макута.
- Вы думаете… вы думаете, он все еще живет в них? – прошептал Авак.
- Если и живет, его скоро не будет, - сказал Зактан. Прежде чем кто-нибудь успел остановить его, он нагнулся и снял Маску Теней.
К его глубокому изумлению, под ней ничего не было, только пустой шлем. Он направил своих протодитов в трещину в доспехах, ища хоть какой-нибудь признак органических тканей. Он не нашел ничего. Доспехи были пусты.
- Я не понимаю, - сказал Везок. – Что-то же заставляло доспехи двигаться – мышечные ткани – и у него должны были быть легкие, чтобы дышать, и другие органы. Как здесь могли оказаться доспехи, и ничего кроме них?
Шесть Пирак обсудили проблему, каждый выдвигал более отвратительную теорию, чем предыдущий. В конце концов, Ток сказал:
- Может быть, в них никогда ничего и не было. Может…может быть он был просто доспехами и энергией – больше ничего, никакой органики.
Хаканн хотел сказать, что эта идея смешна и такого быть не может, но, подумав получше, понял, что это не так. Даже после тысячелетней войны с ними, что в реальности Темные Охотники знали о членах Братства Макуты? Они были древними, они были могущественными, но все остальное было покрыто тайной. Кто мог сказать, что они были существами, подобными Пиракам, Тоа или Маторанам? Может быть, они уже давно не нуждались в органических тканях.
- Маска моя! – сказал Рейдак, и потянулся за Краакан. Как только он коснулся ее, маска ожила. Импульс темной энергии ударил Пираку, отбросив его на каменный пол.
- Что касается маски, у нее отличный вкус, - прокомментировал Ток.
Рейдак не собирался сдаваться. Он схватил маску обеими руками и упорно держал, несмотря на то, что она била его вспышками энергии. Все же в конце концов, неспособный больше выдерживать боль, он вышвырнул маску на террасу и в море. Она исчезла под водой.
- Если наша экспедиция и дальше будет так же успешна… будет действительно плохо, - сказал Ток. – Я полагаю, мы пришли сюда грабить, а не кормить Метру Нуевских рыб?
Рейдак выругался, а остальные Пираки вернулись к работе, ворча о ценных сокровищах, отбрасываемых в сторону. Никто из них не обратил внимания на легкую струйку зеленого пара, колеблющуюся под потолком, и на завиток дыма, медленно плывущий по направлению к ним.
Когда последний камень был отодвинут, они вступили в само логово. Это место выглядело так, как будто здесь пронесся шторм. Цилиндры Ракши были разбиты, и всюду вокруг ползали крааты. Двери комнаты были разрушены. Стены были опалены взрывами и энергии света, и теневой энергии. Авак сходил на разведку в нижний коридор, и доложил, что стена на противоположном конце проломлена, хотя нет никаких признаков того, кто проделал всю эту работу.
- Думаешь, кто-то забрал все отсюда раньше нас? – спросил Рейдак.
- Посмотрим, - ответил Зактан. Он указал на бассейн с энергетическим протодермисом в центре комнаты. – Будьте осторожны и не наступите в него. Вам потом не удастся отчистить это со своих ног… даже если предположить, что у вас после этого все еще будут ноги.
Первоначальный поиск в логове принес одни огорчения. Здесь были записи о различных экспериментах с Рахи, недоделанные куски оборудования, и несколько предметов непонятного назначения (хуже того, некоторые из них были живыми). Первое потенциально полезное открытие сделал Хаканн за бассейном. Он вылез оттуда, держа опасное с виду копье.
- Что ты об этом думаешь? – спросил он Везока. – Братство не так уж любило схватки на близком расстоянии, так что это должно быть чем-то другим. Как, ты думаешь, он работает?
- Попробуй навести его на кого-нибудь другого, когда будешь отгадывать это, ладно?
- Какая разница? – сказал Хаканн, ухмыляясь. – Боишься, что я избавлюсь от тебя, чтобы при дележке добычи было одним претендентом меньше? А в самом деле, надо подумать об этом, это неплохо…
Столб энергии вылетел из верхушки копья, ударив Везока. Хаканн испуганно бросил оружие. Везок пронзительно вскрикнул. Он почувствовал себя так, как будто его тело разрывали пополам, опять соединяли, и потом распиливали снова. Он в агонии свалился на пол. Остальные Пираки стояли и наблюдали, то ли не зная, что делать, то ли не желая обеспокоиться помощью.
Они смотрели как его сердечная вспышка сверкнула один раз, потом снова. Везок лежал на земле, постанывая. А позади него поднялось на ноги другие существо. Секунду назад его здесь не было, но теперь он стоял и с презрением смотрел вниз на Везока.
- Вставай, - сказал он. – Если я могу, то и ты можешь – в конце концов, я – это ты, а ты – это я, и что может быть интереснее? Конечно, было бы проще, если бы существовал только один из нас… может быть, мне стоит умереть? Нет, нет, это будет неправильно - может быть, умереть стоит тебе?
Прежде чем кто-нибудь смог остановить его, вновь прибывший схватил копье. Он уже навел его на Везока, но потом остановился:
- Нет, нет, плохая идея. Так можно только сделать еще одного его.. или меня… или даже что-нибудь похуже.
Рейдак толкнул «новорожденного» и прижал его к стене:
- Ты кто такой? Что за новый трюк Макуты? Что произошло с Везоком?
- Вот что произошло, - спокойно сказало существо, поднимая копье.
Ток подошел и посмотрел на оружие. На древке были вырезаны слова Копье Слияния.
- Хаканн, ты идиот, - резко сказал он. – Ты использовал его в обратную сторону. Вместо того, чтобы слить Везока с чем-нибудь еще, ты разделил его на двух существ. Это везон.
- Везон? – повторило только что появившееся существо. – А, да, Маторанское слово, означающее «двойник». Да, в этом есть смысл. Пожалуй, я приму это имя. Конечно, для начала мне следует уничтожить всех вас, чтобы никто не узнад, что я только половина существа. Вы так не думаете, а?
В глазах Везока вспыхнула жизнь. Ток встретился с ним взглядом, и немедленно увидел, что его товарищ Пирака изменился. Холодная рассудительность, которую Везок сохранял все эти годы, исчезла, сменившись яростным гневом. Везок взревел и бросился на Везона, борясь с ним за посох. Когда Рейдак попробовал вмешаться, Везок набросился на него и швырнул Пираку на пол.
Зактан рассыпал свое тело на облако протодитов. Они полетели к двум дерущимися, ослепив их и лишив воздуха. Оба упали на спины, шокированные, но Везон продолжал сжимать копье.
Позже Зактан мог сказать, что именно в этот момент ему и стало все ясно. Он не знал, как и почему, но внезапно он понял, что неспроста пришел в это место. Где-то было что-то, что они должны были найти, но оно находилось не здесь. Оно было где-то в другом месте, на острове далеко на юге, и было спрятано в огненном месте. Оно было могущественным, почти таким же древним, как и сам мир, и оно ждало их.
- Маска Жизни, - сказал он тихо. Трепет прошел по его телу, потому что он знал, что это был тот самый момент, которого он ожидал. Двери в план Братства неожиданно распахнулись, и ему надо было только сделать шаг вперед.
- Маска …- начал Ток. Потом он остановился, испугавшись, что Зактан, очевидно, читает его мысли.
- Думаю, мы должны сделать это, - сказал Авак. – Полагаю, оно того заслуживает.
Хаканн не сказал ничего. Он просчитывал, сколько Пирак может понадобиться, чтобы получить такую маску, и насколько быстро он сможет разделаться с ними, как только они ею завладеют.
Даже Везок на мгновение забыл свою ярость. Видение маски заполнило его мысли. Это была не простая Канохи. Это был ключ, точно так же, как ключом быль камень Макоки – но ключ ко всему мирозданию.
- Найдем ее. Мы должны найти ее, - проворчал он.
- Согласен, - сказал Везон.
Все шестеро повернулись и посмотрели на него. Бешенство уже вернулось в глаза Везока. На этот раз Рейдак успел встать между ними.
- Пусть он поможет, - сказал он Везоку грубым шепотом. – А если он умрет по ходу дела… ну так и что? Невелика потеря. Он погибнет в первую очередь.
- Нет, - сказал Зактан. – У нас нет места для седьмого, особенно такого странного происхождения.
- Ты говоришь ерунду, - сказал Рейдак. – Везок прекрасно умеет обманывать своих партнеров. Держу пари, что Везон тоже. Вы что, хотите растратить все силы, отнимая у него это копье? Может, лучше пригласить его с собой?
- На этот раз он прав, - сказал Ток. – После сражения мы можем оказаться не в состоянии охотиться за маской.
Зактан неохотно согласился. Им срочно надо было искать Маску Жизни. Он знал это так же точно, как знал свое собственное имя. Времени спорить не было.
- Здесь мы все сделали, - сказал он. – Нам надо немедленно отправляться на остров, где находится маска.
- Я знаю, что ты прав, - сказал Авак. - Но… разве здесь больше нечего взять? Маска была спрятана тысячелетиями… почему мы должны сразу бросаться за ней?
Ему никто не ответил. Они просто знали, что они должны отправляться на остров Войя-Нуи как можно быстрее. Если кому и показалось странным, что они теперь знали название этого острова, хотя никогда не слышали его прежде – никто из них предпочел не говорить об этом вслух.
- Знаете, меня беспокоит одна вещь, - сказал Рейдак, оглядываясь по сторонам. – Все это барахло в логове Макуты, все это место – и никого и ничего, кто бы это охранял. Не кажется ли это странным?
Ответом Рейдаку была вспышка, отбросившая всех семерых Пирак от стены. Когда дым рассеялся, они увидели, что большая часть логова исчезла, разрушенная одним единственным взрывом. В тени что-то двигалось… что-то громадное.
- Макута? – сказал Хаканн, уже присматривая путь для бегства.
- Не будь тупицей, - прошипел Авак. – Макута умер. В самом худшем случае это какой-нибудь Тоа, более мощный чем кажется, и….
Неясная фигура выступила из темноты. Она была массивной. Глаза, высоко сидящие на красно-желтой голове, пренебрежительно разглядывали Пирак, как если бы они были заразными насекомыми. Его тело было прямоугольным и угловатым, с двумя мощными передними лапами и тонкими задними, заканчивающимися крепкими бронированными валиками. На обоих концах валиков располагались гусеницы, с легкостью перекатывающиеся по камням.
- Мана Ко, - прошептал Зактан, ошеломленный.
- А? – сказал Рейдак.
- Братство использовало в качестве стражников похожих на крабов существ, называемых Манасами, - торопливо объяснил Зактан. – Я однажды видел, как они за минуту уничтожили дюжину Темных Охотников. Так вот Братство всегда говорило, что оны были просто пробными моделями – настоящей силой обладали Мана Ко. Они соответствуют описанию.
- А, так это Рахи, - пожал плечами Рейдак. – Действительно большой Рахи…ну, хорошо, гигантский Рахи… который может снести стены. Давайте просто вернемся в лодку и уплывем.
Как будто поняв, что сказал Пирака, Мана Ко выпустил второй заряд в каменную террасу. Она отвалилась и погрузилась в море, вместе с пришвартованной лодкой Пирак.
- С другой стороны, зачем же уходить, когда это становится таким захватывающим? – сказал Рейдак.
- Нам придется сражаться, - сказал Зактан. – Везон, отвлеки монстра, а мы… - а где Везон?
Остальные Пираки огляделись вокруг. Их новейший «помощник» исчез, прихватив с собой копье.
- Он получил все мозги Везока, - проворчал Авак – И смелость Хаканна, судя по всему.
- Разделяемся, - приказал Зактан. – Иначе следующий выстрел убьет нас всех.
- Да, - сказал Ток, уже на бегу. – Конечно, пусть сделает это, выстрелив хотя бы шесть раз.
- Сделай ему тюрьму, Авак, - приказал Зактан.
Авак сконцентрировался. Появившаяся вокруг Мана Ко тюрьма состояла из прозрачного стекла. Когда чудовище выпустило следующий заряд, он отразился от стен и рикошетом ударил внутрь клетки. Одного такого опыта было достаточно для чудовищного Рахи. Он отреагировал резким воем.
- Сохраняй клетку, пока мы не выйдем отсюда, - сказал Зактан. – А остальные – ищите выход – и ищите Везона!
Пираки едва начали роптать о том, кто должен отдавать приказы и кто должен выполнять их, как стена перед ними взорвалась изнутри. Летящий кусок каменной кладки попал в Авака, ударив его плашмя. В то же мгновение тюрьма вокруг Мана Ко исчезла.
Току не хотелось смотреть и видеть источник второго взрыва. На самом деле, не хотелось. Он знал что, кто бы это ни был, нечего рассматривать его. В действительности, то что там появилось могло сделать этот день последним днем в его жизни.
Он все же посмотрел. Второй Мана Ко появился вслед за первым. Пираки попали в ловушку между двух Рахи.
Этого я не предполагал, - подумал Ток. - Вчера я был Темным Охотником – уважаемым, ненавидимым и ужасающим. А сегодня я почти убит разъяренным крабом.
- Ну почему рядом никогда не оказывается Тоа, когда они нужны? – спросил Рейдак.
- Зачем, чтобы спасти нас? – спросил Ток.
- Нет, чтобы умереть первыми, - ответил Рейдак. – Мы могли бы получить от этой поездки хоть какую-то радость.
Оба Мана Ко остановились как вкопанные, как бы ожидая, что будут делать Пираки. Хаканн высунул голову из-за камня и помахал рукой. Один из Мана Ко ответил выстрелом, проделавшим большую дыру в боковой стене.
- Они реагируют на движение, - сообщил он. – Так что, все что нам надо делать – это просто стоять и не делать абсолютно ничего. Иными словами – нормальный день Тока.
- У нас две возможности – сражаться или бежать, - сказал Зактан.
- Ты забыл о третьей возможности – умереть с честью, - сказал Ток.
- Бежим, а? – сказал Везок. – Отлично, на счет «три» мы бросаемся в дыру, которую он только что проделал в стене. Раз… два…
Пирака в синих доспехах неожиданно схватил Хаканна и швырнул его на открытое место. Оба Мана Ко повернулись к Хаканну.
- Три! – крикнул Везок, первым бросаясь у щели, а за ним бросились и все остальные, за исключением Хаканна.
Оба Мана Ко выстрелили в Пираку в красных доспехах одновременно. Он увернулся, отскочил в сторону, и завертелся, пытаясь избежать разбивания на большее число кусков, чем Зактан. Межу выстрелами, он взглянул наверх и увидел удаляющиеся спины своих партнеров. Он был не так зол на то, что сделал Везок, как на то, что он сам не догадался сделать это первым.
Что-то торчало из камней прямо перед ним. Он схватил это и вытащил, обнаружив, что это разбитый кусок доспехов Макуты. Издав крик, он швырнул его назад, за спину. Когда два Мана Ко отреагировали, выстрелив в движущийся объект, Хаканн протиснулся в дыру, в которой уже исчезли его партнеры.
Они не ушли особенно далеко. Комната, в которой Пираки оказались, не имела выхода.
- Теперь что? – проворчал Рейдак. – Вперед – нельзя, назад – нельзя.
Ток нахмурился:
- Ну, я думаю, нам надо…
- Подождите!
Все пятеро обернулись, и увидели бегущего к ним Хаканна, а прямо за ним – Мана Ко.
- Идиот! – огрызнулся Зактан. – Ты должен был остаться там и отвлекать их.
- Я так и делал, - крикнул Хаканн. – И это было так весело, что мне захотелось, чтобы вы все тоже приняли участие.
- А из этого можно извлечь пользу, - сказал Ток. – Все ложитесь на пол! Ну!
Все шесть Пирак бросились на каменный пол. Мана Ко выпустил смертоносный заряд энергии, взорвавший противоположную стену.
- Теперь бежим! – крикнул Ток.
Последовавшая погоня была странной даже для бывших Темных Охотников. Когда очередной коридор заканчивался гладкой стеной, два Мана Ко, пытаясь уничтожить Пирак, услужливо проделывали новый выход. Путь постоянно изгибался и, похоже, суживался, вынуждая Пирак двигаться быстрее. Они сбились в кучу, и один хороший выстрел мог бы уничтожить их всех. Потом Зактан заметил что-то крайне необычное. Мана Ко прекратили наступление. Они стояли внизу склона, и просто наблюдали. Победа была в их руках, но казалось, был какой-то невидимый барьер между ними и Пираками.
- Почему они не нападают? – спросил Хаканн. – Мы здесь сидящие птицы Гукко.
- Я не знаю. Мне все равно, - ответил Зактан. – Эта стена перед нами – ее надо разбить.
Двое Пирак присоединились к Везоку, стреляя в стену своими энергетическими лучами. Прорезывание в ней дыры заняло намного больше времени, чем они ожидали, но сделав это, они обнаружили, что оказались в другом мире.
Невероятно яркий и горячий солнечный свет лился на них с невозможно синего неба. Соленый морской ветер раскачивал тропические деревья, по которым обезьяны гонялись на морскими птицами, пролетающими слишком близко к ветвям. Воздух был наполнен криками Рахи и шумом бьющегося о камни отдаленного прибоя.
Это было по-настоящему противно.
- Слишком светло! – сказал Рейдак, прикрывая глаза. – Кто может жить здесь?
- Воняет, - сказал Ток, его лицо сжалось, как от удара. – Это… отвратительно.
- Я лучше вернусь назад к Мана Ко, - проворчал Рейдак. – Что это за очаг заразы?
Зактан не слушал. Он смотрел вокруг, отмечая, что то место, где стояли шестеро Пирак, по-видимому, было настоящим храмом. Огромная гора возвышалась над ним. Внутри было вырезано изображение, в котором Зактан узнал легендарную Маску Света.
Он рассыпался на облако протодитов и поднялся в небо. С этой выгодной точки он смог видеть отдаленные деревни, все они были пусты. Пляж был завален кусками древесины и полузаконченными лодками. Маторанов или Тоа нигде не было видно.
Значит, слухи были правдивы, - сказал себе Зактан. – После катаклизма Матораны Метру Нуи спаслись выше неба… а теперь они возвращаются домой.
Он вспомнил неожиданное нежелание Мана Ко продолжать преследование. У них, должно быть, был приказ Макуты, понял он. Если бы они пришли на этот остров, никто из Маторанов не остался бы в живых. Макута хотел править ими, а не убивать, поэтому держал своих монстров на привязи.
Зактан уже начал спускаться, чтобы сообщить эти новости своим партнерам, когда его глаза заметили что-то еще. Шесть больших канистр лежали в ряд недалеко от основания горы. Очевидно, они лежали здесь не без причины. Их состояние показывало, что кто-то, должно быть, заботился о них.
Ему потребовался лишь короткий осмотр, чтобы понять, что это транспортные канистры Тоа. У него не было никаких идей, кому они принадлежали, да это было и неважно, если этих Тоа не было нигде вокруг. Поскольку их лодку разрушил Мана Ко, это было идеальное решение проблемы как добраться на Войя Нуи.
Потом у Зактана неожиданно возникла еще одна идея. Там, куда собрались Пираки, почти наверняка будут Матораны. И разве Матораны не приветствуют прибытие канистр Тоа, и Тоа, которых они неизбежно принесут? Путешествие на этих канистрах может дать оккупантам свободный доступ практически ко всему острову.
Он улыбнулся. Даже если Пираки смогут одурачить Маторанов, заставив их считать себя Тоа, только на короткое время, этих нескольких часов или дней может хватить им, чтобы найти Маску Жизни.
Пиракам понадобился час, чтобы перетащить канистры вниз по пляжу. Авак сумел разобраться, как они работают, и с помощью Зактана начертил примерный план пути к Войя Нуи. Оба сочли лишней тратой времени удивляться, откуда они вообще знали, где находится этот остров. В конце концов, надо было искать маску.
- Когда мы прибудем туда, помните – вы – Тоа, - сказал Зактан. – Попробуйте вести себя как они… или по крайней мере не так, как вы себя обычно ведете. Матораны встретят нас как героев, ничуть не подозревая о том, кто мы на самом деле.
- Это то, что надо, - захохотал Рейдак. – Эй, посмотрите на меня! Я Тоа Рейдак! Где моя маска? Где мой инструмент? Где моя важная самодовольная поза?
Зактан нахмурился:
- Знаешь, Рейдак, пожалуй будет лучше, если ты останешься в своей канистре и подождешь, пока Матораны сами найдут тебя. Так будет более убедительно.
Один за другим, Пираки залезли в свои канистры. Хаканн помог Везоку забраться туда, и подождал, пока крышка будет завинчена. Потом, убедившись, что его никто не видит, он нанес два быстрых удара своими тепловыми лучами, проткнув в канистре крошечную дырочку и заварив крышку люка.
Не уверен, что ты умеешь плавать, Везок, старый друг, - подумал Хаканн. – Но держу пари, что тонуть ты умеешь.
Шесть канистр отплыли от пляжа. Каждый Пирака знал, что пути назад нет. Они отказались от жизни Темных Охотников и теперь, вероятно, их бывшие товарищи активно охотились на них, как на предателей. Они пустились в новое приключение – шанс украсть маску, которой домогались годами могущественнейшие фракции во вселенной. Если они добьются успеха, это будет означать войну со всем миром. Если они не справятся, это будет означать смерть.
Пока канистры рассекали волны, двигаясь на юг, никто из Пирак не мог представить себе жизни лучше, чем эта.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Наследие ЗЛА   Сб Фев 27, 2010 12:47 am

Эпилог
Сегодня…
Воспоминания Зактана прервались. Удивительно, но все эти истории и воспоминания промелькнули перед ним за несколько секунд. Лестница ждала, а в ее конце – все, чего можно было только пожелать: предельная сила и возможность мести.
Он не сомневался, что Везон уже прошел этим путем. Ток и Рейдак обнаружили в другой части пляжа канистру, не принадлежащую Пиракам или Тоа Иника. Откуда Везон взял ее, он не имел понятия, но следы, которые вели от нее, определенно принадлежали их недолгому помощнику.
Везон нашел сюда дорогу – я не могу сказать, откуда я это знаю, но я знаю, - подумал Зактан. – Но он не удрал отсюда с Маской Жизни, это точно. Если бы было так… я бы как-то знал и об этом. Он все еще здесь… ждет нас.
Зактан замедлил шаг, позволив Хаканну обогнать себя. Он был готов уступить малиновому Пираке привилегию идти впереди – и привилегию первым встретиться с каким-нибудь смертоносным стражником, который мог блокировать им проход. Если повезет, Хаканн превратится в пепел задолго до того, как они достигнут комнаты маски.
Семь тысяч лет, - сказал он сам себе, – я знаю этих пятерых, сражался с ними и против них, все это время встречал опасности в их компании. И все это было подготовкой к этому самому дню и этому финальному преступлению.
Шесть Пирак вступили на лестницу… но вернется только один. И этим одним буду я.
Зактан внезапно остановился. На мгновение.. только на мгновение… ему показалось, что он слышит смех. Он исходил не сзади, не спереди, а как будто звучал в его собственной голове. Он слышал его так ясно, как он слышал свои собственные мысли, но он его намного больше беспокоил.
Потому что этот смех не был его собственным.

Ток наблюдал, как Хаканн скрывается в темноте. Он догадывался, почему Зактан позволил ему пойти первым. Эта была та же самая причина, по которой Ток нарочно шел медленно и отставал от других. Он не имел намерения повернуться спиной к кому-нибудь из других Пирак, и пусть идущие первыми будут сожраны тем, кто прячется здесь в засаде.
Он слышал впереди тяжелые шаги спускающегося по лестнице Хаканна. Было что-то успокаивающее в этом звуке. В конце концов, если он продолжит идти с нормальной скоростью, он не должен наткнуться на какие-нибудь препятствия или врагов.
Может быть, Везон позаботился обо всем этом для нас, - подумал он, улыбаясь.
Эти счастливые мысли прервал крик Авака. Он едва не споткнулся об избитое тело Хаканна. Пирака в малиновых доспехах съежился в углу, дрожа от страха. Его доспехи были раскалены настолько, что никто не смог даже подойти к нему близко, не говоря уже о том, чтобы дотронуться до него. Металл буквально плавился на их глазах, но не было ничего, что позволило бы предположить причину этого.
Потом Ток понял, что он все еще слышит впереди размеренные шаги, те самые, которые он первоначально принимал за шаги Хаканна. Они звучали так же неторопливо, как и раньше, размеренные, один за другим. Единственной проблемой было то, что они не спускались по лестнице.
Они поднимались.

КОНЕЦ
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:51 am

ИНФЕРНО

(Грег Фаршти, 2006)

Более ста тысяч лет назад…

Две укутанные в плащи фигуры в безмолвии шли по просторному залу. Они проделали долгий путь, который начинался в месте, где кузницы пылали жарче, чем звезды. Они пересекли владения Артакхи и Карзахни, переправились через огромные пустоши, что когда-нибудь смогут заполниться жизнью, пока наконец не добрались до того места, куда собирались. Всю дорогу они были бдительны, потому что путь был опасен и груз, который они несли, был бесценен.
Путешествие привело их в центр большого континента. Повсюду вокруг них биомеханические существа, названные ими Маторанами, трудолюбиво работали над различными заданиями. Они не обращали никакого внимания на вновь прибывших, потому что те так пожелали.
- Мудро ли это? – спросил один другого.
- Мудро, и, что бывает еще реже, - был ответ. – к тому же практично.
Меньший по росту подняла свое оружие и вырезала дыру в земле. И опять Матораны не обратили внимания. Он выстрелил снова, начав прокладывать туннель под землей. Пока он этим занимался, его спутник стоял рядом, держа золотой ларец, где находилось их сокровище.
Выжигание туннеля заняло всего несколько часов, но гораздо большее время заняло создание степеней, ведущих к его концу.
В конце спуска мрачная фигура увеличила силу оружия и создала большой зал.
- Теперь достаточно глубоко? – спросил он.
Вторая фигура кивнула:
- Нам нужно, чтобы спуск вниз занял у них время, но не все, отведенное им.
Обе фигуры откинули капюшоны. Новый зал был окружен каналами с расплавленной лавой, пышущими жаром.
Золотой ларец аккуратно поставили на землю, пока двое строили из камней пьедестал. Когда они закончили, высокий открыл ларец так медленно и неуверенно, словно его содержимое могло взорваться.
- Будь осторожен, - сказал другой. – Ты помнишь, что случилось в прошлый раз, когда к ней прикоснулись.
- Я помню. Это был полезный урок уважения к могущественным предметам. А теперь немного помолчи, иначе мы получим от нашего творения второй урок вежливости.
Достав специальные инструменты, фигура открыла ларец, внутри которого оказалась маска Канохи. На первый взгляд, она не выглядела особенно отличной от других Масок Силы. Но там, где другие маски были бы полезными инструментами или могущественным оружием, эта имела силу даровать жизнь вселенной… или отнять ее.
Приготовив себя к тому, что сейчас произойдет, он коснулся маски кончиками своих инструментов. Энергия наполнила их и через ручки проникла в тело державшего, посылая сильную боль через его форму. Но он не закричал. Он решил, что не даст тому, что он создал, почувствовать удовлетворение от причиненной ему боли.
Игнорируя агонию, он с помощью инструментов поднял маску в воздух и установил ее на пьедестал. Затем он быстро отпустил ее. Маска осталась на своем месте, там, где ее судьбой было находиться, пока она не понадобится.
- Этого недостаточно, - сказал низкорослый. – Мы можем захоронит ее глубоко, даже назначить ее охранником Умбру. Но можем ли мы быть уверены, что здесь она будет в безопасности?
- Мы сделаем то, что должны, - ответил его спутник. – Однажды Мата Нуи придется пройти через испытания, которые нам невозможно представить, в местах, о которых мы можем лишь мечтать. И если одно из этих испытаний окажется непосильным даже для него, эта Маска Жизни может стать единственной вещью, способной спасти его.
- Тем более нужно охранять…
- Маска сама подберет себе охранников, если они потребуются. Ты знаешь это. Будь уверен, Маска Жизни не покинет этот зал, пока не наступит предназначенное судьбой время.
- Тогда нам пора уходить, - сказал коротышка, убирая оружие. – Я предпочитаю быть не столь близко к ней.
- Боишься созданного тобой?
- Я видел, на что способна маска…. Как далеко она зайдет, стремясь защитить себя. Я все еще не уверен, что мы можем воспрепятствовать тем, кто захочет забрать ее раньше времени – но мне жаль того, кто попытается.
Бросив прощальный взгляд на Маску Жизни, две фигуры покинули зал и начали долгий подъем к поверхности. Это будет их последним визитом на континент, и, хотя их визит останется незамеченным, они и подобные им вовсе не неизвестны. В течение столетий Матораны будут рассказывать о чудесах Великих, кто создал Мата Нуи и вверил ему наблюдение за вселенной.
А что же Маска Жизни? Ее вынесут из зала лишь один раз за сотню тысячелетий. Когда выяснится, на что способна эта маска, ее поспешно вернут на место со смесью благодарности и ужаса. Там она и осталась, пока одно безумное, обреченное существо не попыталось украсть ее – и поплатилось за это. Теперь маска и безумец таились глубоко внизу, ожидая того дня, когда кто-нибудь другой попробует вызвать силы Маски Жизни.
Ожидая этого часа…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:52 am

1 глава

Пирака в малиновой броне по имени Хаканн с трудом пытался соображать. Он знал, что в опасной ситуации очень важно ясно и логически рассматривать события и планировать свои следующие шаги. И это было бы гораздо проще сделать, если бы никто не кричал.
Хаканну потребовалось время, чтобы понять, что вопли исходят из его собственного рта.
Прекрати! – прикрикнул на самого себя Хаканн. – Прекрати вести себя как жалкий Маторан и веди себя как кровожадный и вероломный Пирака, которым являешься!
Что же произошло? Как он потерял контроль над собой и стал полностью пораженной ужасом развалиной, сидящей на ступеньках, чьи доспехи плавятся прямо на его теле?
Он сделал мысленное усилие, чтобы собрать обрывки реальности, все еще бродящие в его мозгу. Да, теперь он вспомнил. Шестеро Пирак нашли тайный вход на огромную каменную лестницу. Лестница, как они считали, вела в Зал Жизни, где была спрятана могущественная Канохи Игника. Игника, или Маска Жизни, была той вещью, ради которой они прибыли на Войя Нуи, чтобы найти и украсть ее.
Конечно, не обошлось без осложнений. После того, как они сокрушили команду Тоа Нува, Пираки встретились со второй командой Тоа на острове. Те Тоа Иника владели, среди прочего, молниями и, как выяснилось, были серьезным препятствием. Но Пираки все же смогли добраться до лестницы раньше.
Хаканн шел первым. Он знал, что чрезвычайно опасно поворачиваться спиной к остальным. Но тот, кто первым войдет в зал, сможет первым наложить лапу на маску. Он решил, что ради этого стоит рискнуть.
Он спустился на несколько дюжин ступеней, ориентируясь по сиянию светящихся камней, вделанных в стены, когда лестница разветвилась. Левый проход был завален камнями, а правый свободен, так что он повернул направо. Внезапно что-то вылетело из темноты, слишком быстрое, чтобы он мог увернуться. Когда это ударило его, он понял, что оно выглядело как сфера замор. Мог ли кто-то из других Пирак каким-то образом уйти вперед и подготовить засаду?
Нет, это не так, понял он. Сферы замор не заставят тебя чувствовать себя так. Хаканну казалось, что мир гонится за ним, а он спокойно стоит. У него кружилась голова, подташнивало, ему было тепло… затем начался иссушающий жар… как будто сила пламени, которой он командовал, вырывалась из него. Он отшатнулся, уже видя, как его доспехи начинают размягчаться и таять, подобно камню в бассейне с лавой. Боль была оглушающей. Какой-то голосок в его голове говорил, что это не имеет значения, что его органические ткани находятся недостаточно близко к его броне, чтобы им могло это повредить. Но большая его часть была слишком занята, воя от шока и боли.
Теперь что-то неуклюже поднималось по лестнице перед ним. Оно было невообразимо огромным, и свет отражался от его золотых головы и хребта.
Золотой хребет? Это же значит… нет, это ведь просто миф!
Но приближавшийся к нему определенно не был выдумкой, зубы его были оскалены в свирепой ухмылке, а когти его были готовы рвать и терзать. Он был ночным кошмаром любого представителя расы Хаканна – легендарный обитатель темноты, живущий ради разрушения. Это было существо из мифа, никогда не существовавшее… но оно было здесь и сейчас, и все, что Хаканн мог сделать – прокричать его имя.
- ИРНАКК!
Пирака поспешно ретировался, расплавленная броня капала на ступени, отмечая его путь. Он споткнулся, прежде чем добрался до верха лестницы. Он слышал, как Ирнакк поднимается позади него. В отчаянии, Хаканн попытался забиться в угол.
Может, он меня не заметит, - решил он, крепко зажмуриваясь. – Может… может, его удовлетворит убийство остальных.
А звуки шагов раздавались все ближе, и ближе, и ближе…

- Что с ним такое? – спросил Ток, глядя вниз на пораженного ужасом Хаканна. – Какая-то уловка?
- Хаканн! – прошипел Зактан. – Перестань орать и скажи нам, что случилось!
Рейдак коснулся плеча Зактана и показал вниз на лестницу:
- Я думаю, он случился.
Чудовищное создание, именуемое Ирнакком, появилось там. Одной его ухмылки хватило, чтобы лишить Пирак всякого здравого разума.
- Нет… - выдохнул Авак.
- Невозможно, - сказал Зактан.
Ирнакк заревел. Звук вонзился в разумы Пирак подобно огненному клинку. Если они не верили в него раньше, то теперь им пришлось признаться себе в реальности этого монстра.
- Как такое может быть? – спросил Ток, готовясь к бою, несмотря на то, что страх сжал его сердце. – Ведь все знают, что Ирнакка не существует!
- Скажи ему это, - прорычал Авак. – Может, ты и убедишь его в том, что его не существует.
Коричневый Пирака призвал свою силу, чтобы создать клетку вокруг приближающегося Ирнакка. Но прежде чем она обрела форму, одна из множества сфер замор, укрепленных на плечах Ирнакка, полетела в него. Она попала в мертвую точку Авака. Сразу же, Авак осознал, что он не может двигаться и говорить. Он был в ловушке, и его собственное тело стало тюрьмой.
- Не существует? – рыкнул Ирнакк голосом, похожим на звук ломающихся костей. – Так же, как не существует боли и смерти, скажу я.
Ток быстро соображал. Что происходило в мифах? Как победили Ирнакка? Потом он понял, что все легенды, рассказанные его сородичами, кончались одинаково – Ирнакк потрошил всех попавшихся ему на глаза и уходил, лишь когда никого не оставалось в живых.
Ладно, если я его и не остановлю, то хотя бы замедлю, - решил Пирака в белых доспехах. Он использовал свою силу на стенах туннеля, даруя им жизнь и заставляя раздавить Ирнакка.
Еще одна сфера замор вылетела из Ирнакка. При ее ударе Ток почувствовал, как его силу заблокировали и направили в обратную сторону. В следующее мгновение ожила его собственная броня и начала сжиматься. Он почувствовал, как воздух выдавливается из его легких. Ток задыхался, не в состоянии глотнуть воздуха. Против него направили его собственную силу, а он ничего с этим не мог поделать.
- Назад, на поверхность! – закричал Зактан. – Оставим ему этих троих.
Рейдак и Везок уже бежали, предав своего лидера и партнеров. Две сферы замор ударили в их спины. Тотчас же они развернулись и начали драться друг с другом. Везок обрабатывал Рейдака обломком скалы, пока черный Пирака не упал. Но способность Рейдака к адаптации не позволила ему остаться поверженным надолго. Он снова поднялся на ноги, швыряя Везока о стены, пока его противник не свалился без чувств. Рейдак улыбнулся.
Потом улыбка исчезла. Избитый и переломанный, Везок поднялся. Он впитал силу Рейдака вставать после поражения с новыми силами. Рейдак возобновил бой, уже зная, что он может никогда не закончиться.
Зактан остановился на середине полета. Он мог превратиться в облако протодитов и проскользнуть мимо сражающихся Везока и Рейдака, но теперь он знал, что это не сработает. Нет способа убежать от Ирнакка… этим путем.
Лидер Пирак повернулся лицом к единственной вещи, которой он боялся. Ирнакк возвышался над ним, его глаза светились удовлетворением.
- Что ты? – спросил Зактан. – Как ты попал из мира легенд в это заброшенное место?
Ответом Ирнакка была вылетевшая из его глаз вспышка малинового света, окутавшая Зактана. Сила излилась на Пираку, превращая его из материального тела в чистую мысль. Он не был больше никаким веществом, только мимолетным обрывком, наполовину забытой мыслью. А чуть погодя он ощутил движение и внезапно оказался в странном месте.
Представьте себе самый запутанный лабиринт во вселенной, где пульсируют живые, склизкие стены. Вообразите место, где грохочут звуки безумия, такие громкие, что ваш череп готов расколоться. Попытайтесь постичь место, где «воздух» настолько тяжел и плотен, что передвижение там напоминает ходьбу под водой. Объедините все это вместе и то, что получится в итоге, отобразит едва ли десятую часть того, что испытал в своем новом доме Зактан.
Я в мозгу Ирнакка, - понял Пирака с ужасом. – Он превратил меня в мысль и… поместил меня в свой мозг.
Взрыв сотряс стены, послав Зактана в полет. Он чувствовал, что его голова готова разорваться от этого звука. Его легкие пылали. Сначала он подумал, что это кто-то атаковал Ирнакка. Затем он понял – конвульсии в разуме Ирнакка были вызваны не ударом. Это у Ирнакка родилась мысль.
- Добро пожаловать, Зактан, - голос Ирнакка грохотал в пещерах и туннелях его мозга. – Будь благодарен, что ты… в моей голове. Пока. Если я решу подумать о чем-нибудь еще… От тебя не останется и мысли.
- Чего ты хочешь? – прошептал – или прокричал Зактан. Он больше не чувствовал разницы. – Что ты такое?
Второй взрыв, более жестокий, чем первый, потряс Пираку. Это было не появление мысли, а память. Зактан мог чувствовать новое знание, наполняющее все его существо. Этот отрезок лестницы, ведущей к Маске Жизни, кормился страхами путников. То, что считалось ими самым страшным ужасом, наполнялось жизнью, настоящей жизнью, не пустой иллюзией. Для Пирак таким ужасом был Ирнакк.
Ответ казался простым. Перестань бояться Ирнакка, и он исчезнет.
Я так и сделаю, - подумал Зактан. – после того, как перестану дышать.

Шесть Тоа Иника осторожно делали вниз первые шаги, ожидая засады. Они были уверены, что Пираки обогнали их и могут быть где-то впереди, ожидая.
- Нам надо быстро-двигаться, - сказал Конгу. – Если они доберутся до маски…
- Вакама завел Тоа Метру в ловушку, - ответил Джаллер. – Таху Нува бросился в бой, и его отравили. Я не собираюсь продолжать эту славную традицию Тоа Огня.
- Тебе не потребуется, - сказал Маторо. – Я вернусь через секунду.
- Маторо! Подожди! – закричал Джаллер. Но было слишком поздно. Тело Тоа Льда осело и ударилось оземь. Маторо опять использовал силу своей маски, чтобы выпустить на свободу свой дух.
- Кости Макуты, что с ним такое? – проворчал Джаллер. – А что, если внизу есть что-то, через что он не сможет пролететь?
- Тебе надо верить, что он знает, что делает. – Сказала Хали.
- Я знаю, что я пытаюсь быть более открытым для идей членов моей команды, чем, возможно, Таху и Вакама были в прошлом, - Джаллер оглянулся. – Но команде нужен лидер. Тоа просто не может потерять сознание по собственной воле в центре опасной ситуации…
- Я учту это, - сказал Маторо, садясь. – Между прочим, вас может заинтересовать, что там стоит огромный монстр, который, похоже, побил пятерых Пирак. Зактана нигде не видно.
- Один монстр вместо шести Пирак? – сказал Хьюки. – Похоже, наши шансы повысились.
- Надеюсь, что кто-нибудь скажет это зверю-чудовищу, - пробормотал Конгу.

Зактан ощущал, что его со страшной силой несет вперед. Затем он понял, что опять стоит перед Ирнакком, снова в материальной форме.
- На вкус ты так себе, - сказал Ирнакк. – Я выплюнул тебя.
- И что теперь? – спросил Зактан, пытаясь вернуть себе прежний вид. – Ты убьешь нас?
Ирнакк рассмеялся:
- Где в этом веселье, скажу я? Живые, вы можете наполнить воздух музыкой ваших криков. Мертвые, вы просто молчаливое мясо.
Зактан кивнул:
- Ты существуешь, потому что мы боимся тебя? И если мы перестанем это делать, ты перестанешь существовать.
- Это так, - ответил Ирнакк. – Но вы никогда не освободитесь от страха передо мной.
- Есть одна вещь, которая может освободить нас всех, - сказал Зактан, глядя на потолок. – Один выстрел моими лучами в верное место, и потолок обрушится. Я и мои партнеры погибнут… а с нами – наш страх… а с нашим страхом – ты.
Ирнакк снова рассмеялся:
- Хорошую игру ты играешь. Но если твой страх передо мной не остановит тебя, то твой страх смерти сделает это. Я обитал в кошмарах подобных тебе достаточно долго, чтобы понять это.
Голос Зактана наполнился гневом:
- Ты думаешь, что знаешь ужас, Ирнакк? Ужас – это когда ты смотришь в глаза Затененного, зная, что сейчас умрешь… а затем тебя заставляют жить. Ужас – это когда ты каждое утро просыпаешься и видишь, что каждая частичка твоего тела движется сама со себе, бесформенную массу протодитов там, где раньше были твердый металл и живые ткани. Ужас – это то, что ты видишь в глазах своих партнеров, когда они смотрят на тебя… и то, что ты слышишь в криках своих врагов, когда твой рой поглощает их. Не говори мне о страхе, тварь, - я и есть страх!
Ирнакк бросил сферу замор в Зактана, затем еще одну. В теле Пираки образовались отверстия, через которые и прошли сферы, не причинив ему никакого вреда.
- Нет, нет, - сказал Зактан, приближаясь к противнику, готовый глазами испепелить его. – Сейчас кошмар закончится, так или иначе. Пропусти нас, Ирнакк, или умри.
Говоря эти слова, Зактан знал, что Ирнакк может остановить его, прежде чем он сможет выполнить свою угрозу. Но удивительно – монстр ничего не делал. Напротив, он почти выглядел удовлетворенным.
- Ты используешь страх как оружие, так же, как и я, - сказал Ирнакк. – Я заставил тебя бояться жизни, а в отместку ты заставил меня бояться смерти… Ты нашел свою истинную сущность – она состоит из мрака и могил, Пирака. Яма ждет тебя, и кто я такой, чтобы удержать тебя и остальных от нее?
Зактан почувствовал, что другие пятеро Пирак собрались позади него, настолько целые и в здравом уме, насколько это вообще возможно.
Маска Жизни испытывает нас, - подумал он. – Это было только первое испытание, и оно почти убило нас.
Ирнакк начал исчезать. Зактан не чувствовал радости от победы, зная, что Пираки еще очень далеки от своей цели.
С другой стороны, – сказал он себе. – Тоа бы никогда с этим не справились. Создания, которых легче всего уничтожить страхом – как раз те, кто предпочитает не бояться ничего.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:53 am

Два

Гаран вел пятерых членов сопротивления Маторанов через изгибающиеся коридоры крепости Пирак. Они еще слышали звуки драки, доносящиеся из зала с вирусом, но не знали, кто там сражается.
- Нам надо вернуться, - сказала Далу. – Это бой за нашу свободу. Мы должны участвовать в нем.
- Мы и участвуем, - сказал Гаран. – И играем очень важную роль. Тоа Иника дали нам задание найти заключенных Тоа Нува. Если Иника не справятся, Нува могут остаться нашей последней надеждой.
- Но почему мы ищем их здесь? Они могли спрятать Нува где угодно на острове!
Велика хихикнул:
- Когда ты боишься Муаку, лучше всего не выпускать его из поля зрения.
- Он прав, - сказал Балта. – Пираки предпочтут держать столь опасных противников там, где смогут присматривать за ними. Так что продолжаем искать. И не роняйте эти пускатели сфер замор – я делал их в спешке и они довольно хрупкие.
Группа торопилась, каждый из них понимал, что поиски могут оказаться тщетными. Тоа Иника даже не были уверены, что Тоа Нува еще живы – лишь надеялись на это.
И все же, - подумал Гаран. – В некоторых битвах надежда – единственное оружие, которое у тебя есть.

Тоа Иника стояли перед развилкой. Правый проход был завален, а левый широко открыт.
- Думаете, Пираки завалили правый проход, чтобы стряхнуть нас с хвоста? – спросил Джаллер.
Хьюки внимательно исследовал груду камней:
- Нет, они лежат здесь уже очень долгое время.
Маторо нахмурился. Он готов был поклясться, что, когда он был здесь в обличье духа, левый проход был заблокирован, а правый открыт. Но, по мнению Хьюки, это было невозможно… ведь так?
- Значит, мы пойдем налево, - сказал Джаллер.
- Отлично, - пробормотал Конгу. – Похоже, один я помню, что говорил Турага Матау насчет поворотов налево.
Но прежде чем Тоа смогли ступить в левый проход, Джаллер заметил фигуру, поднимающуюся по лестнице им навстречу.
- Приготовиться! – бросил он, и остальные Иника приготовились к бою.
Но тот, кто вышел из тени, не был Пиракой или каким-нибудь другим видом врага. Это была почти царственная фигура в красной и золотой броне, носящая прекрасно известную всем Маску Защиты. Щит, который он нес, каким-то образом отражал любой, даже самый слабый свет. И хотя прошлое Тоа Иника не хранило воспоминаний о встречах с ним, они узнали героя легенд Турага.
- Невозможно, - прошептал Джаллер. – Тоа Ликан??
- Подождите секундочку, - сказал Маторо. – Турага Вакама рассказывал, что Ликан стал Турагой тысячу лет назад, сражался с Макутой и…
- Слово, которое ты тяжело ищешь, это «умер», - сказал Конгу, поднимая свой лазерный арбалет. – А это значит, что этот золотник – самозванец.
Фигура перед ними не делала ничего, чтобы защититься. Незнакомец спокойно оглядел Тоа Иника, и заговорил почти отеческим тоном.
- Удивительно… что Тоа Метру, появиться которым помог я, повели за собой новое поколение героев со столь… необычными масками.
- Кто ты? – потребовала Хали. – Ты не можешь быть тем, кем выглядишь. Тоа Ликан погиб как герой, а ты порочишь его память.
- И его маску! – сказал Джаллер. Ему раньше принадлежала Благородная Маска Тураги Ликана, но ее отобрали во время путешествия на Войя Нуи.
- Разве я мертв в ваших воспоминаниях? Разве я мертв в ваших сердцах? – спросил Ликан. – Потому что если ответ на эти вопросы это «нет», то я не мертв по-настоящему.
- Если я быстро выстрелю из этого арбалета, то ты станешь, - ответил Конгу.
Ликан проигнорировал его реплику.
- Я пришел, чтобы предупредить вас. Не спускайтесь по этой лестнице. Маска Жизни не для таких, как вы. Возвращайтесь, Тоа, пока еще можете.
Джаллер смотрел в глаза Тоа, которого считал одним из величайших героев всех времен. Все, что там было – это тень.
- Если ты настоящий Тоа Ликан, повернул бы ты назад и отказался бы от столь важной миссии, зная, что тысячи жизней зависят от тебя?
Ликан тряхнул головой:
- Нет, не повернул бы, - сказал он, сделав шаг обратно во тьму. – И посмотрите, что со мной стало.
Джаллер бросился вперед, но Ликан уже исчез. Тоа Иника Огня вернулся к своим товарищам, обеспокоенный и смущенный.
- Сначала Карзахни, теперь вот это… слишком много теней прошлого пытается остановить нас.
- Ну, нам надо беспокоиться о будущем… в отличие от них, - сказал Нупару. – Так что идем.
Тоа Иника продолжили спуск, убежденные, что оставили свое прошлое позади. К несчастью, им еще придется узнать, что избавиться от прошлого так просто не получится.

В последнее время Аксонн часто проигрывал. Его первая схватка с Пираками закончилась благодаря внезапной атаке Брутаки. Его попытки не дать Брутаке раскрыть местонахождение Маски Жизни закончились ударом в спину от того, кого он считал другом.
Но в этой игре, Брутака, важно не то, кто выиграл первые битвы, - подумал Аксонн. – А кто выиграл последнюю.
Брутака атаковал. Аксонн крутанул свой топор, но его тут же заблокировал меч с двумя лезвиями Брутаки. Их оружие сцепилось, скрежеща друг о друга. Брутака имел преимущество в росте и радиусе атаки, но Аксонн был несколько сильнее и ловчее, и все время пытался зайти со спины.
- Слабеешь, - сказал Аксонн.
- Размечтался, - отозвался Брутака.
- Сдавайся. Не стоит вовлекать в это Ботара.
Глаза Брутаки расширились. Каждый член Ордена Мата Нуи знал имя Ботара и то, что означало его упоминание.
- Ты не посмеешь.
- Посмотрим.
- Я предпочту посмотреть на твою смерть, - сказал Брутака, внезапно прекратив сопротивление. Так как его теперь ничто не толкало назад, собственная сила Аксонна бросила его вперед. Брутака упал на спину и, использовав свои ноги и инерцию Аксонна, отправил противника в полет. Аксонн ударился об пол и проехал по нему вплотную к кристаллическому чану, содержащему вирус Пирак.
Брутака встал и поднял меч. Пора было заканчивать работу.
Аксонн увидел лезвие, несущееся на него. Он откатился в самый последний момент, и меч Брутаки застрял в полу. Аксонн подсек Брутаку и, как только его соперник оказался на земле, попытался вытащить меч.
- Тупица, - сказал Брутака. – Ты сам же и дал этот меч мне, помнишь? Уже забыл, что он может делать?
Оружие вспыхнуло энергией. Электрический удар пронзил тело Аксонна, заставив его руки судорожно сжать меч. Боль терзала его, а он не мог это прекратить!
- Наверное, стоило бы дать тебе поджариться, - рыкнул Брутака, пнув топор Аксонна через всю комнату. – Когда ты успел стать таким глупым? Я уже побил тебя дважды… Это будет последний раз.
Брутака выключил меч. Аксонн отпустил оружие, судорожно глотая воздух.
- Когда Пираки вернутся с Маской Жизни, я заберу ее у них, - сказал Брутака. – Потом я уберусь с этого клочка земли и покажу Вселенной, как выглядит реальная сила. И ты не сможешь сделать ничего, чтобы помешать мне.
Брутака призвал силу своей маски Канохи. Вихрь измерений возник в воздухе неподалеку от Аксонна, приближаясь все ближе и ближе к упавшему стражу.
- Почему я должен пачкать свой меч, когда могу отправить тебя подальше отсюда? – спросил Брутака, улыбаясь. – Давай, Аксонн, нападай. Даже если ты одолеешь меня, эти врата будут следовать за тобой, пока ты не попадешь в них. Они не исчезнут, пока через них кто-нибудь не пройдет… и этот кто-то – ты.
Аксонн видел, как быстро приближаются врата, угрожая поглотить его. Он не мог разглядеть внутри них ничего, кроме непроглядной тьмы. Он знал силу Брутаки – врата могли вести в любое место на Войя Нуи или любом другом острове, даже в ином измерении. Пункт назначения не важен, он знал, что окажется слишком далеко, чтобы остановить Брутаку.
Аксонн поднялся на ноги и приготовился к последнему броску на врага.
Хорошо, Брутака, – если мне и придется уйти, то не в одиночку.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:53 am

Глава 3

Тоа Маторо едва успел присесть. Заряд энергии теней вонзился в скалу над его головой. Почти точное попадание волновало его гораздо меньше, чем тот, кто выпустил этот заряд.
- Отлично, пора прекратить это! – прокричал он. – И все станет хорошо!
Стоило Тоа Иника преодолеть поворот лестницы, как они оказались лицом к лицу с кошмарным воинством. Путь им преграждали Ракши, Борок, Борок-Кал, Нуи-Рама, Муака, а во главе это собрания зла стоял Макута собственной персоной. Когда они были Маторанами, то уже встречались с этими существами, но их присутствие здесь в качестве команды было необъяснимо. У них было мало времени, чтобы разгадать эту загадку, однако град теневой энергии, огненных вспышек и энергии страха заставлял Тоа Иника постепенно отступать.
- Ликан не шутил, - сказал Конгу. – А я всегда считал, что встречи со старыми друзьями должны быть счастливыми-веселыми.
Тоа Хали с трудом избежала участи быть разодранной когтями Муаки, огромного кошкоподобного зверя. Она ответила на его атаку своей, выпустив мощный поток воды, ударивший Рахи и впечатавший его в стену. Муаку сильно ударило, и он сполз на землю, недвижимый.
Глаза Хали расширились. Создание выглядело мертвым, но она видела, как Муаку поражали еще более могучие силы, а она все равно бросалась в драку. Ужасная мысль, что ей самой неизвестны пределы ее силы, промелькнула в ее голове.
- Эй, Хали! – закричал Хьюки. – Не проспи!
- Ты возьмешь на себя Борока, - обратился Конгу к Хьюки. – Я хочу разобраться с верзилой сам.

Выше на лестнице Джаллер боролся с Ракши Тураком. Тварь в красном панцире, способная усиливать страх, была опасна не настолько, чтобы подготовившийся Тоа не мог с ней справиться. Несмотря на это, Джаллер ощущал, что при сражении с монстром его мускулы превращаются в воду. Мешали воспоминания о другом бое с Тураком.
Он был тогда Матораном, стоял рядом с Тоа Нува и своим лучшим другом, Такуа, на острове Мата Нуи. Макута послал своих Ракши, чтобы предотвратить явление Тоа Света. Турак собирался погубить Такуа, когда Джаллер схватил Ракши за его посох. Чистая энергия страха хлынула в Джаллера, пока не переполнила его. Тогда он умер, лишь чтобы его вернули к жизни способом, который он до сих пор не мог объяснить.
Но это не меняет того, что я умер – я умер! – подумал он, стараясь не поддаться Ракши. – Может ли это случиться снова?
Металлическая пасть Ракши распахнулась, показав склизкую пиявку-краату внутри. Омерзительное зрелище вызвало еще больше воспоминаний. Деревня Та-Коро разрушена... Ко-Коро сильно повреждена… Матораны, бегущие ради спасения своих жизней… все из-за этих чудовищ.
- Никогда больше! – закричал Джаллер, выворачиваясь из захвата Ракши. Он нацелил свой огненный меч, намереваясь создать стену пламени между ним и противником. Огонь появился, как он и пожелал, но что-то немедленно пошло вразнос. Молнии отказались переплетаться с языками пламени, вместо этого они начали неконтролируемо выстреливать в разных направлениях. Одна угодила в Ракши, сразу же испепелив краату внутри него. Броня Ракши свалилась на землю. Джаллер ошеломленно уставился на творение собственных рук, чувствуя себя столь же пустым, как опаленный металлический экзоскелет у своих ног.

К тому времени, как Конгу вышел на позицию, Хьюки раздавил своего противника-Борока, Нупару был занят боем с Бороком-Калом, а Маторо пытался заморозить крылья Нуи-Рамы. Что странно, ни Кал, ни Макута не сказали ни слова во время битвы.
Обычно мы не могли заставить этих неудачников заткнуться, - подумал Конгу.
- Не знаю, как ты собрал эту шайку монстров вместе, Макута, - сказал Тоа Иника Воздуха. – Но они тебе не помогут. Мы пройдем быстро-вниз по этой лестнице, а мимо тебя или по тебе – выбор за тобой.
Макута ничего не ответил, его молчание приводило Конгу в бешенство. Тоа прицелился из энергетического арбалета и два раза выстрелил. Макута даже не шелохнулся. Вместо этого он просто махнул рукой, и два сгустка энергии обледенели в полете. Затем они упали, ударившись об пол и разбившись, словно стеклянные.
Не смутившись, Конгу призвал свою власть над воздухом, создав вокруг Макуты небольшой циклон. Ветер был там настолько силен, что ничто внутри не могло дышать или удержаться на ногах. Но Макута остался равнодушен. А собственная сила повелителя теней разорвала циклон и ударила Конгу твердой тьмой.
Тоа Воздуха очнулся от боли несколькими ступенями выше. Здесь что-то было не так. Маска Телепатии, которую он носил, должна была воспринимать тучи злобных мыслей от Макуты, но ничего не ощущала, от него или от любого другого врага. И что было очень странно, Макута обращал на все, чем они стреляли в него, не больше внимания, чем на царапины.
Ну, не на все, - напомнил себе Конгу. – У меня еще есть пускатель сфер замор. Но заморы, внутри которых заряженный протодермис, не остановят его… они его убьют.
Он немного посмаковал эту мысль. Макута мучил Маторанов веками, он заставил их уйти из Метру Нуи на Мата Нуи, и уже там он сделал все, чтобы заставить их жить в страхе и отчаянии.
Он может даже заслуживать смерти, - подумал Конгу. – Но если я убью его хладнокровно, я буду не лучше него… и недостоин быть Тоа-героем.
К сожалению, выбор уже был сделан за Конгу. Его пускатель выстрелил сам по себе, посылая сферу прямо в Макуту. Она попала точно в повелителя теней. Макута закричал, когда странная субстанция начала разъедать его броню.
- Нет! – заорал Конгу, бросаясь к упавшему врагу. – Как это произошло? Я не стрелял!
Но было уже поздно задавать вопросы. Макута умер, сраженный Тоа Иника Воздуха. И Конгу знал, что ничто теперь не будет как раньше.

Битва закончилась.
Шесть противников Тоа Иника растянулись на каменных ступенях. Все они были мертвы, и никто из Тоа не понимал, как это произошло. Они не собирались убивать никого из противников, и не были принуждены к этому обстоятельствами. Это просто… взяло и случилось.
- Мы потеряли контроль, - грустно сказала Хали. – Вся эта сила… может, ее чересчур много, чтобы мы могли с ней справиться.
- Нам просто не повезло, - сказал Хьюки. – И все.
- Не повезло нам. Но еще больше не повезло им, – сказал Конгу, наклоняясь, чтобы исследовать поврежденного Борока и его мертвую крану. Но это не объясняет, что Борок и Борок-Кал здесь делали, хотя мы знаем, что им здесь не место. Я… эй!
Контуры Борока начали расплываться и таять. Когда они исчезли полностью, проявилось другое обличье. Это этого зрелища у Конгу сперло дыхание.
- Это Похату Нува! – простонал он. – Этот Борок…. Он просто взял и превратился в Похату Нува!
Остальные Тоа Иника бросились вперед. То же происходило со всеми их павшими противниками. Макута превратился в Таху Нува, Ракши – в Копаку Нува, Муака – в Онуа Нува, Нуи-Рама – в Леву Нува и Борок-Кал – в Гали Нува. Все шестеро были здесь, и все шестеро погибли от рук Тоа Иника.
- Иллюзии, - прошептал Тоа Джаллер. – Мы бились с призраками наших величайших врагов, не зная… и когда ударили, то убили наших друзей.
Тоа Хьюки швырнул свои пускатель заморов и лазерный топор на землю и отошел.
- Нас обманули, заставив убить их! Кто-то знал, что мы достаточно тупы, чтобы верить всему, что видим, и использовал это!
- Даже не это самое ужасное, - сказал Маторо. – Как мы можем доверять своим чувствам, или самим себе, после этого? Если мы не можем отличить друга от врага, если мы не можем контролировать свои силы, мы не герои… мы опасны.
- И что мы должны делать? – гневно спросил Конгу. – Сдаться? Понадеяться на то, что вовремя явятся какие-нибудь другие Тоа-герои, которые спасут Великого Духа?
Нупару сел на ступеньку и уставился в землю.
- Но, Конгу, как можем мы быть уверены, что спасаем его? Что, если… что, если нас и тут надули и мы убьем Мата Нуи? Готовы ли мы к риску стать причиной гибели вселенной?
Неуютная тишина опустилась на Тоа. Все они, так или иначе, были обеспокоены тем, что их теперешней силы могло быть слишком много, чтобы справиться с ней. Было невозможно в один момент быть Матораном, а в следующий – уже Тоа, и не иметь подобных страхов. Но никто не мог и подумать, что злоупотребление (misuse) их силами может привести к подобной катастрофе.
- Я не думаю, что у нас есть выбор, - сказала Хали. – Если мы не можем положиться на наши суждения, боимся собственной силы, мы не можем действовать эффективно. Мы не можем завершить нашу миссию. Джаллер, нам надо повернуть назад.
Тоа Иника Огня не ответил. Его взгляд был прикован к неподвижному телу Таху Нува. Когда он заговорил, его голос дрожал от горя:
- Таху как-то сказал мне кое-что, вскоре после прибытия на наш остров. Он сказал, что быть храбрым не значит не бояться смерти – это значит, что ты будешь бороться за то, во что веришь, несмотря на свой страх, - он посмотрел на своих соратников. – Вы не понимаете? Тоа рисковали жизнями ежедневно, сражаясь с Макутой, Ракши, Бороками. Они знали, что нечто подобное может случиться, но все равно продолжали борьбу. Они не были идеальными – они делали ошибки, сражались друг с другом, - но продолжали, и могут ожидать от нас того же.
- Даже после этого? – тихо спросила Хали.
- Особенно после этого, - ответил Джаллер. – Потому что это значит, что теперь мы сами по себе, без надежды на помощь.
Когда никто не проронил ни слова, он добавил:
- Я иду, в честь памяти Таху Нува и памяти Ликана и всех остальных Тоа, живших до нас. Кто со мной?
Один за другим, все Тоа Иника сделали шаг вперед. Бросив последний взгляд на своих павших героев, они повернулись, чтобы продолжить свой путь. Они прошли несколько шагов, когда Тоа Хьюки обернулся, чтобы посмотреть назад. То, что он увидел – ну, или не увидел – заставило его замереть.
- Их нет! Тоа Нува исчезли!
Иника бросились к тому месту, где лежали мертвые Тоа. От них не осталось и следа.
- Мы отвернулись всего на секунду, - сказала Хали. – Что могло произойти?
- Ну, они не встали и не ушли, - сказал Маторо, тут же добавив:
- Надеюсь.
- Ты слепо-пропускаешь более интересный вопрос: а что, если их никогда здесь не было? – ответил Конгу. Он коснулся краешка своей маски. – Канохи Сулету, помнишь? Телепатия. Все мысли, все время. Но от этой шестерки я не слышал ничего, кроме тишины.
- А отсутствие мыслей означает отсутствие разумов, - сказал Хьюки.
- А отсутствие разумов означает, что они были иллюзиями, - закончил Конгу. Затем добавил, улыбаясь:
- Или они все были По-Маторанами.
Маторо ухмыльнулся. Хали тщетно попыталась подавить смешок. Пару секунд спустя древняя лестница звенела от живого, звонкого звука, никогда ранее не звучавшего здесь за все ее существование: от смеха.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:55 am

Глава 4
Пиракам было совсем не смешно.
Их путешествие было внезапно прервано самым неприятным образом. Шесть каменных цилиндров прорезались из лестницы, поймав каждого из них в свою собственную индивидуальную тюрьму. Быстро обнаружилось, что камень слишком гладкий, чтобы вылезти, и не поддается действию лучей, грубой силы, или оружия Пирак. Хотя цилиндры были открыты сверху, при попытке вылететь наружу Зактан получил удар электричества, достаточный, чтобы сбросить его на землю.
Все цилиндры имели одну общую особенность. На внутренней стороне каждого приблизительно посередине находилась каменная задвижка. Для чего она здесь была, оставалось тайной, потому что нигде не было никаких видимых признаков двери.
- И что дальше? – проворчал Ток. – Приближение стен? Нападение стай огнелеток? Пение Затененного?
Ответил ему не кто-нибудь из Пирак, а старческий голос, который загудел отовсюду вокруг них. Хотя никто из пленников не знал этого, голос принадлежал Великому, который создавал путь к Маске Жизни. Эти слова были произнесены тысячи лет назад.
- Путешественники, вам предстоит пройти следующее испытание, - сказал голос. – Только два типа существ могут выйти из цилиндров, в которых вы сейчас находитесь – совершенно самоотверженные или совершенно эгоистичные.
- Посмотрите на задвижки в ваших тюремных камерах. Если все вы отодвинете их одновременно, цилиндры откроются и вы будете свободны продолжать путь. Все будет хорошо, и вы получите одинаковые шансы завладеть Маской Жизни. Но если один из вас отодвинет защелку раньше, чем это сделают другие, он и только он пойдет дальше, а его спутники будут уничтожены. Вы должны решить.
Зактан немедленно крикнул:
- Никому не трогать задвижку!
Ток отдернул руку от куска камня, как если бы обжегся:
- Хорошо, Зактан, но не надо так кричать. Мы пойманы, но не оглохли.
- Авак, ты не нашел другого выхода из этих цилиндров? – спросил Зактан.
- Нет, а если я в чем-нибудь и разбираюсь, так это в тюремных камерах, - ответил Авак. – Похоже, голос говорил правду – или все мы… или только один из нас.
- Тогда я полагаю, мы должны… работать вместе, - сказал Хаканн, хотя эти слова, очевидно, были противны ему.
- Вот именно, и быстро, - ответил Зактан. Он знал, что чем больше времени думать дает он членам своей команды, тем выше шанс, что один из них предаст остальных. Это, конечно, противоречило его желаниям, но идти одному было бы безумием. Необходимы партнеры, чтобы будущие противники могли кого-нибудь уничтожить, пока я спасаюсь, - рассудил он.
- Тогда на счет «три» все мы одновременно отодвигаем задвижки, - сказал Авак. – Все согласны?
Каждый из Пирак сказал «да». Зактан не знал, что его беспокоит больше: то, что Хаканн ответил первым, или то что Везок – последним.
- 1… 2….
Неожиданно, пол подо всеми шестью Пираками раскрылся. Мощная сила потянула их к неизвестной судьбе. Скатываясь по узким каменным туннелям, они услышали возглас Рейдака:
- Он соврал! Голос соврал!
Их неожиданное путешествие завершилось всплеском. Коридоры закончились, и Пираки вылетели прямо в огромный бассейн жидкого протодермиса. Они погрузились глубоко вниз, но, к счастью, глубина бассейна была достаточной, чтобы они не ударились о дно. Когда они снова вынырнули на поверхность, все они были невредимы… по крайней мере, в данную минуту.
- Рейдак! – крикнул Зактан в ярости. – Ты идиот! Конечно, он соврал! Это была всего лишь ловушка для любой команды, члены которой не доверяют один другому. В ту секунду, когда ты тронул ту задвижку и попробовал предать нас, ты погубил нас всех.
- Не упрекай Рейдака - может быть, он не пытался помешать нам. Может, он просто не умеет считать, - прокомментировал Авак. Он огляделся вокруг. – И, эй, здесь неплохо, очень неплохо.
В этом был смысл. В самом деле, после долгого карабканья по лестнице жидкий протодермис был освежающим. Однако, выбраться отсюда было нелегко. Вода наполняла всю комнату, и единственным выходом были ведущие в расположенные наверху клетки коридоры, по которым Пираки сюда скатились. Но Пираки в свое время выбирались и из худших ловушек.
- Мы обсудим это потом, - сказал Зактан тоном, не оставлявшим сомнений, что обсуждение не будет приятным для Рейдака. – Давайте выберемся отсюда.
Зактан рассыпал свое тело на свободно плавающую массу протодитов и начал подниматься в воздух. Он поднялся всего на несколько футов над водой, когда со всех стен комнаты посыпались куски камня. Пираки скрылись под водой, когда камни посыпались в воду, посылая в воздух брызги. Когда град камней закончился, в стенах появились дюжины и дюжины углублений.
Наступил момент тяжелого молчания. Пираки вернулись к поверности, их глаза шарили по сторонам, ожидая что произойдет дальше. Им не пришлось ждать долго. Струи раскаленного добела пламени вырвались из каждого углубления, образовав над водой огненную решетку. Зактан вскрикнул от боли и бросился обратно в бассейн.
Рейдак скосил глаза на яркий свет. Воздух над водой был теперь наполнен огнем, и Пираки были посажены в клетку так же надежно, как если бы они остались в цилиндрах.
- Теперь что? – сказал Авак.
- Может быть, огонь в реальности не существует, - предположил Ток. – Как Ирнакк.
- Пусть Рейдак вылезет и проверит, - сказал Хаканн.
- Он достаточно реален, - прошипел Зактан. – Я потерял достаточно протодитов, чтобы узнать это.
- Отлично, тогда останемся в воде, - сказал Везок, - до тех пор пока струи пламени не истощат силу.
Ток взглянул на своего партнера так, как если бы у Везока вдруг выросла вторая голова:
- Что происходит с водой, когда ее подогревает огонь?
В прежние дни Везок бы выпалил ответ сразу, в то же мгновение. Но с тех пор как его разделили на двух существ – его самого и Везона – он стал далеко не так быстр. Он на мгновение остановился, обдумывая, нет ли в вопросе какого-то подвоха, прежде чем сказал:
- Она закипает?
- И то же произойдет с нами, если мы останемся здесь, - сказал Ток. – Или мы можем попробовать взобраться на стены, чтобы добраться до выходов, и будем изжарены. Делайте свой выбор.
Единственный ответ поступил от огненных прутьев, мощность которых неожиданно еще увеличилась. Вскоре, знали Пираки, им придется уйти под воду, и добавить к списку своих возможных судеб еще одну.
- Определенно, - сказал Хаканн. – В следующий раз, когда кто-нибудь пригласит меня присоединиться к группе, я скажу «нет».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:55 am

Глава 5
Велика стоял в дверях узкого коридора, ведущего вниз. Он выглядел озадаченным:
- Горы могут создаваться дождем и ветром… но может ли гора создавать сама себя, передвигая штреки и проявляя волю?
- Не будет ли кто-нибудь так любезен сказать ему, чтобы он прекратил это? – проворчал Кази.
Подошел Балта и встал рядом с По-Матораном:
- Нет, он что-то обнаружил. Вспомни, Велика руководил командой Маторанов, которая строила для Пирак эту крепость. Он знает здесь каждый угол. Если он говорит, что раньше этого здесь не было, значит этого не было. Пираки, должно быть, пробились на нижние уровни.
Матораны бросились вниз по коридору, не думая о ловушках, которые могли их ожидать. Если Тоа Нува были еще живы, каждая секунда промедления была для них ужасно опасна.
- Спускайтесь сюда! – крикнул Балта. Он обнаружил комнату, закрытую каменной дверью толщиной в три фута. Ручкой служил железный диск, но нужно было обладать силой Рейдака, чтобы открыть ее.
Гаран повернулся к Кази:
- Мы будем работать вместе. Остальные, отойдите.
Ону-Маторан и Ко-Маторан приготовились к выполнению своей задачи. Потом оба подняли оружия и выстрелили, Гаран импульсными ударами, а Кази – потоками звука. Несмотря на свою прочность, дверь комнаты не устояла перед этой двойной бомбардировкой. Со звуком, похожим на гром, она рассыпалась на булыжники.
Не дожидаясь, пока осядет пыль, Балта вскарабкался по камням. Он различил шесть фигур, без масок, прикованных к стенам. Элементарные энергии стекали с их рук в бездонный колодец в центре комнаты. Они выглядели истощенными и изнеможенными, а их глаза светились слабым красным светом.
- Неслыханно, - сказал Балта. - Они, должно быть, порабощены вирусом и заточены здесь. Кто бы ни сделал это, он приказал им изливать свои элементарные энергии до тех пор, пока их больше не останется, и тогда придет сюда.
Пирук и Велика взялись за работу по разбиванию цепей. Тоа Нува не реагировали, по-видимому не осознавая тот факт, что в комнате появился кто-то еще.
- Даже если они поборют эффект вируса, у них не осталось сил, чтобы бежать отсюда, - сказал Гаран. – И кто знает, что еще может произойти? Длительная утечка сил могла бы со временем даже убить их.
Все шесть Тоа Нува были свободны – по крайней мере, физически. Теперь Маторанам надо было освободить их и от ментального порабощения. Каждый зарядил свой метатель одной из тех сфер замор, которые Тоа Иника использовали для освобождения Маторанского населения острова.
- Огонь! – сказал Гаран.
Сферы ударили свои мишени. Все шестеро Тоа Нува немедленно сползли на пол, как будто пораженные смертью. Далу бросилась к Таху Нува, и обнаружила, что он еще жив, хотя и сильно ослаблен.
- Вставайте! – настойчиво сказала она. – Вы нужны Тоа Иника!
- Ваши инструменты здесь. Мы можем проводить вас к вашим маскам, - сказал Балта, помогая Копаке Нува подняться. – И очень надеюсь, что еще не слишком поздно.
- Тоа… Иника? – спросил Онуа Нува. – Что… о чем вы говорите?
- Это долгая история, - сказал Гаран. – Мы расскажем вам ее по дороге.

Хаканн смотрел на горящие огненные прутья, находящиеся теперь не так уж далеко от его головы.
- Так как вам больше нравятся наши Пираки, - спросил он, - печеными или вареными?
- Не шуми, - сказал Зактан. – Я думаю.
- О, ну тогда я предупрежу Летописца, - саркастически сказал Пирака в малиновых доспехах, - Твои раздумья привели нас сюда. И припоминаю, какой великолепной идеей было надуманное тобой ограбление трупа Макуты.
Зактан не обратил на него внимания:
- Мы не можем идти вперед, назад или вверх. Остается вниз. Везок, нырни поглубже и посмотри, что там можно найти.
Обрадованный возможностью удрать от ужасного жара, Везок подчинился. По мере того, как он погружался вглубь, вода охладилась до более комфортной температуры. Вначале вся эта задача казалась ему Маторанским поручением, но, достигнув темного дна бассейна, он перестал что-нибудь видеть. Полный решимости найти выход, он начал ощупывать дно, выискивая хоть какую-то щель.
Вот! Он случайно наткнулся на узкий проход между двумя камнями. Небольшой взрыв расширил его достаточно, чтобы кого-нибудь его размера мог проскользнуть сквозь него. Потом он вернулся обратно забрать остальных, чтобы, кто бы ни ожидал их в туннеле, Рейдак встретился бы с ним первым.
Минутой позже все шесть Пирак плыли сквозь щель. Перед ними был изгибающийся туннель, ведущий вниз, потом вверх, потом снова уходящий резко вниз, потом переходящий в длинный, пологий подъем. Здесь было едва достаточно места, чтобы двигаться, не говоря о том, чтобы давать отпор, если кто-то атакует.
Оказавшийся в тылу Хаканн заметил, как только они проплывают какое-то место, каменные плиты позади них опускаются. Они не смогут вернуться обратно, даже если им не понравится место их назначения.
Рейдак неожиданно остановился и показал вверх. Затем он исчез в потолке. Только тогда Хаканн заметил то место, где, как он понял, был выход в другой туннель, ответвляющийся от этого и ведущий прямо наверх. Он последовал в него за своими партнерами, надеясь что он ведет куда-нибудь, где есть пригодный для дыхания воздух.
К его огромному облегчению, он там был. Пираки приплыли к огромному плато застывшей магмы. На дальнем конце огромный каменный мост был перекинут через реку лавы. Дальняя башня моста имела внизу маленькие ворота. Инстинктивно Пираки знали, что они почти достигли своей цели. Они были так возбуждены, что никто из них не заметил едва уловимых мелких изменений, уже произошедших с ними благодаря воздействию воды. Но позже у них будет достаточно времени чтобы понять это, и содрогнуться.
- Пошли, - сказал Ток. – Маска, должно быть, уже близко.
- Подождите! – приказал Зактан. Пираки с удивлением обернулись к нему. – Я тоже хочу Маску Жизни, но не хочу вступать на обратной дороге в битву, чтобы шесть Тоа ускользнули с ней. Они могут идти прямо за ними – и нам ничего не стоит устроить здесь для них ловушку, а потом спокойно забрать маску.
Хаканн нахмурился. Вначале Зактан больше всех торопился найти маску, а теперь он хочет подождать? И опять-таки, если остальные пять Пирак и Тоа Иника убьют друг друга в битве, Зактан сможет забрать себе маску без всяких возражений.
Все же, несмотря ни на что, лидер Пирак был прав. Если Тоа неожиданно нападут на них в ограниченном пространстве, а они еще и должны будут беспокоиться о защите маски, они могут быть разбиты. Лучше выбрать место для битвы самим.
- Тогда за работу, - сказал Хаканн. – Нет ничего приятного в том, чтобы сидеть здесь в засаде до конца своих дней.
В эту минуту Тоа меньше всего думали о сражении с Пираками. Они пришли по лестнице еще в одну комнату, на этот раз освещенную темно-красными светящимися камнями. Хотя нигде не было видно врагов, в комнате чувствовалось какое-то зло. Тоа продвигались с осторожностью.

- Добро пожаловать, путешественники, - голос прогудел со всех сторон. Глаза Тоа обшаривали комнату, но никого не видели. – Вы ищете Комнату Жизни… но вначале вы должны пройти через Комнату Смерти, поскольку на самом деле эти понятия сплетены между собой.
- Покажись, чтобы мы могли видеть тебя! – крикнул Джаллер.
Голос проигнорировал его.
- Бессчетные тысячелетия Маска Жизни была спрятана в этом месте, ожидая призыва судьбы. Эта Канохи и удивительна, и ужасна по своему могуществу. И цена за владение силой жизни… смерть.
- Ну, как удачно-весело, - пробормотал Конгу. – Ты привел нас в приятнейшее место, Джаллер, старый друг.
- Вы шестеро стоите наготове, - продолжил голос. – Если вы хотите пройти через эту комнату, один из вас должен умереть. Решайте – прямо сейчас.
- А что если мы решим не следовать вашим указаниям, - сказала Хали. – Что если мы вступим в бой?
И снова, голос проигнорировал все доводы, просто повторив свое последнее утверждение. Тоа в ответ бросились к выходу в противоположном конце комнаты, но обнаружили, что он блокирован невидимым барьером. Это напомнило Джаллеру барьер, отрезавший его от Тоа Таканувы на пути к Войя Нуи, но сейчас не было времени вдумываться в скрытый смысл этого.
- Вернемся назад, - сказал Тоа Иника Огня. – Поищем другой путь вниз, или проделаем его.
Он повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как опускается массивная каменная плита, отрезая им выход. Оказалось, что она не поддается действию его огня, а также и льда Маторо, и власти Хьюки над камнем. Тоа были в ловушке.
Голос заговорил снова:
- У вас есть две возможности – откажитесь от вашей погони за Маской Жизни, и вы можете идти своей дорогой, и никогда не возвращаться. Или выберете из своего числа того, кто умрет, и остальные смогут пройти. Нет других способов открыть вам проходы.
Джаллер обдумывал. Он не представлял, где сейчас находится Пираки, и не нашли ли они уже маску. Казалось, выхода из этой комнаты нет, и кто знает к чему привел бы отказ от поисков – может быть, даже к перемещению каким-нибудь неожиданным способом обратно в Метру Нуи, и полному краху. Нет, здесь действительно не существовало выбора. Он был лидером Тоа Иника, так что если кто-то должен был быть принесен в жертву, то это он.
Он начал говорить, но почему-то слова застряли в его горле. Как в неожиданной вспышке, в памяти всплыл день, когда он умер от рук Ракши. Воспоминание было таким ярким, что на долю секунды заморозило Джаллера. Из паралича его вывел звук другого голоса.
- Я вызываюсь, - сказал Маторо, делая шаг вперед. – Если кто-то должен умереть, пусть это буду я.
- Маторо! Нет! – воскликнула Хали.
- Конечно, нет! – сказал Джаллер в полнейшем изумлении. Он обратился к таинственному голосу, сказав: - Кто бы ты ни был, это не наш выбор!
- Да, побудь тут еще немного, и поседеешь, - добавил Конгу.
Маторо повернулся к своим друзьям:
- Пожалуйста. Это логичный выбор. Я не воин, как ты Джаллер, или ты, Конгу – и не атлет, и не изобретатель, и даже не Летописец. Я просто переводчик Тураги, и ничто больше. Я не смогу спасти мир своими кулаками или своим умом, но, может быть, я могу это сделать таким способом.
- Маторо, ты не должен… - начал Джаллер.
- Выбор сделан, - сказал голос, прерывая лидера Тоа. – Цена будет заплачена.
Прежде чем кто-нибудь из Тоа смог запротестовать, поток светового сияния обрушился на Маторо. За миллисекунду его тело растворилось, осталась только его маска, парящая в столбе свечения. Потом она тоже постепенно исчезло.
На мгновение наступило молчание, нарушаемое только приглушенными всхлипываниями Тоа Хали. Потом что-то похожее на пыль начало кружиться внутри светового столба. Это вращалось быстрее и быстрее, до тех пор пока не начало принимать определенную форму. Мгновением позже, в ней стала узнаваема Маска Канохи Маторо.
Теперь все больше и больше сверкающих частиц появлялосьсь, кружась и соединяясь вместе, внутри столба света. Никто из Тоа не отваживался говорить, чтобы не нарушить ошеломляющие события, очевидцами которых они были. На их глазах, тело Маторо возникло снова, целое и невредимое, как если бы он никогда вообще не исчезал.
Когда процесс был завершен, свет исчез. Тоа Маторо осматривался вокруг в смущении, но то, что он чувствовал, было ничто по сравнению с тем, что творилось в сердцах его друзей.
- Сделано, - сказал голос. – Один из вас умер и вновь был рожден, так что цена уплачена… обязательство выполнено. Важен не сам факт смерти, а готовность умереть за свое дело. Один из вас имел смелость принять гибель, чтобы его товарищи могли жить, так что окончательная смерть не будет сегодня его участью.
Каменная плита, закрывавшая лестницу перед Тоа, исчезла. Мерцание в воздухе оповестило их о том, что силовой барьер тоже исчез.
- Вы свободны идти дальше, - сказал голос.
Тоа не колебались. Они направились через выход вниз по лестнице – и когда они возобновили свое путешествие, от Джаллера не укрылось, что Маторо пошел первым.
Следующие несколько минут путешествия прошли в тишине - каждому Тоа Иника необходимо было некоторое время на размышления. У них оставалось еще так много вопросов, на которые не было ответов. Что случилось с Тоа Нува? Если предположить, что их ветераны-герои были целы, что тогда? Не захотят ли они, чтобы Иника вернулись в Метру Нуи и присматривали за городом вместе с Таканувой? После стольких боев и приключений, понравится ли им быть просто стражами города?
Их размышления были прерваны звуком, донесшимся снизу лестницы, напоминавшим помесь вопля Муаки и яростного гудения очень большого Нуи-Рамы.
-О, отлично, - сказал Конгу. – Нам уже как минимум две минуты не приходилось тяжело-сражаться за свои жизни.
Они пошли дальше осторожно, тщательно изучая стены каждой ниши и пещеры, из которой мог исходить звук. Они не увидели ничего подозрительного, пока не достигли более широкой комнаты – и тогда они вообще ничего не увидели, как будто все светящиеся камни, вделанные в стены, одновременно разбились. Джаллер активировал свой огненный меч как раз вовремя, чтобы увидеть фигуру с когтями, спускающуюся с потолка.
- Осторожно! – крикнул он. Когда первое создание опустилось на пол перед ним, в свете пламени меча обнаружилось, что это двухголовое чудовище с хвостом ящерицы. Оно стояло на двух ногах, и его передние лапы заканчивались бритвообразными когтями. К его удивлению, существо не остановилось, а вместо этого разделилось на двух существ, таких же больших и мощных как исходное. Другие Тоа сделали то же самое открытие: число атаковавших их теперь увеличилось с шести до двенадцати.
Тоа дали задний ход на лестницу, Хьюки использовал свою силу, чтобы создать каменную стену между ними и их врагами. Она давала временную защиту, но также и не позволяла Тоа идти вперед к Маске Жизни.
Не ожидая просьбы Джаллера, Конгу использовал свою Маску Телепатии, чтобы прозондировать мысли существа. Он понял немного, но достаточно, чтобы сказать:
- Это не разумные существа. Это… Джаллер, это протодиты!
- Ты с ума сошел, - сказал Хьюки. – Протодиты микроскопические. А эти штуки больше нас!
- Маска Жизни, - ответила Хали. – Как вы думаете, ее сила может…
Ее вопрос был прерван тем, что стена Хьюки разбилась. Существа атаковали, и Хьюки и Нупару рефлекторно нанесли удары. В следующий момент рядом оказалось шестнадцать прожорливых чудовищ.
- Помните то время, когда я застрял вниз головой в болотистой яме, прямо над какими-то голодными пресмыкающимися живущими в этом иле, - сказал Нупару. – Вы знаете, те, с кислотными языками и вонючим дыханием, как у Таракава, который потерял сознание, находясь на солнце слишком долго?
- Конечно, так и что о них? – спросил Конгу.
Нупару вздохнул:
- То были добрые старые дни, а?
Теперь существа были прямо над ними, царапая и скрипя когтями, в то время как Тоа отчаянно пытались отогнать их, но не сделать так, чтобы их стало еще больше. Элементарные силы оказывали им в этом некоторую помощь, но даже наиболее оптимистичные из Тоа могли сказать, что битва безнадежна – и темнота только усугубляла дело.
Неожиданная вспышка света на время ослепила Тоа. Они услышали порыв ветра, и вспышки света заполнили всю лестницу. Существа заревели и бросились врассыпную, их слабые глаза не привыкли к яркому свету. На какое-то мгновение у Джаллера закралась надежда, что Таканува, Тоа Света, как-то добрался до Войя Нуи.
Когда его зрение прояснилось, он обнаружил, что он не мог заблуждаться сильнее. Существо в желтых доспехах, которое стояло на лестнице, угрожающе держа жезл, не могло быть менее похоже на его друга. Джаллер перевел глаза на ноги фигуры, особенностью которых были закругленные приспособления, похожие на что-то вроде гусениц. Тоа Огня не мог вспомнить видел ли он кого-нибудь на таких гусеницах раньше. Фигура рассматривала собравшихся Тоа холодными, пустыми глазами – а потом исчезла.
Нет, не исчела, - понял Джаллер, почувствовав, как что-то летит мимо него. – Просто движется слишком быстро, чтобы глаза могли его видеть.
Тоа завертелись, пытаясь поймать взглядом своего нового врага. Он с небывалой скоростью проехался по стенам, прыгая в промежутки, по кругу объехал героев. Тоа Конгу поднял свой арбалет, но его тут же выбили из его рук тонким лазерным лучом, вылетевшим из желтого пятна, пересекающего комнату.
- Задержи его, - сказал Джаллер Хьюки. Тоа Иника Камня использовал свою силу чтобы создать длинные угловатые камни, выступающие из стен. Но фигура маневрировала среди них с легкостью, совершенно не понижая скорость, так что в нее невозможно было прицелиться.
- Мне это уже надоело, - резко сказал Конгу, создавая у дальней стены перевитое светом торнадо. Оно было достаточно большим, чтобы полностью блокировать путь фигуры, и достаточно мощным, чтобы швырнуть его через всю комнату, если догонит.
Скорость противника только немного уменьшилась, когда он приблизился к яростно вращающейся колонне воздуха. Потом он оттолкнул стену прямо на Конгу, инерция протащила его над Тоа. Его вращающиеся ступни ударили Конгу по голове, бросив Тоа Воздуха на землю.
- Что он делает! – сказал Конгу, поднимаясь на ноги. – Я был избит, жестоко-исцарапан, схвачен-камнями, и поколочен-Пираками – но он что делает! Надеюсь, что этот вздох-Рахи уже вырезал себе надгробный камень, потому что скоро он ему понадобится.
Фигура остановилась между Тоа и дальним выходом из комнаты. Его выражение не изменилось. Когда он заговорил, его голос был так же холоден, как сердце крааты:
- Я Умбра. Я страж Маски Жизни. Вы не пройдете.
- Это бессмысленно, - сказала Хали. – Сначала ты спас нас от этих… тварей, а теперь хочешь сражаться с нами. Почему?
- Протодаксы –ужасные чудовища, - ответил Умбра. – Они убивают не для славы – они просто убивают. Я оставляю им глупых Рахи, которые случайно забредают так далеко вниз, но тех, у кого есть сердце и дух, уничтожаю я.
- Еще одна угроза, - сказал Хьюки. – Есть ли кто-нибудь на этом ужасном острове, кто не угрожает?
- Это безумие, - сказала Хали. – Как может простая маска Канохи стоить стольких жизней?
-Если вы не знаете ее цены, - ответил Умбра, - тогда почему вы здесь?
С этими словами Умбра снова бросился вперед. За долю секунды он обезоружил всех шестерых Тоа и между двумя вздохами нанес Хьюки тысячи ударов.
- Отлично, если все что он делает, что бегает-носится, почему мне это так глубоко-надоело? – спросил Конгу.
- Почему так происходит, что здесь нет Маски Времени, когда она так необходима? – добавил Нупару.
Маторо улыбнулся:
- Вы смотрите на дело не с той стороны. Забудьте о том, чтобы замедлить его – давайте ускорим его.
Тоа Иника Воздуха сконцентрировался, посылая в комнату волны холода. Стены, потолок и пол начали покрываться льдом. За какие-то секунды они стали опасно скользкими, что и обнаружил Умбра. Когда он заворачивал на левую стену, его неожиданно занесло, и он тяжело свалился на пол.
- Бац-хлоп, - сказал Конгу весело. – Мне это нравится.
- Он вне игры. Но не в нокауте, - предостерег Джаллер. – Чтобы остановить его, нужно нечто большее, чем лед.
Как бы получив подсказку, Умбра начал изменяться. Прежде чем Тоа успели удивиться, он превратился из физического существа в луч света. Джаллер едва успел оттолкнуть Нупару с дороги, прежде чем лазероподобный Умбра ударил его. Свет их противника расплавил дыру в задней стене, а затем выстрелил назад в Тоа.
- Вниз! – крикнул Джаллер. Эта новая атака была даже хуже чем супер-скорость Умбры – по крайней мере, прежде у него было физическое тело, и его можно было ударить, если бы как-то удалось догнать. А теперь, можем ли мы сражаться с лучом света?
Ответ появился, когда Умбра несколько раз за секунду быстро пролетел над их головами. Джаллер был слегка раздражен, поняв что ключ к спасению находится у Маторо.
- Нам нужно побольше льда, - крикнул он. – Блокируй выходы. И лед должен быть похож на отполированное стекло.
Без каких-либо дальнейших указаний Хали использовала свою силу, чтобы создать побольше влаги для работы Маторо. Он быстро покрыл Тоа и Умбру куполом холодного кристаллического льда. Как только он сделал это, настала очередь Нупару. Он вызвал силу своей маски и полетел к дальней стене, как бы собираясь пробить во льду выход, ведущий к маске.
Умбра сделал именно то, чего и ожидал Джаллер: он понесся за Нупару в форме света. Прямо перед тем, как столкнуться со стеной, Нупару отключил энергию своей маски и свалился на каменный пол. Умбра продолжал двигаться, его световой луч ударился о лед, и затем вдруг отскочил от него. Его рикошетом бросило на другую стену ледяного купола, где он отразился снова. Потом он пролетел через всю комнату, отражаясь туда и обратно блестящим ледяным зеркалом. В конце концов, этого оказалось слишком много даже для Умбры, и он вновь появился на полу в физической форме, бесчувственный.
Тоа Иника не тратили времени. Джаллер поднял свой огненный меч, и использовал его, чтобы проделать дыру во льду, покрывавшем выход. Потом он и остальные устремились вниз к последним нескольким дюжинам ступеней, ведущим на вулканическое плато.
После такого долгого пути по узкой лестнице, лишь время от времени прерываемого случайными каменными комнатами, обширность плато приводила в замешательство. Нупару быстро пролетел над мостом и, вернувшись, доложил, что Пираки уже расположились там.
- Что же делать с мостом? – спросил Конгу.
- Наблюдай за мной, - ответил Нупару, Тоа Иника Земли.
Землетрясения, которое произошло через несколько секунд, оказалось достаточно чтобы сбросить половину Пирак с их постов. Когда их враги были выведены из равновесия, Тоа атаковали. Зактан, Хаканн и Ток поливали их дождем сфер замор, а Тоа отвечали потоками элементарных сил.
Сейчас я мог бы использовать Маску Защиты, - подумал Джаллер. – Когда все будет сделано, я обязательно верну свою старую маску – ту, которую снял с меня Карзахни – даже если придется снова стать самим собой. Это оскорбление памяти Тоа Ликана -позволить ей исчезнуть. Кроме того, я действительно, действительно устал уворачиваться.
Несмотря на его беспокойство, битва шла по сценарию Тоа. Ток и Хаканн уже оставили свои позиции, а Хали, Хьюки и Нупару слишком сильно занимали других Пирак, чтобы те могли нанести ответный удар. Только Зактан еще стоял у наскоро сконструированного метателя и отражал все попытки выбить его с позиции.
В этот момент Конгу и пришла идея. Зактан был сделан из миллиардов микроскопических протодитов – и мало что могло не понравится ему сильнее, чем сильный ветер. Правильно размещенный циклон мог рассеять лидера Пирак и открыть Тоа путь к победе. Для быстрого и инициативного Тоа Иника Воздуха, мысль означала действие, и его циклон был уже в пути. К сожалению, звук порывистого ветра заглушил обращенный к нему призыв Джаллера и Маторо остановиться.
Столб воздуха ударил в Зактана, разбросав его протодитов в разные стороны. Но мост, уже ослабленный землетрясением Нупару, не вынес удара ветра. Он заскрипел, обломился и обрушился, похоронив под собой Тоа. Пираки, успевшие уйти с моста, чувствовали себя получше. Они уже собрались вместе, когда Зактан сумел снова обрести контроль над составляющими его частями и вернуться на землю.
- Будем надеяться, что Тоа погибли окончательно, - сказал Зактан. – Пошли, пошли. Маска Жизни ждет.
Пять Пирак последовали за ним, широко ухмыляясь в расчете на конец своих поисков.

Дверь у основания моста открывалась в огромную комнату, обрамленную с трех сторон каналами лавы. Но не из-за этого Пираки остановились, изумленно вытаращив глаза и открыв рты. Причиной этого была фигура в накидке, возвышающаяся над комнатой стоя на гигантском пауке Рахи. Его личность, тем не менее, не была сюрпризом.
- Везон, - тихо сказал Зактан.
- Везон, - повторил Везок с едва сдерживаемой яростью.
- Как удобно, - сказал всадник. – Вы знаете мое имя… и, конечно, я знаю ваши… так разве это не здорово, что вы проведете последние моменты своей жизни со старым, добрым другом?
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:57 am

Глава 6

Везон сильно дернул за цепь, которую держал. В ответ голова гигантского паука, на котором он ехал, дернулась вверх. Существо обнажило многочисленные острые клыки и свирепо зашипело. Оно сделало несколько шагов к собравшимся Пиракам. Его красные глаза люто смотрели на них. В каждом его движении было нечто отталкивающее.
- А вы рано, - сказал Везон. – Или вы поздно? Я никак не могу уловить разницу… но здесь, внизу, время не играет большой роли. Были проблемы с Маторанами, верно?
- Ты был наверху? – спросил Ток, не отрывая глаз от чудовищного ездового животного Везона.
- Я был внизу, - поправил Везон. – Глубоко, глубоко внизу. Но маска знала, что вы приближаетесь… она знала, понимаете, и поэтому ей был нужен был я. И поэтому она представила меня здесь Фенракку, и сказала ждать вас здесь очень тихо – пока вы не появитесь, - злой свет появился в глазах Везона. – Так что, что бы ни случилось сейчас с вами, вы пришли сюда сами.
Зактан отделил небольшую порцию микроскопических протодитов, из которых состояло его тело, и тихо отправил их исследовать зал. Но это не прошло незамеченным. Взгляд Везона метнулся в сторону движения. Энергия ударила из его копья, попав в протодитов и сплавив их в единую твердую массу. Слившиеся друг с другом создания ударились об пол, мертвые.
- Паразиты, - сказал Везон. – Как трудно содержать подземный зал с лавой свободным от паразитов.
Аваку было достаточно. Он вызвал свою силу и создал клетку вокруг Везона и Фенракка. В мгновение ока они оказались за надежной решеткой, которая могла выдержать любой их удар.
- Ох, очень хорошо, - сказал счастливо улыбающийся Везон. – Но, видишь ли, Авак, я уже в клетке. Ты всего лишь показал мне ее прутья. И вам не получить то, что вы хотите, пока я здесь.
Ненормальный Пирака запрокинул голову и захохотал. Пока он это делал, Зактан увидел маску Канохи, слившуюся с его затылком. Один взгляд на пустой пьедестал у дальней стены сказал ему все, что потребовалось.
- Ты носишь Маску Жизни, - сказал Пирака в изумрудных доспехах.
- Ношу ее, проклят ею, служу ей, злюсь на нее, - ответил Везон. – Не обязательно в таком порядке. Вам она нужна? Попробуйте забрать ее. Прошу вас.
Рейдак шагнул к клетке. Фенракк попытался цапнуть его, чуть-чуть промахнувшись мимо руки Пираки. Слюна капала изо рта паука. Те места на полу, куда падали ее капли, начинали шипеть и дымиться.
- Тогда у нас ничья, - сказал Зактан.
- Ничья, - повторил Везон.
- Нам не добраться до маски… а тебе не добраться до нас.
Везон ничего не ответил.
- Мы могли бы заключить сделку.
- Сделку, - согласился Везон.
- Что ты хочешь за маску? – спросил Зактан.
Фенракк отполз от решетки, унеся Везона обратно в тень. Только багровые глаза безумного Пираки были различимы, когда он сказал:
- Что я хочу? Что мне нужно? У меня есть столь многое – вечная жизнь; преданность, верность и компания чудовищной машины убийства; лавовые угри, столько, сколько я могу съесть. Что вы можете предложить? Как вы можете послужить?
Наступила пауза. Потом на Везона снизошло озарение:
- О, я знаю! Вы можете убить Везока!
- Пустите меня к нему! – заорал Везок. – Я придушу этого урода и вставлю ему это копье…
Рейдак схватил своего партнера и швырнул его в стену. Прежде чем Везок смог отреагировать, оружие Тока покрыло его толстым слоем льда. Вслед за ними Хаканн нанес ему ментальный удар, разбивший мысли Везока на миллион частей.
- Если мы продолжим в этом духе, он больше не будет ни для кого проблемой, - сказал Везону Хаканн. Копье Слияния отделило тебя от Везока, и ты не хочешь объединиться с ним вновь… я прав?
- Весьма, - ответил Везон.
- Мы сделаем это, и получим маску?
- Вы сделаете это, - сказал Везон. – и мы поговорим.
Хаканн повернулся к Везоку. Его встретил взрыв льда. В следующее мгновение он и Рейдак были поражены ментальными ударами, благодаря способности Везока копировать силы других. Хаканн попытался уползти. Везок схватил его за хребет, раскрутил и швырнул в Зактана. Лидер Пирак легко уклонился, позволив Хаканну врезаться головой в стену.
- Вы что, ему поверили? – промычал Везок, тыча пальцем в Везона. – Я могу понять убийц… я даже могу водиться с предателями… но вы пятеро просто идиоты!
Везон хихикнул:
- Ты забыл добавить: «весьма забавные идиоты», Везок.
- Ты не можешь отдать нам маску, даже если бы хотел, верно? – спросил Везок.
Везон склонил голову:
- Вам придется отодрать ее с моей холодной, мертвой головы. Это часть проклятия. Когда я спустился сюда… когда я посмел попробовать забрать маску… она объединила себя со мной так же, как объединила меня с Фенракком.
- Выпусти его из клетки, - сказал Аваку Везок.
- Ты с ума сошел? – ответил Авак. – Ты, может, и хочешь сразиться с этим помешанным и его ручным пауком, но я не хочу.
Везок развернулся, схватил Авака, свалил его на пол и уселся сверху.
- Выпусти его… ИЗ… клетки! Я сдеру с него маску!
Когда Авак отказался, Везок оглушил его заимствованным ментальным ударом. Клетка вокруг Везона исчезла.
Везок направился к своему врагу.
- А теперь, неудачная пародия на Пираку, мы раз и навсегда расставим все по своим местам. А потом я вырву из твоих клешней Копье Слияния и присоединю тебя к себе, где тебе самое место!
- Копье Слияния? – повторил Везон, словно в изумлении. Затем он взглянул на оружие в своих руках, и пробормотал: - Правильно, оно же у меня, да?
Луч энергии вырвался из наконечника копья, окутав Везока и Рейдака. Секунду спустя они оказались сплавлены в одного рычащего гиганта с лицом, как у черепа.
Везон посмотрел на свое творение и удовлетворился этим. Махнув рукой в сторону остальных Пирак, он сказал:
- Убей их.
Новое создание повиновалось. Рожденное их двух Пирак, оно вдвойне жаждало стереть врагов в порошок и развеять этот порошок по ветру.

- Знаете, - сказал Тоа Хьюки. – Я уже устал отставать от этих парней… даже из-за нашей ошибки.
Хали села на землю, обхватив голову руками. Близость Маски Жизни заставляла ее голову раскалываться.
- Это наша ошибка, - сказал Тоа Джаллер, стоя среди обломков. – Мы сражались как Матораны, стараясь быть благородными и милосердными, как Турага и Тоа Нува учили нас.
- А против Пирак это, как если бы носили на груди таблички с надписью «Побейте нас», - пробормотал Конгу.
- Тогда давайте сорвем эти таблички, - сказал Маторо. – Я согласен с Хьюки – мне надоело получать по маске.
- Пошли, - сказал Джаллер, направляясь к воротам. – И когда мы их найдем, то будем драться отчаянно и грязно. Пираки слишком долго побеждали Тоа – эта их традиция прервется на нас!

Брутака встретил удар Аксонна своим. Прежде чем их оружия столкнулись, Аксонн шагнул вбок и ударил Брутаку своим топором плашмя. Его противник закачался.
У Аксонна не было времени праздновать победу, потому что воронка измерений приближалась. Он перехватил свой топор и бросил его в парящий портал. Энергия вырвалась из оружия, отбросив воронку назад.
- И к чему мы пришли? – сказал Аксонн, пытаясь отдышаться. – Цапаемся друг с другом, как пара сумасшедших Рахи?
Брутака выстрелил из меча, отшвырнув Аксонна обратно к воронке.
- Да, - ответил он. – Мы все лишь звери Рахи – каждый из нас. И когда мы закончим, я стану самым могущественным зверем в джунглях.
Глаза Аксонна сузились. Вопреки всему, что случилось, всему, что совершил Брутака, он только сейчас понял, насколько далеко зашел его старый друг.
- Я пытался, - сказал он, печаль и гнев смешались в его голосе. – Я надеялся, что смогу достучаться до какой-то части тебя, Брутака, какого-то обломка героя, которым ты был когда-то. Но он мертв. Может, он умер, когда ты встретил Пирак, или содержимое этого чана… или, может, он умер задолго до этого, а я просто не заметил.
Аксонн двинулся к своему бывшему другу. Брутака ответил новым выстрелом энергии. Аксонн не обратил внимания на удар и боль и продолжил идти.
- Я отрекаюсь от тебя, - сказал он.
Брутака выстрелил еще раз, на этот раз так мощно, что мог бы убить Дракона Канохи. Но опять, что было невозможно, Аксонн стряхнул энергию с себя, как капли дождя, сказав лишь:
- Я отвергаю тебя.
Воронка вновь приближалась. Аксону было все равно. Брутака отодрал от стены камень и швырнул, нанеся Аксону смертельный удар. Аксонн проигнорировал и его.
- Ты не существуешь, Брутака. Ты лишь пустая оболочка без духа… лишен его.
Брутака отступил на шаг. Он уже видел такое однажды. Аксоном настолько овладела всепоглощающая ярость, что ничто не могло остановить его. Если воронка не поглотит его, он сокрушит Брутаку, какая бы боль ни была ему причинена.
Аксонн приближался. Взгляд Брутаки упал на кристаллический чан. Сферы замор, наполненные этим вирусом, раньше увеличивали его силу. Достаточное количество сделает его сильнее Аксонна. Он подвинулся поближе к чану.
Это движение не ускользнуло от Аксонна. Он остановился, развернулся и раскрутил свой огромный топор. Брутака закричал от ярости и разочарования, когда увидел, как оружие пролетело через комнату и врезалось в чан.
Острые, как бритва, осколки кристалла разлетелись по всей комнате. Темнота вырвалась в комнату, и раздался звук выпущенного вируса. Зеленовато-черное облако поднялось к потолку, затем начало рассеиваться и расплылось по всем углам крепости и окрестностях. Аксонн мог поклясться, что слышал второй крик, более низкий и гортанный, чем крик Брутаки. Но он не видел источника этого звука.
Оружие Аксонна летело обратно к нему, но меч Брутаки сбил его на землю. Затем он пошел вперед, разрезая воздух лезвиями, собираясь расправиться с противником.
- Ты не понимаешь, что борешься на пропащее дело, - прорычал Брутака.
- Возможно, - ответил Аксонн. – Но тебе не кажется, что именно за такие стоит бороться?
Из последних сил Аксонн выстрелил из ладоней чистой энергией. Она ударила Брутаку подобно приливной волне. Но мгновение, перед тем, как он упал, свет разума, казалось, вернулся в глаза Брутаки. Затем эти глаза закрылись, и он грохнулся на землю.
Аксонн проверил, дышит ли он. Затем поднял топор и ударил по воронке измерений. Как и сказал Брутака, его поражение не заставило щель закрыться. Все, что Аксонн мог сделать – лишь временно отогнать ее подальше.
Он повернулся, собираясь вытащить Брутаку из комнаты до того, как воронка последует за своим создателем. К его удивлению, Ботар уже был здесь. Хотя он и видел раньше этого члена Ордена Мата Нуи, его внешность – худощавое, мускулистое тело, увенчанное страшной головой с полной зубов пастью – всегда пугала его.
- Необходимо ли это? – спросил Аксонн.
- Что есть закон? – ответил Ботар.
- Он совершил ошибку, - сказал Аксонн. – Страшную. Но он не заслуживает…
Ботар схватил Брутаку и перекинул бесчувственное тело через плечо.
- Заслуживает. Что есть закон? Закон есть воля Мата Нуи. Нарушь этот закон, и тебе улыбнется лишь Яма. Отпустишь ли ты его… или сразишься с законом и рискнешь разделить его участь, носитель топора?
Рука Аксонна сжалась на оружии. Он знал, какое ничтожное существование ждет Брутаку, и это удручало его. Но также он знал, что за всю историю никто ни разу не смог удержать Ботара от исполнения его долга. Брутака был обречен на Яму, с согласием Аксонна на это или же без него.
Он вышел из комнаты вслед за Ботаром, остановившись, лишь чтобы взглянуть на воронку измерений, все еще вращающуюся посреди комнаты. Лишь выйдя из крепости, Ботар остановился.
- К тьме он повернулся, во тьме он и останется, - провозгласил Ботар.
- Не навсегда, - ответил Аксонн. – Однажды я найду способ спасти его.
Ботар засмеялся. Исходя из его устрашающих челюстей, этот звук был ужасен. Затем собиратель поверженных из Ордена Мата Нуи (в смысле – собиратель из Ордена, а не поверженные) развернулся и пошел прочь. Брутака был на пути к Яме, дому столь отвратительных созданий, что Ордену не оставалось ничего иного, кроме как отлучит их от света навсегда.
Аксону ничего не оставалось, кроме как последовать за ним, забыв о воронке, созданной Брутакой. Никого не было в комнате, чтобы увидеть, как из воронки появились двое. Первая была ростом с Тоа, ее вид постоянно менялся по мере того, как она приспосабливалась к окружению. Вторым был огромный Рахи, занявший практически всю комнату.
- Ну что ж, мы здесь, - сказала меньшая. – где бы это «здесь» ни находилось. Но все же, я не думаю, что мы еще в Метру Нуи, Таторак.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:57 am

Глава 7

Врываясь в Зал Жизни, Тоа Иника ожидали засады. Они даже были готовы к тому, что им придется вырывать Маску Жизни у Пирак силой. Но к никто не ожидал увидеть поверженных четверых Пирак, разбросанных, словно сломанные инструменты, и наблюдающих за ними неистового зверя и Пираки верхом на чудовищном пауке. Это было зрелище, которое бы понравилось только члену Братства Макуты.
Взгляд Везона прояснился, когда он увидел Тоа.
- Как чудесно, еще компания! – воскликнул он. – Пираки были занятными гостями, но они так легко сломались. Крепки ли вы? Конечно же, да. Вы же Тоа, даже в этих странных масках.
- Кто ты? И откуда знаешь, кто мы? – потребовал Тоа Джаллер.
- Я Везон, конечно же. А знаю это я так же, как знаю все – маска сказала мне, - ответила странная фигура. – О, не напрямую. Когда я надел ее, мои глаза начали странно себя вести. Видите?
Сдвоенные лучи красного света ударили из глаз Везона. В их сиянии можно было разглядеть шестерых Тоа Иника, сражающихся с Фенракком.
- Видения будущего, - сказал Везон. – Я могу видеть вещи – многие вещи – до того, как они произойдут. Это не столь забавно, как взрывать предметы одним взглядом, но, эй, выбирал не я.
Звероподобное чудище, рожденное из двух слившихся Пирак, двинулось на Тоа, готовое к бою. Везон вздохнул и выстрелил из своего копья. Существо развалилось на Везока и Рейдака. Оба Пираки, оглушенные внезапным разделением, рухнули на землю.
- Ее называют Маской Жизни, - сказал Везон. – Но также она может быть и Маской Смерти. Спросите любого из тех, кто пытался забрать ее. А через несколько мгновений в лаве окажутся еще шестеро, верно, Фенракк?
Чудовищный питомец Везона надвинулся на Тоа. Хьюки отломал сталактит и швырнул его в стену, раскрутив. Он дважды отрикошетил, прежде чем полететь прямо в маску. Везон заметил его краем глаза в последний момент и извернулся так, что снаряд ударил его в плечо. Поразительно, но, похожее, это лишь немного досадило ему.
- Бросаться любишь, хммм? – тихо сказал он. Затем дернул за цепь, и Фенракк с силой ударил передней ногой по земле, подбросив в воздух огромные камни. Везон поймал один, трех футов в диаметре, и метнул его в Хьюки. Тоа присел, и камень врезался в стену. Большой осколок ударил его в грудь, выбив из легких воздух.
Остальные Тоа начали действовать. Нупару и Маторо метнули землю и лед в Везона, но они, казалось, ничуть ему не повредили. Джаллер использовал свою огненную силу, чтобы обрушить часть потолка, лишь чтобы Везон отбил его. Затем атаковали Хали и Конгу, но преуспели не больше своих друзей. Казалось, Везон и Фенракк лишь становятся сильнее.
- Закончили? – спросил Везон. – Тогда мой ход.
Фенракк невероятно быстро атаковал. Везон подцепил Джаллера копьем и перекинул его через весь зал. Нупару взлетел и поймал лидера своей команды как раз перед тем, как тот должен был расплющиться о стену. Ниже, Хьюки пытался подобраться к Фенракку сзади, только чтобы его отбросил удар одной из ног паука.
Битва превратилась в кошмарное, размытое мельтешение. Везон и Фенракк были повсюду, вбивая Тоа в землю. Чем яростнее сражались Тоа, тем сильнее становились наносимые им удары.
Когда казалось, что сейчас он с легкостью победит, Везон остановил Фенракка.
- Бедные Тоа, - сказал он. – Так полагаются на свою силу, свое оружие и свои стихийные силы, и ничто из этого им здесь не поможет. Смотрите.
Везон взял булыжник и ударил Фенракка так сильно, как только мог. Он повторил это, затем еще раз. Рахи даже не шелохнулся, но Тоа заметили, что зверь начал казаться еще сильнее.
- Сила движения, - сказал Везон, улыбаясь. – Любой удар силен лишь в той же степени, что и несущее его движение, а я питаюсь энергией движения. Когда вы бьете меня, когда я бью вас, я становлюсь сильнее. О, и я разделил свою силу с Фенракком, естественно, - исключительно из вежливости.
Джаллер, все тело которого болело, заставил себя встать.
- Так мы… ничего не добьемся… лишь проиграем.
Везон улыбнулся:
- Не будь глупцом. Конечно же, проиграете. Знаете ли вы, сколько раз до вас пытались забрать маску за прошедшие тысячелетия? И вы знаете, что с ними случилось? Дайте намекну: самые везучие просто сошли с ума.
- Если маска настолько опасна, то почему Пираки так отчаянно стремились ее заполучить? – спросила Хали.
- Потому что они идиоты! – отрубил Везон. Фенракк зашипел, его ядовитая слюна капала на пол.
- Но они думали, что смогут достать ее, - сказал Маторо. – Или… кто-то думал, что они смогут.
Везон просиял:
- Умно, умно, умно. Не правда ли, его ум так же блестящ, как новая маска Канохи, Фенракк? Будет почти жаль разбить его на мелкие льдинки, верно я говорю?
Нупару, шатаясь, поднялся на ноги. Пытаясь остановить вращение зала вокруг него, он уловил реплику Маторо.
- Так кто-то заставил их сделать это? Кто? Зачем?
- Не столь уж и важно, кто, - сказал Джаллер. – Но зачем? Ты рискуешь умереть сотни раз, пытаясь достать Маску Жизни, и, очевидно, рискуешь гораздо больше, получив ее. А Пирак можно пустить в расход. Если они погибнут во время выполнения своей миссии, это будет не слишком большой потерей, и, кто бы ни подал им эту идею, просто может попытаться еще раз.
- Нет, если мы заполучим маску, - сказал Хьюки, полностью оживший. – Так что давайте прихлопнем паука и заберем ее!
- Вы что, не поняли, что не сможете победить меня? – сказал Везон. – Все, что вы можете – так это развлечь меня.
- Тогда посмейся – в последний раз, – сказал Конгу. Вызвав свою силу воздуха, он создал вихрь вокруг Везона и Фенракка. Вращаясь на безумной скорости, он высосал весь воздух из их легких. Долго так продолжать Тоа Воздуха не мог, но, когда он остановился, парочка явно ослабла.
- Твоя очередь, Хали, - сказал Конгу.
Тоа Иника Воды использовала свою силу, чтобы удалить влагу из воздуха вокруг своих врагов, обезвожив их. В то же время, Маторо за секунду понизил температуру вокруг Везона до уровня гораздо ниже нуля.
- Сдавайся, Везон, - сказал Джаллер. – Нам не надо бить тебя, чтобы повредить тебе.
Везон не ответил, просто наклонил голову. Фенракк ударял правой передней ногой по каменному полу, медленно, снова и снова. Это выглядело бы безобидным действием, если бы Тоа не знали того, что знали.
Удар, - понял Джаллер. – Фенракк использует энергию своих ударов об пол, чтобы восстановить силы!
Но понимание пришло слишком поздно. Фенракк уже полностью восстановился, атакуя по приказу своего безумного наездника. Хали и Маторо пропустили удары и врезались в стену. Фенракк переключился на Конгу, но Нупару взлетел и поймал Тоа Воздуха прежде, чем как удар паука достиг цели.
Больше нельзя было тратить время. Тоа Джаллер прицелился своим огненным мечом.
- Ну же! – закричал Везон. – Жарьте меня, оглушайте меня – вы лишь сделаете меня сильнее!
- А кто сказал, что я целюсь в тебя? – ответил Джаллер, выстреливая зарядом огня с молниями. Он попал в пол под Фенракком, плавя камень. Испугавшись, массивный паук отступил. Внезапно одна из его задних ног поскользнулась на крае рва с лавой. Существо потеряло равновесие.
То, что последовало за этим, было одним из самых странных зрелищ, когда-либо виденных Тоа. Неспособный спрыгнуть с Рахи, Везон, казалось, стремится попасть в лаву. Рахи с наездником свалились, исчезнув в раскаленной багровой реке без единого звука.
- Да защитит нас Мата Нуи, - сказал оторопевший Нупару. – Он… он сам это с собой сделал!
- И забрал с собой Маску Жизни, - добавил Тоа Джаллер. – Я должен отправиться за ней.
- Нет, Джаллер! – сказал Хьюки. – Тебе не продержаться в этом котле и десяти секунд!
- Что на десять секунд больше, чем выдержит любой из вас, - ответил лидер Тоа. – С помощью моей природной сопротивляемости жару и пламени, быть может, я смогу выиграть достаточно времени, чтобы добыть маску и бросить ее вам. А потом… бери командование на себя, Хьюки. Держитесь вместе и отнесите Маску Жизни туда, куда требуется.
Джаллер повернулся и направился к краю лавовой реки. Он чувствовал поднимающиеся оттуда волны жара. Будучи опытным лава-серфером, он был более чем близко знаком со зрелищем, запахом, даже со звуком плавящихся камней – и очень хорошо знал, что происходит с теми, кому не повезло туда упасть. Он как-то видел, как раненый бык Канне-Ра свалился в яму с лавой в Та-Вахи. Это было зрелище, которое невозможно забыть.
Если он подождет еще, то остальные смогут отговорить его от исполнения того, что, он знал, он обязан был сделать. Он взял себя в руки и приготовился к прыжку. Внезапно что-то всплыло на поверхность. Джаллер не поверил своим глазам – это была Маска Жизни! Она плыла по поверхности, совершенно целая! Так близко, что можно потрогать! Она… все еще была прикреплена к более чем живому Везону.
Джаллер отпрянул, пораженный. Везон поднимался из лавы, он выглядел так, словно только что освежился в бассейне. Но существо, на котором он стоял, было не Фенракком. Нет, Рахи-паук исчез – гораздо более массивный зверь поднимался из лавы, похожий на огромного ящера. Он случайно задел Джаллера своей клешней. Сила даже этого нанесенного вскользь удара послала Тоа в полет на Хьюки и почти оглушила его.
- Что же вы испугались? – спросил Везон, посмотрев на каждого из Тоа Иника. – Вы что, думали, я покинул вас навсегда?
Дракон-Рахи открыл пасть и выпустил оттуда мощный заряд энергии, достаточный, чтобы расплющить всех шестерых Тоа. Затем он сделал два гигантских шага и огляделся, явно удивленный тем, что его мелкие противники еще дышат.
- Кто же это, удивляетесь вы? – продолжил Везон. – И где же Фенракк? Ну, друзья мои, это и есть Фенракк… в каком-то смысле. Это все часть проклятия маски. Победите нас столько раз, сколько захотите, но мы всегда вернемся, еще сильнее, чем прежде. Если вы сможете победить и моего нового друга, – которого я, кстати, назвал Кардасом – он просто опять восстанет, в еще худшем виде. И я вместе с ним.
Конгу воспользовался тем, что Везон расхвастался, чтобы прицелиться и выстрелить зарядом энергии. Стрела ужалила Кардаса, который, похоже, не обладал способностью Фенракка впитывать силу ударов. Рахи ответил собственным выстрелом, который заставил Конгу перелететь через ров с лавой и врезаться в стену. Скала раскололась от столкновения с его телом, и Тоа Воздуха обнаружил, что падает в другую комнату.
- Хороший Кардас, - проворковал Везон, похлопывая по шее своего дракона. – Милый монстр-опустошитель. Кто моя любимая машина разрушения? Конечно же, это ты, - он посмотрел на дрожащих Тоа. – Энергия. Кардас производит ее беспрерывно. Он может избавиться от нее либо выстрелив в вас, либо взорвавшись сам. Как вы думаете, что мы выберем?
Хали дважды выстрелила из своего гарпуна мощной смесью воды, переплетенной с молниями.
- А ты известен тем, что умеешь делать правильный выбор, не так ли? Поэтому ты в конце концов и стал повелителем монстров!
Оба ее выстрела попали в цель. Кардас ответил своим, но Хали вовремя пригнулась. Энергия вырвала кусок из стены позади нее.
- Вот видите, что вы заставляете его делать? – проворчал Везон. – Я, между прочим, здесь живу!
Кардас атаковал. Маторо ответил заморозкой пола под ногами чудовища. Когда оно начало скользить, Хьюки запустил свою стихийную силу и создал могучий каменный кулак, вырвавшийся из-подо льда. Он врезался в Кардаса, заставив зверюгу и Везона отступить.
- Приятно иметь возможность ударить кого-нибудь, - сказал, улыбающийся Хьюки.
Нупару взлетел, осыпая землю вокруг Кардаса градом энергетических ударов из лазерной дрели. Кардас нанес ответный удар, попав в Нупару, попытавшегося уклониться. Тот рухнул вниз, как камень, но его поймал Хьюки.
- Нам надо атаковать вместе, - сказал Тоа Иника Камня. Он присоединился к Хали и Маторо, но Джаллер и Конгу временно выбыли из битвы. Четыре Тоа одновременно выстрелили в Кардаса своими стихийными силами. Зверь взревел и выпустил ответный луч энергии, направленный прямо на их луч. Две волны энергии боролись за превосходство посредине зала. Вначале казалось, что Тоа побеждают. Но запасы их противника были неисчерпаемы. Понемногу, яростная сила Кардаса победила их.
- Ложитесь! – заорал Хьюки, но было уже поздно. Энергия захлестнула их подобно потоку, и они упали, избитые и оглушенные.
Везон улыбнулся:
- Вот так-то лучше. А теперь мне интересно, что Копье Слияния может сделать с вами четырьмя? Или, может, мне следует использовать его на каждом их вас по отдельности и посмотреть, получится ли отделить Маторанов, которыми вы были, от тех самонадеянных глупцов, кем вы сейчас являетесь?

Тоа Джаллер очнулся как раз вовремя, чтобы услышать это и осознать, в какой опасности находятся его друзья. Он огляделся по сторонам и увидел Конгу, выбирающегося из дыры в стене.
- У меня есть идея, - прошептал он.
- Хорошо, - ответил Конгу. – Надеюсь, она начинается словами «Мата Нуи просто ненадолго приболел, и теперь ему уже лучше. Пора идти домой».
- Мне нужно, чтобы ты использовал свою маску так, как никогда не использовал ее раньше, - сказал Джаллер. – Я не уверен, но, думаю, мы знаем о Маске Жизни не все. Помнишь, что сказал Умбра? Она создала протодаксов для своей охраны. Конгу, возможно, эта маска способна мыслить!
- Тогда, видимо, и твоя тоже, - сказал Конгу. – Маски не думают.
- А эта может, - настаивал Джаллер. – Возможно, и не так, как мы, но… Используй свою Маску Телепатии. Попробуй прочитать мысли маски и спроецировать их в разум Везона. Если ты отвлечешь его на пару секунд, я думаю, что знаю, как его остановить.
Все, что Конгу хотел возразить насчет этой идеи, было забыто при виде Везона, нацеливающего копье на Хали, Хьюки, Маторо и Нупару. Все еще сомневаясь, что это сработает, он направил силу своей маски на Маску Жизни, слившуюся с Везоном. Сначала он «слышал» лишь тишину. Затем бурным потоком понеслась смесь цветов, изображений и звуков. Он почти разорвал контакт из-за того, что крайне сложно было понять, с чем он столкнулся.
Конгу глубоко вздохнул и продолжил. Теперь видения начали становиться более четкими и определенными. Он видел Везона и Кардаса… он видел Маторо… Маска Жизни знала о готовности Маторо к самопожертвованию. Она знала, что Маторо очень долго несет ношу тайного знания, вещей, которые он узнал от Тураг, но которые невозможно разделить с остальными Маторанами.
Маска знала и еще одну вещь, нечто такое, о чем не знал даже Конгу. На пути к Войя Нуи, Маторо и остальные прошли через непроглядно черный туннель. По дороге Маторо внезапно ощутил присутствие рядом живого существа и протянул ему руку, стремясь помочь. За эту руку схватились, и Маторо повел того, кого он счел одним из своих друзей, к выходу из туннеля, к свету. Когда он вышел, то увидел, что Джаллер, Хьюки и остальные уже вышли. Повернувшись, он не увидел никого, державшего его руку, хотя все еще ощущал эту холодную кисть. Ошеломленный и напуганный, он никогда и никому не сказал ни слова об этом.
Теперь Конгу понял, что произошло на самом деле. Сила Маски Жизни была столь велика, что она смогла дотянуться до Маторо даже через такое огромное расстояние. Даже бредя во тьме, Маторо выказал готовность помочь тому, кто, как он чувствовал, нуждался в этом, так и не поняв, что этот «кто-то» был лишь проявлением силы маски.
Внезапно чувства маски стали кристально ясны. Она презирала Везона, думала о Пираке как о чем-то меньшем, чем ничто, едва стоившем жизни, наполнявшей его. Если бы это было возможно, она бы сняла свое проклятие и позволила бы Везону попытать счастья в бою. То, чего она по-настоящему жаждала, был новый страж: Маторо.
Конгу охнул от такого открытия. Затем понял, что удивиться можно будет и потом. Ему надо было действовать. Невероятным усилием воли он схватил мысли маски и заставил их влиться в разум Везона.
Реакция последовала незамедлительно. Везон и Кардас внезапно замерли. Ярость и огорчение боролись на лице Везона, когда он понял, что был обречен на вечное служение маске, которая презирает его. Вещь, за защиту которой он так сражался, хотела выбросить его, словно мусор. Это было больше, чем мог выдержать нестабильный разум Везона.
- Неет! – в ярости закричал он. – Я делал все, что ты говорила! Я побил Пирак! Я побил Тоа! Никто не касался тебя, никто не забирал тебя, ни разу! И я не хочу, чтобы после всего этого от меня избавились – нетушки!
Багровые глаза Везона уставились на Маторо.
- Так ей нужен ты, да? – прошипел он, нацеливая копье на оглушенного Тоа Иника Льда. – Посмотрим, как она отнесется к тебе после этого. Ты сможешь быть великолепным стражем, Тоа, когда навсегда сольешься с лавой в этих каналах.
Джаллер увидел, как энергия начала искриться вокруг наконечника копья. Двигаясь быстрее, чем когда-либо раньше, он зарядил специальную сферу замор, которую дал ему Аксонн. Аксонн сказал, что она пригодится Тоа, если они надеются получить Маску Жизни. Джаллер надеялся, что он прав и сейчас наступило время использовать ее.
Он выстрелил из пускателя. Сфера замор ударила Везона. Тут же Пираку и Кардаса обволокло мерцающее сияние, заморозив их в движении. Джаллер не стал тратить время, выясняя, что произошло. Он кивнул Конгу, и они бросились к своим друзьям, помогая четверым Тоа подняться на ноги, и убедившись, что все они целы.
- Я в порядке, - сказала Хали. – Что ты с ними сделал? Они… мертвы?
- Нет, ответил Джаллер. Затем, видя безумие и недоумение на лице Везона, он добавил. – Гораздо хуже – они еще живы.
- Нам надо забрать маску сейчас, пока это возможно, - сказал Хьюки, направляясь к Везону.
- Пусть это сделает Маторо, - остановил его Конгу.
Остальные Тоа удивленно посмотрели на него.
- Почему? – спросил Хьюки. – Какая разница, кто…
- Просто… просто пусть это сделает Маторо, ладно?
Хьюки пожал плечами. Маторо обошел застывшие фигуры и добрался до энергетического поля. Схватив обеими руками Маску Жизни, он приготовился со всей силы дернуть, чтобы отодрать ее. Но, к его удивлению, она легко отделилась сама. И хотя она была обыкновенной маской Канохи, сделанной из металлического протодермиса, на ощупь она была теплой, как если бы была по-настоящему живой.
- Она у меня! У меня в руках! – прокричал он.
- Великолепно. А ты – в наших.
Тоа Иника развернулись. Зактан и остальные пятеро Пирак стояли там, готовые к бою.
- Вы победили Везона и его монстра, - сказал лидер Пирак. – И в знак признательности мы уничтожим вас так быстро и эффективно, как только возможно, и заберем маску. Не надо благодарностей – просто уж такие мы есть.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: Инферно   Сб Фев 27, 2010 12:58 am

Глава 8
Маторанская группа сопротивления привела Тоа Нува вверх на первый этаж крепости Пирак. Здание было в ужасном состоянии, целые стены были разбиты после произошедшей здесь битвы. Теперь вокруг было тихо. Матораны почти страшились того, что они могли увидеть - что если Иники погибли? К их удивлению, там не оказалось никаких тел.
Комната вируса значительно изменилась. Кристаллический чан был разбит, и нигде не было никаких признаков вируса. Противоположная стена была уничтожена, очевидно, существом или силой более мощной, чем остальные сражавшиеся в комнате. Даже камни были превращены в пыль.
- Что здесь произошло? – удивился Кази.
- Со временем мы точно это узнаем, - ответил Балта. – Однако, маски Канохи здесь.
Матораны молча наблюдали, как Тоа Нува надевают свои маски. Это действие, похоже, вернуло им силы. Таху Нува повернулся к Гарану и пожал Маторану руку.
- Спасибо вам, - сказал он. – А теперь, где Тоа Иника, о которых вы говорили?
- Хотел бы я это знать, - ответил Гаран. – Тоа Джаллер говорил…
- Подожди-ка минуту, - прервал Таху. – Тоа Джаллер?
- Ну да, он, и Тоа Конгу, и Тоа Маторо…
Лева Нува хихикнул:
- Конгу – Тоа-герой? О, я должен взглянуть на это.
- Тогда заканчивай забавляться, Лева, им может быть нужна наша помощь, - сказал Копака.
Гаран кивнул:
- Надеюсь только, что им еще можно помочь.

Зактан улыбнулся:
- Ну, конечно, все это время мы выжидали. Просто мы решили, что есть смысл дать вам растратить свои силы в битве за Маску Жизни. Теперь, когда она у вас, мы заберем ее.
- Ты хочешь сказать, что вы попробуете, - сказал Хьюки. – И вам не удастся.
Обе стороны приготовились к сражению, но его не произошло. Действие сферы замор на Везона и Кардаса закончилось. И хотя они оба были слишком слабы, чтобы представлять в этот момент угрозу, победить Кардаса было не так легко. Падая, чудовище испустило последний поток энергии, ударивший Маторо. Толчок заставил его выпустить из рук Маску Жизни.
Пираки бросились вперед, готовые драться за маску как только она упадет – но она так и не упала на пол. Вместо этого, она зависла в воздухе, а потом вылетела из комнаты так быстро, что глаза едва успели проследить за ней. Она направилась обратно по пути, по которому пришли Тоа и Пираки.
Зактан и его команда развернулись, чтобы преследовать ее. Тоа Иника тоже бросились вперед, приняв решение схватить ее первыми.
- Хьюки! – крикнул Джаллер, показывая на Пирак.
Тоа Иника камня кивнул, и высвободил на противников свою элементарную силу. Каменные тиски прорезались из пола, схватили всех шестерых Пирак и задержали их. Зактан избежал ловушки, рассыпавшись на облако протодитов, то в следующий момент был заморожен Маторо.
- Это даст нам секунд десять, - сказал Хьюки.
- Тогда их должно быть достаточно, - ответил Джаллер, бросаясь вверх по лестнице.
Шесть Тоа Иника бежали так, как если бы от их скорости зависела судьба мира, да оно так и было. Так быстро было их движение, что они не заметили огненных слов, появившихся на ступеньках под их ногами… слов, гласящих:

В глубинах мрачных моря
Навеки гаснет свет
Для заключенных ямы
Назад дороги нет

Пропавших в глубине
Неведома судьба
Когда на них во тьме
Заявит смерть права

Как и предсказывал Хьюки, Пиракам потребовалось всего несколько секунд, чтобы разбить свои оковы. С минуту они обсуждали, освобождать ли Зактана или нет, но потом решили, что им может понадобиться их полная сила, чтобы остановить Тоа Иника.
- А как насчет Везона? – сказал Ток. – Он еще жив. Просто оставим его здесь?
- Нет, - прорычал Везок. – Не оставим. - Он двинулся к Копью Слияния, сказав:
- Кто-нибудь, наведите его на меня и Везона. Я хочу снова стать единым существом.
- У нас нет на это времени, - резко сказал Зактан. – Пошли!
- Нет! – выкрикнул Везок. – Сделаем это сейчас!
Зактан кивнул Рейдаку. Пирака в черных доспехах двумя большими шагами догнал Везока и отодвинул его в сторону. Потом он схватил Копье Слияния и, прежде чем Везок успел отреагировать, сломал его пополам, а затем переломил каждую половину еще раз. Удовлетворенный, он швырнул куски к ногам Везока.
- Вот. Готово. Пошли, - сказал Рейдак. – Или ты хочешь, чтобы то же самое сделали с тобой?

Тоа Иника повезло. Их путь вверх по лестнице прошел беспрепятственно со стороны стражников. Очевидно, защитники маски были готовы остановить любого, кто шел в нижнюю комнату, но не тех, кто спасался оттуда бегством.
До сих пор они ухитрялись следовать прямо за маской. Попытки использовать элементарные силы, чтобы замедлить или остановить ее, потерпели неудачу. Маторо предложил слетать в форме духа вперед и посмотреть, куда маска направляется, но Джаллер отверг эту идею. Он не собирался оставлять незащищенное тело Маторо на этой лестнице, когда сразу за ними шли Пираки.
Маска Жизни выскочила из выхода с лестницы прямо под проливной дождь. Тоа следовали за ней, пытаясь не отставать. После стольких раундов битвы, предшествовавших этой охоте, их ноги налились свинцом, а легкие горели при каждом вздохе.
Маска не колебалась. Она полетела на север, направляясь к заливу. Нупару взмыл в воздух и понесся за ней, в один момент подлетев так близко, что едва не схватил ее. Было похоже на то, что каждый раз, когда маска исчезала из поля зрения остальных Тоа Иника, она слегка замедлялась, как бы желая подождать их.
- Она куда-то ведет нас, - крикнул сверху Нупару. – Но я не вижу впереди никаких ловушек.
- Если бы ты мог легко-увидеть их, - проворчал Конгу, - это были бы не очень хорошие ловушки.
Преследование продолжалось по каменным склонам, пока и маска, и Тоа не достигли покрытого льдом берега. Маска пролетела над карнизом, и на мгновение задержалась, прежде чем нырнуть в воду. Хали немедленно бросилась за ней. Как только она исчезла, тело Маторо рухнуло на землю, а его дух последовал за ней вниз.
За Маской Жизни было легко следить даже в темной воде, потому что она испускала выдающее ее свечение. Но плыть за ней было не так легко, потому что давление выросло настолько, что уже превышало устойчивость Тоа Воды. Не один раз Хали думала, что хорошо бы сейчас иметь Маску Нува Дыхания под водой Тоа Гали. Возможность дышать поддержала бы ее. Ее легкие отчаянно искали воздух, а маска была ничуть не ближе.
Неожиданно она дрогнула. Давление воды резко увеличилось, выдавливая воздух из ее легких. Вода хлынула в них, и Хали начала тонуть. Маторо с ужасом смотрел на это, неспособный помочь ей физически, находясь в форме духа. Его единственной надеждой было всплыть на поверхность и позвать остальных.
Он так и сделал в то же мгновение. И не заметил маленькую фигуру, быстро плывущую вверх из глубины по направлению к Хали.
На пляже Маторо неожиданно вскочил с земли:
- Хали тонет!
Остальные Тоа бросились к воде, Джаллер уже просчитывал план спасения. Ему не пришлось им воспользоваться. Тело Хали неожиданно появилось на поверхности. Все пять Иника испугались, что уже слишком поздно, и их спутница мертва.
Потом она закашлялась и начала отплевываться - сладчайший звук, который когда-нибудь слышал любой из Иник. Джаллер потянул ее обратно на берег. Именно тогда он и заметил, что кто-то уже держит ее.
На поверхность высунулась голова в маске Канохи. Это был Маторан! Джаллер помог ему и Хали выбраться на пляж. Тоа Воды уже пришла в себя, но Маторан упал, как только ступил на землю.
- Кто ты? – спросил Джаллер. – Откуда ты?
- Нет времени, - задыхаясь, сказал Маторан. – Помогите нам… город на дне моря… помогите нам, или мы погибнем…
- Какой город? – спросил Хьюки. – О чем ты говоришь?
Но Маторан не сказал больше ничего. Его сердечная вспышка погасла, а глаза потемнели. Он был мертв.

Пираки видели все произошедшие события, спрятавшись между камней. Маска была потеряна, временно, а Тоа Иника устали и были в растерянности. Настал идеальный момент для нападения.
- Разделимся, - сказал Зактан. – Я с Рейдаком и Везоком зайду с этой стороны. Хаканн, Ток и Авак, нападайте слева. Мы зажмем их между нами.
Обе группы направились в противоположных направлениях, но прошли совсем немного, когда Авак сказал:
- Стойте! Смотрите!
На опушке джунглей Пираки увидели группу самых нежелательных гостей. Шесть Маторанов, составлявших Войя-Нуевскую группу сопротивления, стояли рядом с Аксонном и освобожденными Тоа Нува. Какой-то тип, которого Пираки не знали, нес побежденного Брутаку, и одновременно с серьезным видом разговаривал о чем-то с Таху Нува. Потом, на их глазах, странный тип и Брутака исчезли, оставив тонкую струйку дыма.
- Кто-нибудь думает, что мы можем побить двенадцать Тоа и Аксонна без помощи Брутаки? – спросил Ток. Когда никто не ответил, он добавил.- Никто так не думает.
- И что? Все бросим? – сказал Рейдак.
Зактановские протодиты сердито загудели:
- Нет. Мы зашли для этого слишком далеко.
- Не говоря уже о том, что Маска Жизни – единственное, что может спасти нас от Темных Охотников, когда ты покинем этот остров, - сказал Хаканн. – Я сомневаюсь, что Затененный был очень доволен нашим дезертирством.
- Мы подождем, - сказал Зактан. – И дождемся наилучшего времени для удара. Пусть Тоа думают, что мы побеждены и исчезли с Войя Нуи. Это самая большая слабость Тоа – они всегда так быстро решают, что уже победили.

Маторо стоял над телом мертвого жителя деревни:
- Да пребудет с ним Мата Нуи.
- Он пожертвовал своей жизнью, чтобы спасти мою, - сказала Тоа Хали. – Он больший герой, чем любой из нас.
- И он поставил перед нами еще больше вопросов, - сказал Хьюки. – Кем был этот Маторан? Что убило его? О каком городе он говорил? И почему Маска Жизни исчезла в волнах?
Тоа Конгу покачал головой:
- Почему это я думаю-предполагаю, что все мы вот-вот пойдем поплавать?
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Архив Книг Бионикл   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Архив Книг Бионикл
Вернуться к началу 
Страница 2 из 5На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Мир бионикла :: Основной форум-
Перейти: