Мир бионикла

Узнай всё о мире бионикла
 
ФорумФорум  ПорталПортал  КалендарьКалендарь  ГалереяГалерея  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Поиск
 
 

Результаты :
 
Rechercher Расширенный поиск
Самые активные пользователи
Ignika02w
 
Мата-нуи
 
Raketa
 
leva nuva
 
ликан
 
наши друзья

Поделиться | 
 

 Архив Книг Бионикл

Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5  Следующий
АвторСообщение
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: КРУШЕНИЕ   Сб Фев 27, 2010 5:38 am

Глава 3

Максилос со Спинаксом догнали Гидраксона на подводной горе, с которой было видно место встреч Барраки. Максилос постарался идти не слишком близко, чтобы Гидраксон не мог заметить его присутствия. Его осторожность оказалась напрасной, когда из воды раздался рёв Гадунки, ошеломивший Гидраксона. Тюремщик повернулся в эту сторону, пытаясь найти источник звука. Он обнаружил тёмно-красного робота – неподвижного и, видимо, расслабленного.
– А я удивлялся, куда это ты вдруг пропал? – сказал Гидраксон. – Пойдём, у нас тут беглец, которого надо поймать.
Лицо Максилоса осталось холодным и спокойным, но разум Макуты внутри него нашёл происходящее забавным: Гидраксон был уверен, что Максилос по-прежнему верный робот-страж тюрьмы. У него не было даже мысли о призраке, таящемся в машине.
В обычных условиях Макута с удовольствием бы присоединился к любой попытке выследить и уничтожить Барраки. Эти полководцы были выскочками с иллюзиями собственной божественности, слишком жестокие, чтобы им можно было доверять, и слишком независимые, чтобы их использовать. На определённом этапе их придётся уничтожить – в этом у Макуты не было никаких сомнений. Но нет, напомнил он себе, пока Канохи Игника в их руках. Мата Нуи нужна Маска Жизни, и Великий Дух должен жить, если Макута собирался когда-нибудь править всем.
– Назад, – сказал он безжизненным голосом робота Максилоса. – В двух кио к востоку отсюда – две дюжины сбежавших заключённых, которых нужно вернуть.
Гидраксон нахмурился:
– Две дюжины? Похоже, сегодня трудный день… Но ни у кого из них нет светящейся Маски Силы, я уверен, а у этого беглеца – есть. Последи за этой шайкой, я вернусь, когда поймаю свою добычу.
«Ну, я пытался, – подумал Макута. – Я хотел сделать это самым простым способом, но если он так настойчиво хочет быть уничтоженным – кто я такой, чтобы сказать «Нет»?»
Максилос поднял руку, и электрический разряд ударил из неё, попав в грудь Гидраксону. За этим последовала волна магнитной энергии, притянувшая тюремщика за броню к морскому дну. Затем ещё звуковой удар, способный превратить в месиво мозг обычного существа. Для существа с усовершенствованными чувствами, как Гидраксон, это была чистая пытка.
– Я по-хорошему попросил тебя повернуть назад, – сказал Максилос, но эти слова принадлежали Макуте. – Я никогда не прошу дважды.
– Ты… не… Максилос… – выдохнул, превозмогая боль, Гидраксон.
Максилос коснулся разума тюремщика, сканируя его. Потом робот коротко, резко рассмеялся.
– А ты не Гидраксон… ты только думаешь, что ты – это он. Настоящий Гидраксон мёртв, убит Такадоксом и похоронен под обломками на дне первоначальной Ямы. Ты – копия, просто один заблудившийся Маторан, с которым Маска Жизни решила немного позабавиться. Ты не стоишь того времени, которое нужно затратить на твоё уничтожение.
Выражение страдания мгновенно сошло с лица Гидраксона, сменившись гневом. Огромным усилием он выкрикнул два слова:
– Манас зиа!
Даже в тот момент, когда Спинакс разворачивался и нацеливался на горло Максилоса, разум Макуты анализировал эти слова. «Манас» на языке Маторанов означало «чудовище», но «зиа»… это был древний термин, такой старый, что даже Макута плохо его помнил, но судя по реакции Спинакса, его значение было предельно ясным.
Спинакс царапал и кусал броню Максилоса, нанося повреждения. Максилос отшвырнул зверя прочь, но он снова атаковал. Внимание врага отвлеклось, давая Гидраксону шанс на передышку. И тюремщик поднялся на ноги, вытаскивая кинжал.
– Спинакс работал с Максилосом, но принадлежит он мне, – сказал Гидраксон. – Он не перестанет атаковать, пока ты не перейдёшь к добру. И не пытайся убегать – нет такого места, где он не смог бы тебя найти.
– Убегать? – огрызнулся Максилос, отбрасывая Спинакса прочь. – Макута никогда не убегает! Прочь от меня, ничтожество!
Гидраксон никогда не встречал члена Братства Макуты раньше. Но в его воспоминаниях сохранились обрывки разговоров заключённых Ямы, и там было кое-что о том уровне силы, который они имели. Он будет атаковать без всякой жалости.
Двойные кинжалы пролетели, вонзаясь в шарниры левой ноги и левой руки Максилоса. Гидраксон знал каждую деталь конструкции робота, и куда нужно ударить, чтобы вывести его из строя. Обе конечности были отрублены.
Максилос открыл рот и закричал – но не от боли. Напротив, это была атака. Звук опрокинул Гидраксона наземь и снова разнёс его разум. Максилос пошёл вперёд, на ходу усиливая звук и вырывая кинжалы из своего металлического тела. Тюремщик выстрелил из своего бластера Кордак, взорвав часть подводной горы. На Максилоса обрушился дождь из каменных обломков. Крик прекратился, как только поток камней засыпал робота.
***
В назначенный час все Барраки собрались в горах, которые назывались Зубы Кита-Бритвы. Как и требовалось, они явились без поддержки своих подводных армий, хотя ни один из них не был столь глуп, чтобы доверять легионам, когда они далеко. Калмах прибыл первым, воспользовавшись возможностью обыскать район на предмет возможных мест засады. Элек отстал от остальных, явился последним и держался в стороне от других.
Большую часть своей жизни эти полководцы были союзниками, если не друзьями. Были тысячелетние споры, угрозы, даже физические конфликты – но они никогда не начинали настоящую войну друг против друга. И всё изменилось в последние дни. Комбинация несчастного случая, их собственных плохих характеров, да ещё небольшая «помощь» со стороны Тоа – всё это раскололо их на четыре фракции – Придак и Такадокс, Калмах и Карапар, а Элек с Мантаксом держались поодиночке.
Объектом их диспута была Маска Жизни. Они были уверены, что маска способна повернуть вспять мутацию, вызванную водами Ямы и превратившую их в дышащих водой существ. Они собирались вернуть свои утраченные королевства и начать заново свой путь к власти, когда станут теми, кем были раньше – образцами физического совершенства, и снова будут дышать воздухом.
Конечно же, если только один Барраки владел Маской Жизни, он и только он один будет на позиции завоевания. Не существующая в данный момент Лига Шести Королевств возродится, но уже как одно королевство с одним военачальником.
Если бы Барраки знали факты о Канохи Игнике, а не только легенды, они были бы уверены, что маска сможет сделать то, на что они надеялись. Могло ли это быть сделано именно так – это был другой вопрос. Если да, то её эффекты распространились бы не только на владельца, так что выгоду получили бы все шестеро. Но для созданий, которые потратили свою жизнь на захват и защиту территорий, разделение не было естественно. Из-за 80000 лет заключения в Яме Барраки можно было бы простить за то, что каждое малейшее неуважение воспринималось как большое оскорбление, а обоюдные подозрения вот-вот перерастут в открытую войну.
Но Мантакс знал, что некоторые вещи не забываются никогда…
– Вот вы и пришли, – начал он, карабкаясь на скалу. Пять его бывших союзников смотрели на него со смесью гнева, беспокойства и жадности в глазах. – Конечно. Вы знаете, что у меня есть. Но тогда в этом нет ничего нового. Когда мы жили на земле, вы жаждали получить моё королевство и мою силу. Хорошо, сейчас вы это получите.
Мантакс присел, не сводя глаз с остальных. Он подобрал маленький треугольный камень с вершины валуна и прижал его к своей груди. Если кто-то из присутствующих отреагировал на это, то они хорошо это скрыли.
– С того момента, как мы убежали из Ямы тысячу лет назад, я возвращался сюда, – продолжил Мантакс. – Вы спросите, зачем. Такадокс и Калмах даже следовали за мной сюда, пытаясь понять мои планы. Сейчас я могу сказать вам: я кое-что искал… и я это нашёл.
Мантакс теперь держал камень так, чтобы его могли разглядеть другие Барраки. Одна сторона камня была гладкая, но на другой был вырезан символ Братства Макуты. Каждый Барраки хорошо знал этот символ, поскольку армия Братства победила их в давней битве. Результатом этого поражения стало их заключение в Яме.
– Вы знаете, что это такое? – тихо спросил Мантакс. – Один из вас знает, да… Эта табличка – пропуск Братства. В далёком прошлом того, кто носил эту табличку, Братство Макуты не имело права задержать ни по какому поводу. Это был знак Макутам всей вселенной, говорящий о том, что предъявитель – полноправный союзник этой «уважаемой» организации.
– Мы всё это знаем! Переходи к делу, Мантакс, – проворчал Придак. Затем он улыбнулся, показывая ряд острых зубов. – Или я пущу в ход свой ум, а он бесконечно острее твоего.
– Я нашёл её внизу, в развалинах наших старых камер, – ответил Мантакс, и его тон был так же холоден, как и чёрная вода вокруг. – Она принадлежала одному из нас. Есть только одна причина, по которой эта вещь могла оказаться у Барраки, и почему он хранил её.
Он замолчал на долгое время, чтобы его слова дошли до слушателей. Чувствуя, что Мантакс сейчас сделает эффектное заявление, Калмах решил лишить его удовольствия сказать первым:
– Он думал, что ему она может понадобиться. И единственной причиной для этого…
– …Было то, что он знал, что Братство пришло за нами! – сказал Карапар, переводя взгляд с одного из своих товарищей на другого. – Кто-то надул нас!
Рот Придака оскалился в зловещей улыбке:
– Теперь всё обретает смысл. 80000 лет назад один из нас рассказал Братству, что мы затеваем восстание против Великого Духа Мата Нуи. В награду за предательство он получил эту табличку. Тогда мы были бы побеждены, и табличка позволила бы ему спокойно уйти, а остальные будут наказаны.
– Но всё изменилось, – сказал Элек. – Братство захватило нас, верно, но другое существо – Ботар – явился из ниоткуда и отправил нас в Яму. Даже Макута, похоже, не знает, кто это.
– Всё правильно, но зачем тогда хранить табличку? – спросил Такадокс. – Какая от неё может быть польза здесь?
– Для подстраховки, – сказал Калмах, – на тот желанный день, когда мы будем свободны. Если Братство всё ещё существует, оно будет вновь охотиться за нами, когда мы вернёмся на землю… на всех нас, кроме одного – того, кому принадлежит эта табличка.
– Вы хотите разделить силу Маски Жизни, – огрызнулся Мантакс. – Я хочу заполучить предателя. Один из вас признается сейчас и примет наказание – или же никто из вас больше никогда не увидит эту маску!
Шесть Барраки смотрели друг на друга в неловком молчании. Никто не отвечал. Придак сделал шаг к Мантаксу, тот отступил назад, держа маску высоко над собой, как если бы он хотел разбить её о скалу. Чешуйчатая рука потянулась за спрятанным кинжалом.
Далёкий грохот превратился в рёв. Барраки посмотрели вверх как раз в тот момент, чтобы увидеть лавину, несущуюся прямо на них. Все шестеро ринулись в разные стороны, когда камни посыпались вокруг них. Мантакс бросился в сторону, маска в одной руке, табличка – в другой. Пролетел кинжал, рассекая органические ткани его левой руки. Он уронил маску на песчаное дно океана.
– Она тебе не понадобится, – ядовито сказал нападающий. Тёмная фигура возникла перед Мантаксом и вывернула его руку так, что он уронил табличку. – И это тоже.
Мантакс крутанулся в воде и обнаружил у своего горла кинжал.
– Ты! Конечно, это должен быть ты… кто же ещё…
– Знаешь, я не собирался лишать тебя жизни, ничтожный обитатель грязи, – сказал Такадокс. – Но должен признать, что я наконец-то порадуюсь тишине и спокойствию, когда тебя не будет.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: КРУШЕНИЕ   Сб Фев 27, 2010 5:39 am

Глава 4

Тоа Мари выскочили из своего живого транспорта и, как лавина, обрушились на Барраки. Они видели, как шесть злодеев разбежались в разных направлениях. Маторо и Джаллер немедленно заметили маску в руках у Мантакса, и рядом с ним - Такадокса. Но только после того, как Хали вскрикнула, остальные Тоа увидели преследующего Такадокса чудовищного морского Рахи.
- Думаю, мы разделимся, - сказал Нупару.
- Мы с Джаллером пойдем за маской, - сказал Маторо.
- А мы с Нупару не позволим вмешаться другим Барраки, - предложила Хали.
- А мне, значит, осталось самое мерзкое, - сказал Хьюки, ухмыляясь. – Теперь я не могу сказать, что вы никогда не даете мне ничего сделать.
- Хватит! – резко сказал Джаллер. – Меньше слов, больше дела.

Хьюки уже знал самый быстрый способ победить чудовищного Рахи, называемого Гадункой. Простое применение силы Маски Гравитации сделает это создание таким же подвижным, как простой камень, хотя и не таким красивым. Но почему-то ему казалось, что это будет неправильно. Хьюки был спортсменом, он жил ради соревнований. А где здесь спорт, если выиграешь битву только потому, что у тебя есть Маска силы, а у Гадунки – нет?
- Отлично, так я попробую сделать это без маски, - сказал он себе. – Так это хоть будет выглядеть похоже на «или - он, или - я»…
Рахи не знал о решении Хьюки, и не беспокоился. Он устремился вперед, щелкнул пастью, и Тоа Камня едва успел вовремя увернуться. Вторая атака была еще быстрее, и на этот раз Гадунка зажал во рту ногу Хьюки. Рахи сильно тряхнул головой из стороны в сторону, угрожая перекусить Тоа пополам.
- Я тоже могу играть по таким правилам, - подумал Хьюки. Он протянул руку, схватился за каменную стену и затем, используя свою силу, тряхнул ногой и приложил Гадунку о жесткий камень. Удар заставил Рахи отпустить его. Хьюки, пошатываясь, приземлился на морское дно - как раз вовремя, чтобы увидеть, что Гадунка нападает снова.
Рахи раскрыл огромную пасть. Было слишком поздно уворачиваться, и Хьюки вместо этого сунул свою секиру существу в рот, вставив ее между челюстями как распорку. Затем Тоа отпрянул назад и ударил изо всех сил, посылая Гадунку в полет.
К тому времени, как Хьюки достиг места, где Рахи приземлился, тот уже избавился от секиры. Хьюки использовал свою элементарную силу и начал создавать каменные кулаки, колотящие Гадунку. Но так же быстро, как он создавал их, Рахи перекусывал их пополам.
- А тебе, похоже, действительно надо что-то делать с неправильным прикусом, - сказал Хьюки.
Гадунка прыгнул вперед и ударил Тоа головой в живот. Когда Хьюки покачнулся, Рахи сильно стукнул его по голове своей клешней. Хьюки упал, Гадунка наступил на его спину своей когтистой лапой, и Тоа перестал двигаться.
Довольный тем, что битва окончилась, Гадунка издал победное рычание и поплыл прочь. В следующее мгновение вокруг Рахи сама собой обвилась цепь. Гадунка изогнулся, чтобы перекусить ее, но как только его челюсти приблизились к металлу, через цепь хлынул электрический ток. Тело Рахи затряслось в судорогах, когда тысячевольтный заряд прошел сквозь его тело.
- А не поворачивайся ко мне спиной, - сказал Хьюки, продолжая держаться за другой конец цепи. – Достаточно плохо уже то, что ты буйный морской урод, так по крайней мере будь вежливым.
Удар и боль привели Гадунку в ярость. Он ухитрился все-таки как-то сомкнуть челюсти, его огромные зубы сжали цепь. Рахи дернулся на несколько шагов вперед, потом свалился.
Хьюки сделал несколько пробных шагов вперед, чтобы рассмотреть своего врага. Тварь лежала на дне, но еще дышала. Как только Тоа наклонился поднять разбитые куски своей цепи, тяжелые веки неожиданно поднялись и глаза резко открылись. Гадунка повернулся, ударил по Хьюки сверху и сбил Тоа с ног. Затем Рахи схватил своей клешней шею Тоа и начал ее сжимать.

Хали и Нупару видели битву издалека, и помчались на помощь своему другу. Они потратили последние несколько минут на то, чтобы помешать четверым Барраки, но с небольшим успехом. Полководцы собрали свои армии, и их отправка за Маской Жизни была вопросом нескольких минут.
Нупару бросился вниз, и, используя клинок своего аквабластера, послал сквозь воду ударную волну. Гадунка сердито заворчал, но не ослабил хватку. Однако, отвлеченный Тоа Земли, он не заметил приближающейся с другой стороны Хали. Она ударила Рахи с силой, заставившей того выпустить Тоа Камня. Когда он попробовал снова напасть, Хали ударила по воде своими плавниками, выигрывая этим секунду на размышления.
- С тобой все в порядке? – спросила она Хьюки.
- Благодаря вам, - сказал Тоа Камня.
- Почему ты не использовал силу своей маски? – спросила Хали. – Нет, не говори мне, я догадываюсь. Сейчас не время для соревнования в силе, братец – прибереги ее до того времени, когда мы благополучно вернемся домой.
Не дожидаясь ответа, Хали использовала свою власть над водой, чтобы создать подводную волну. Она со страшной силой ударила Гадунку, швырнув Рахи на дно.
На этот раз Рахи не поднялся. Три Тоа Мари в молчании поплыли к городу Мари Нуи – к заключительному моменту своей миссии.

Маторо и Джаллер оказались у океанского дна в тот момент, когда Такадокс был готов нанести удар. Маторо создал ледяной заряд, заморозивший и кинжал, и руку. Такадокс взвыл от боли. Мантакс поднялся на ноги и головой ударил своего товарища Барраки, направляя ее шипы Такадоксу в живот. Парализующий яд шипов немедленно начал действовать.
- Ты… дурак… пробормотал Такадокс. – Думаешь, Тоа оставят тебе маску? Ты обречен… мы все…
Мантакс был оглушен взрывом ракеты бластера Кордак, выстрелившего со спины Джаллеровского краба Ханаха. Когда он обернулся, Джаллер прыгнул вниз, врезавшись в Барраки. Мантакс рубанул по воде клешнями, но Джаллер отбил удар своим мечом. Барраки устремился за маской, но Джаллер был для него слушком быстр. Используя свой контроль над теплом и пламенем, он превратил воду вокруг своего врага в самый настоящий котел.
- Оставь ее, - предупредил Джаллер,- или какой-то счастливый Рахи сегодня вечером получит в пищу вареного Барраки.

Максилос поднялся на ноги. Поток притащил его вниз, к Зубам Китов-Бритв. Его металлическое тело было сильно повреждено, но еще функционировало. Он не чувствовал боли – тело робота не могло ее ощущать. Но он чувствовал ярость. Гидраксон, решил он, заплатит за свое вмешательство по полной, прежде чем это все закончится.
Он заметил фигуру, то ли идущую, то ли ползущую по направлению к нему. Это был Такадокс, пытавшийся преодолеть парализующий эффект головных шипов Мантакса. Он проиграл битву, но решил все же выиграть войну. Приблизившись к Максилосу, Такадокс включил свою гипнотическую силу.
- Ты должен… сделать так, как я скажу… - прошептал он. – Найди Мантакса… убей Мантакса… возьми Маску Жизни и…
Максилос тыльной стороной руки ударил Такадокса, так что Барраки отлетел.
- Прибереги свои мелкие таланты для рыб и червяков, Такадокс! – прорычал он. – И перестань раздражать превосходящих тебя. Ты был жалок как полководец… еще более жалок как предатель… а уж это… о, это просто смехотворно.
- Если ты думаешь, что это смешно, то тебе должно понравиться вот это, - сказал Маторо, парящий в воде прямо над ним. Не давая Максилосу никакого шанса среагировать, он заковал фигуру робота в сверх-холодный лед. От неожиданного сильного перепада температуры малиновые доспехи Максилоса треснули. Крошечные, едва заметные струйки зеленоватого пара начали просачиваться сквозь трещины, замерзая в то же мгновение.
- Это закончится здесь, - сказал Маторо, продолжая посылать свою элементарную энергию. – Тысячелетие страха и насилия... и мрака даже днем… настало время покончить с этим.
Маторо ожидал услышать в своих мыслях голос Макуты – угрожающий, умоляющий, просящий, дающий пустые обещания в обмен на свободу. Но когда холод просочился в доспехи Макуты и начал замораживать его энергию изнутри, слова, что внезапно возникли в его разуме, были хуже всего, что Маторо мог вообразить.
- Я… горжусь… тобой, - сказал у него в голове голос Макуты.

Мантакса они одолели, а Такадокса нигде не было видно. Джаллер мог свободно взять полузасыпанную песком Маску Жизни. Может быть, Джаллер внес и не такой большой вклад в сражение в Яме, как ему того хотелось, но ему могла достаться честь получения маски.
Джаллер подошел к Канохи Игнике. Бронированная рука схватила его сзади, сжалась на шее и перекрыла доступ воздуха. В следующее мгновение Джаллера поднял вверх сильно потрепанный Гидраксон.
- Думаю, эта маска принадлежит мне, - сказал тюремщик Ямы. Небрежно, как будто отбрасывая мусор, он бросил Джаллера о камень. Удар причинил боль, но Джаллер не мог позволить боли остановить его. Собрав всю свою силу воли, он создал стену пламени в несколько ярдов высотой и шириной, отрезавшую Гидраксона от маски.
- Глупый беглец, - сказал Гидраксон. – Я просто пройду над ней или обойду ее.
- Нет, - сказал Джаллер, качая головой, - ты не пройдешь.
Сонар Тоа Огня позволял заметить то, чего не замечал Гидраксон: Спинакса, приближающегося бегом и бросающегося в атаку. Собака нацелилась на шею Гидраксону, и все, что тюремщик мог сделать – это удерживать зверя, не давая ему до нее добраться.
Еще раз Джаллер попытался схватить Маску Жизни. Еще раз кто-то остановил его. На сей раз это был Максилос, в потрескавшихся доспехах и все еще наполовину покрытый льдом.
- Моя благодарность, Тоа, за вовремя созданную стену огня, - сказал Макута голосом робота. – Не то, чтобы я не мог освободиться самостоятельно, но мне любопытно было увидеть, как далеко готов был зайти Маторо. И, кстати, Гидраксон, хотя собака, может, и «принадлежит» тебе, но я могу быть очень… убедительным.
Максилос двинулся по направлению к Маске Жизни.
- Теперь я возьму маску. Ты мог бы уронить ее.
Джаллер не знал точно, что он собирался делать. Но его Маска Сонара подсказала ему, что сверху быстро приближается Маторо. Это, возможно, был их наилучший шанс получить маску, и Тоа Огня не собирался упускать его. Он бросился вниз и ударил по маске, подбросив ее вверх.
- Маторо! – крикнул он. – Хватай!
Тоа Льда вытянул руку и схватил Маску Жизни. Она была у него!
Маторо немедленно приготовился к нападению Максилоса. Но, к его удивлению, рехнувшийся робот просто стоял и наблюдал. Он даже не двинулся, когда подплыл Джаллер и присоединился к своему товарищу Тоа.
- Что такое творится с этим высоким, красным и говорящим? – спросил Джаллер.
- Больше, чем у меня есть время тебе рассказать, - ответил Маторо. – Давай поговорим по дороге – у нас еще остается перешеек, который надо разрушить.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: КРУШЕНИЕ   Сб Фев 27, 2010 5:39 am

Глава 5

Максилос наблюдал, как Джаллер и Маторо уплывают прочь с маской. Гидраксон смог, наконец, отодрать от себя Спинакса. Максилос повалил тюремщика грамотно нанесённым выстрелом прежде, чем тот нанёс гончей вред. Какой был смысл в том, чтобы ранить глупое Рахи? Нет, ранить разумное существо было гораздо веселее.
Он мог представить, какие вопросы сейчас роились в головах Тоа, в особенности Маторо. Почему Макута, повелитель теней, заклятый враг Тоа, позволил им улизнуть с бесценной добычей – Маской Жизни? Он что, испугался? Слишком слаб? Или планирует украсть её позже?
Ничего из этого, - подумал Максилос. - О, я устроил целое представление о том, как мне нужна маска… использовал этих дураков Пирак, словно у этих шутов был шанс противостоять молодой команде Тоа. Нет, им действительно повезло с Тоа Нува, и я признаю, что их союз с Брутакой был для меня сюрпризом – они близко подобрались к маске. Но если бы потребовалось, я бы нашёл способ остановить их.
Максилос протянул руку и рассеянно погладил по голове Спинакса. Гончая всё ещё находилась под воздействием способности Макуты контролировать животных.
Тоа как правило открыты и честны. Это делает их однобокими и неподготовленными к тому, чтобы иметь дело с такой сложной личностью, как я.
Он припомнил своё время в Яме. Когда он впервые встретил Маторо, находясь внутри оболочки Максилоса, он сказал Тоа Льда: "Я на твоей стороне". Вероятно, это было единственное его по-настоящему правдивое обращение к Тоа, когда-либо сделанное. Он знал, что Тоа не поверит ему, а любые его попытки взять маску лишь укрепят идею, что он пришёл именно за артефактом. И Тоа никогда не узнают настоящей причины… пока не будет слишком поздно.
Наверно, они даже считают, что я желаю видеть их мертвецами, сказал сам себе Макута. Ещё одна ошибка… Зачем мне желать конца их сущностям, если я могу с нетерпением ожидать момента, как они наполнятся страхом и болью в преддверии грядущего тысячелетия?

Джаллер и Маторо и в самом деле разговаривали и задавались вопросами во время своего пути, но не только о Макуте. После того, как Маторо признался в том, что он уже давно знал о присутствии Макуты в теле Максилоса, Джаллер поначалу очень разозлился. Но через некоторое время он осознал, в каком безвыходном положении оказался Тоа Льда. Если Тоа узнали правду, они бы атаковали Максилоса. Оказавшись между ним и Барраки, их мгновенно стёрли бы в порошок и миссия была бы провалена.
- Знаешь, Маторо, ты не должен больше хранить секреты. – Произнёс Тоа Огня.
- Что?
- Когда ты был ещё Матораном, работал для Тураги Нуджу, ты слышал то, что Тураги прятали от нас. Иногда кажется, словно они хотят, чтобы мы не знали вообще ничего. Ты поклялся хранить в тайне всё, что слышал от них. Все эти годы ты знал о Метру Нуи, всё что происходило там и держал это в секрете.
- У меня не было выбора, - ответил Маторо. – Я делал то, что Тураги считали наилучшим вариантом.
- Я знаю это, - Сказал Джаллер, смягчая тон, чтобы Маторо не ощущал себя затравленно. – Но это отделило тебя от всех нас. И теперь Маска Жизни делает то же самое и этому не помочь. Но ты должен помнить, что ты являешься частью команды – больше ты ничего не должен таить в себе.
- Что ты имел в виду, сказав, "Маска Жизни делает то же самое"?
- Помнишь, там, на Войя Нуи, Конгу настоял на том, чтобы маску с Везона снял ты? Тогда он не объяснил причину. Но позже он сказал мне, что прочёл "мысли" Игники, и это она захотела, чтобы ты взял её. Ты единственный, кто может коснуться маски без опасения быть проклятым. Конгу сомневался, сказать тебе или нет. Я сказал ему, что сделаю это.
Маторо молчал, но его мысли носились вскачь. Если ему было предназначено носить маску, получается, если с ним что-то случится, миссия будет провалена? И почему он? Хали быстрее… Хьюки сильнее… Джаллер и Конгу куда опытнее его в бою…Почему маска выбрала его?
- Мы с тобой никогда не были лучшими друзьями, - проговорил Джаллер. – Я имею в виду старый обычай – огонь и лёд редко ладят друг с другом. Но я хочу, чтобы ты знал… Маска сделала правильный выбор.
- Ты серьёзно? – удивлённо спросил Маторо. – Но почему?
Джаллер улыбнулся.
- Да потому что, чего бы тебя ни попросили сделать – тяжёлую, болезненную или ненавистную тебе работу – ты всё выполнишь. Взгляни, Маторо, на Войя Нуи ты сомневался в своей ценности для команды, ведь ты не был воином. Но становятся Тоа не из-за того, что кто-то сильнее или ловчее, или лучше сила маски. Становятся благодаря своему духу. И по этому, ты – великий Тоа.
Теперь была очередь Маторо улыбнуться. Может быть, Джаллер был и прав. Может быть у него и было то, благодаря чему становятся Тоа. Когда они завершат миссию, возможно, он откажется от становления Турагой Маторо и останется Тоа. Даже если он больше не сможет дышать воздухом, перед ним открывался целый океан.
- Спасибо, Джаллер. – Поблагодарил Тоа Льда. – Я серьёзно.
- Без проблем, - ответил Джаллер. Он рассмеялся. – Держи крепче маску, хорошо? А то она так быстро меняет руки, что у меня уже голова кружится.
- Не беспокойся. – Сказал Маторо, посмотрев на мерцающую Игнику в руке. – На этот раз она никуда не уйдёт.

- Нет, - сказал Максилос. – Вы никуда не уйдёте.
Он стоял на океанском дне, лицом к лицу с шестью Барраки. Позади них собирались их подводные армии. Они как раз собирались устроить последнюю попытку захватить маску, и ничто не могло встать у них на пути. По крайней мере, они так думали вначале.
- Вы его только послушайте, - проворчал Карапар. – Кучка болтиков строит из себя крепкого орешка. На сколько кусочков мне его разорвать?
- Будь осторожен, - мягко предостерёг Такадокс. – Он не тот, кем кажется на первый взгляд.
- Заткни пасть, Такадокс, - огрызнулся Калмах. Мантакс рассказал остальным о предательстве бывшего соратника Барраки. Они позволили ему остаться, чтобы помочь достать маску в качестве искупления своего преступления, но никто из них не сомневался, что когда всё закончится, Такадокс умрёт мучительной смертью.
- Карапар, ты невежественное отродье обезьяны Бракас и навсегда таким останешься, - холодно произнёс Максилос. – Ты не смог бы даже щёлкнуть пальцами без посторонней помощи… будь у тебя пальцы.
Придак изучал Максилоса, заинтригованный.
- Такадокс – лживая морская слизь, но на твой счёт он может оказаться прав. Действиями ты не похож на роботизированного охранника, которого мы знали и ненавидели все эти века. Но у меня действительно нет ни времени, ни интереса спрашивать, почему. Убирайся или умри.
- Ты помнишь, как мы встретились первый раз, Придак? – Спросил Максилос. – Дай вспомним… Ты стоял передо мной, закованный в цепи. Ты разглагольствовал о том, как ты был слугой Братства Макуты и как направился к "бóльшим целям". – Максилос обвёл взглядом подводный мир, где обитали Барраки. – Ты не мог бы сказать точнее, когда именно ты их достигнешь?
Потрясённый, Придак поначалу не смог вымолвить ни слова. Затем он выдавил имя:
- Макута?..
Другие Барраки в изумлении напряглись. Это был тот самый Макута, который вёл войско, 80,000 лет назад разгромившее их попытку восстания. Он намеревался казнить их, но появился Ботар и унёс их в заключение в Яму. Они питали к нему и ко всему Братству неослабевающую ненависть всё это время.
- Этого не может быть. – Сказал Карапар растеряно.
- Это же очевидно, ты, болван, - проворчал Калмах. – Что ты здесь забыл, Макута? И к чему этот маскарад?
- Причины моего пребывания в этой форме – моё дело, а не твоё, - Сказал Максилос. – А вот что я здесь забыл… Я пришёл завершить начатую мной восемьдесят тысяч лет назад работу – уничтожение Барраки.
Полководцы знали, что им незачем тратить время на битву. Маска Жизни находилась в руках Тоа Мари, и её следовало вернуть. Но… возможность рассчитаться с тем, кто ответственен за их настоящее положение была слишком заманчивой, чтобы проходить мимо. Карапар напал первым.
Тело Максилоса не сдвинулось ни на дюйм с пути похожего на краба Барраки. Вместо этого он призвал одну из множества своих сил, чтобы замедлить движение Карапара до скорости черепахи. Затем он сделал шаг в сторону и вернул Барраки скорость, позволив тому продолжить свою массированную атаку. Не имея возможности остановиться, Карапар врезался к скалу.
- Хммм… Я уж и забыл, насколько это забавно, - Произнёс Максилос.
- Можешь ничего не говорить, - Зарычал Калмах, хлестнув щупальцем. – Мы знаем о сражении всё.
- Сражении? Кто говорил о сражении? – Ответил на это Максилос. Он выпустил разряд цепной молнии, поразив всех шестерых Барраки разом. – Я говорил только о победе.

Хали, Хьюки, Конгу и Нупару встретились с двумя своими товарищами на окраине Мари Нуи. Теперь он был заброшен, деревня напоминала остатки какого-то давно позабытого кораблекрушения. Одинокая гидрука бродила среди полей воздуха, словно ожидая, что в любой момент её хозяева вернутся собирать драгоценные пузыри из водорослей. В некоторых местах вокруг города защитные купола воздуха ослабели настолько, что прорвалась вода. Пока Тоа Мари смотрели, самый большой из пузырей лопнул, и море завладело Мари Нуи.
- Не по себе как-то, - произнёс Нупару. – Похоже на огромный надгробный камень целого народа.
- Будем надеяться, что это не закончится ещё одним для нас. – Пробормотал Конгу.
- Барраки не будут сидеть, сложа руки, - сказала Хали. – Что бы мы ни собирались делать, следует поторопиться.
- Хьюки, ты у нас единственный меткий стрелок, - сказал Джаллер, беря бластер Кордак в руку. – В какую часть каменного перешейка, соединяющего это место с Войя Нуи, мы должны целиться?
Глаза Хьюки сузились. Хотя он больше не носил Маску Точности во времена, когда он был Иника, та служила лишь дополнением к его собственным навыкам. Он был, в конце концов, бывшим резчиком По-Матораном. Он знал о камнях всё – где они крепче, где слабее, и где стоит ударить, чтобы разбить его надвое.
- Туда. – Наконец проговорил он, указывая на узкую область примерно в двухстах ярдах над городом. – Мы выстрелим всем, что у нас имеется в эту точку, и мы разобьём его. Спрашивается – что дальше?
- Аксонн сказал, что Войя Нуи вернётся туда, откуда он появился, - ответил Джаллер. – Как и насколько быстро – я не знаю. Так что лучше будьте готовы ко всему.
Он посмотрел на свою команду.
- Все готовы?
Другие Тоа Мари кивнули.
- Попробуй попасть в цель, Хали, - пошутил Хьюки.
- Прошу прощения? – Улыбаясь, ответила Тоа Воды. – Кто побеждал во всех матчах по колхи?
- Мне раньше никогда на голову не падал остров, - Сказал Конгу. – Это должно быть интересно.
- Новый день, новые испытания. - Бодро произнёс Нупару, заслужив свирепый взгляд от Тоа Воздуха.
- Э-эм, парни? – Привлекла их внимание Хали, указав за спину. – Я тут заметила испытание, без которого мы вполне могли бы и обойтись…
Тоа Мари обернулись и увидели очень злого Гадунку, плывущего прямо к ним. Если Рахи и пострадал от последствий своей прошлой схватки с Хьюки, то он никак этого не показывал.
- Это мой приятель, - сказал Тоа Камня. – Очень жаль, что у нас нет тех взрывающихся фруктов маду с нашего старого острова. Я бы поиграл с ним в собачку.
- Твой "приятель", да? – Спросил Конгу, уставившись на массивные челюсти Гадунки. – Иногда меня удивляет твой вкус в друзьях, Хьюки.
- Меня он тоже удивляет, - ответил Тоа Камня. – Когда я гляжу на тебя.
- У нас нет на это времени. – Одёрнул их Маторо. – Каждая потраченная нами минута приближает Мата Нуи к смерти.
- Не волнуйся. – Ответил Хьюки. Он перевёл взгляд со своего оружия на Гадунку, затем обратно и сказал:
- Тридцать секунд, максимум.
Тут Тоа Мари поджидал второй сюрприз – Гадунка был не один. Позади него плыл трёхсотфутовый ядовитый угорь, созданный Маской Жизни, и массивный морской бегемот, призванный с глубин моря маской Конгу в несколько более ранней битве. Изначально враги, эти двое, видимо, помирились, да ещё и подружились с Гадункой. И теперь у них были свои виды на Мари Нуи и Тоа.
Хьюки посмотрел на Маторо.
- Ну хорошо, сорок секунд.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: КРУШЕНИЕ   Сб Фев 27, 2010 5:40 am

Глава 6

Максилос не ожидал, что все будет настолько легко. С начала битвы прошло едва пять минут, а все Барраки, кроме двоих, уже валялись на морском дне без сознания. Либо они были не такими грозными противниками, как он считал, либо он просто забыл, насколько силен в бою.
Остались только Придак и Такадокс. Придак был сильно потрепан, но все еще стоял, в его глазах пылала ненависть. Такадокс где-то прятался.
– Тебе было недостаточно? - спросил Придак срывающимся голосом. – Ты разбил наше восстание столько лет назад... потом стоял, когда нас уносили, чтобы мы провели в камерах вечность. И теперь, когда у нас появился шанс вновь обрести свободу, ты опять встаешь у нас на пути! Почему?
– Ты слишком высокого о себе мнения, Придак, – засмеялся Максилос. – Неужели ты думаешь, что вы, ваши амбиции, ваша свобода значат для меня больше, чем дыхание протодита? Неужели ты думаешь, что лидер Братства Макуты проделал такой путь специально, чтобы не дать сборищу уродов вернуться на сушу?
– Тогда почему? – повторил Придак.
– Потому что Маска Жизни важна для меня, – сказал Максилос. – А следовательно, важны и Тоа Мари. Вы же, напротив, создаете неудобства, как Рахи, мешающие спать по ночам. Вас надо успокоить.
Такадокс внезапно выбежал из укрытия. В руке он держал каменную табличку-пропуск.
– Макута! Макута! – кричал он. – Смотри! Видишь? Я сохранил табличку Братства Макуты! Это доказывает, что я был верен тебе! По закону Братства меня следует пощадить.
Максилос протянул за табличкой руку. Такадокс покорно вложил ее в бронированную ладонь робота. Максилос несколько секунд насмешливо рассматривал ее, затем перевел взгляд на ретивого Такадокса. На глазах у Барраки Макута сжал кулак, превратив табличку в пыль.
– По закону Братства? Я и есть закон Братства! – сказал Максилос. – Но если ты так страстно жаждешь свободы, Такадокс... позволь.
Потянувшись разумом, Максилос окутал Такадокса своей силой иллюзии. Внезапно Барраки перестал видеть себя мутантом из подводной Ямы. Он вновь оказался на суше, в своем изначальном виде. Он стоял на башне замка, осматривая свои верные армии. Остальные пятеро Барраки тоже были здесь, закованные в цепи и умоляющие о снисхождении.
Все сомнения Такадокса в реальности происходящего стремительно рассеялись. То, что он видел, слышал, обонял было абсолютно реальным, во всех мельчайших деталях. Как было ему не поверить? В конце концов, кто знает, на что способен Макута?
Он оглядел свое царство и его население. Все шесть королевств теперь принадлежали ему. О, он будет великодушным правителем. Он будет защищать живущих здесь Маторанов – а защита им понадобится, так как его первым действием будет ликвидация всех Тоа в пределах своего царства. Что до Придака и остальных – он сохранит им жизни, конечно же. Он даже назначит их на важные должности. Ведь держать подземелья пустыми важно в любом королевстве.
Среди внешних рядов его армии возникло какое-то шевеление. Солдаты в спешке раздвигались, словно освобождая путь некой важной персоне. Такадокс не видел, чтобы кто-то приближался, но армия продолжала перестраиваться, пока что бы там ни было подходило все ближе и ближе к крепости. Недоумевающий Барраки перегнулся через перила, пытаясь разглядеть посетителя. То, что он увидел, было крайне странно и заставило его забеспокоиться.
– Почему земля... двигается? – спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
А затем он увидел, почему. Земля перед его замком была покрыта насекомыми, направляющимися прямо к стенам. Но не каким-то одним определенным видом, нет, а самыми разными ползающими, летающими и ходящими тварями – и самое странное, все они были морскими существами. Ни одно из них не должно было прожить на суше и нескольких секунд.
– О, нет, - пробормотал Такадокс. Это была его армия из Ямы. Когда он жил под водой, то командовал легионами подводных насекомых. Теперь он вернулся на сушу, и они последовали за ним. В глубине души он знал, что они здесь не потому, что скучали по нему. Они были здесь, чтобы отомстить.
– Остановите их, идиоты! – закричал он на свои сухопутные войска. – За что я вам плачу?
Но его армия испарилась. Орда насекомых уже начала взбираться на стены. Такадокс развернулся и распахнул дверь башни. Он успел преодолеть три ступеньки, когда заметил, что лестница тоже шевелится. И вот тогда он начал кричать.

Глубоко в Яме Придак с отвращением смотрел на кричащего Такадокса, съежившегося на дне и закрывающего голову руками, словно защищаясь от нападения.
– Что он видит? – спросил Максилоса Барраки.
– То, что я увидел очень давно, – ответил робот. – Свою судьбу. Сам знаешь, она есть у всех нас.
– Но хорошо это или плохо?
– Ничего, относящегося к столь устаревшим понятиям, – хохотнул Максилос. – Касаемо созидания и разрушения... всегда ли созидание является добром? Всегда ли разрушение есть зло? Представь, что я создал оружие, способное истребить всю жизнь во вселенной. Его цель – разрушение, но оно появилось путем созидания.
– Да, я знаю о судьбе все, – сказал Придак. – В мою вмешался ты ради достижения своих целей. Настало время мне вернуть должок.
Максилос осмотрелся. Элек, Калмах, Мантакс и Карапар вновь были на ногах. Их армии в безмолвии собрались вокруг, с Ноктюрном во главе легионов Элека. Теперь их численное превосходство составляло примерно сто тысяч к одному.
– Вижу, что вы, Барраки, были не столь тяжело ранены, как заставили меня поверить, – только и сказал он.
– Ты не единственный талантливый лжец в этом море, – сказал Калмах. – Мы выигрывали время, чтобы наши армии успели подойти. И теперь мы намерены сделать из тебя отбивную.
Пятеро Барраки и их армии двинулись в величайшую в истории вселенной атаку, направленную против одного существа. Максилос не вздрогнул, не попытался уклониться и даже не подумал о бегстве, когда вся мощь океана неслась к нему. Победа или поражение, он встретит свою судьбу, как и подобает Макуте.

Тоа Мари отчаянно сражались за свои жизни.
По изначальному плану Джаллера, Хьюки должен был воспользоваться своей Маской Гравитации, чтобы избавиться от ядовитого угря. Но внезапная и яростная атака Гадунки мгновенно оглушила Тоа Камня. Единственный удар подводного чудища, ранее вызванного Конгу, сбил с ног Джаллера и Маторо, и лишь быстро соображающий Нупару не дал Гадунке завладеть Маской Жизни.
– Ты вызвал эту штуку, – обратилась Хали к Конгу. – Ты не можешь заставить ее убраться отсюда?
– Так маска не работает, – ответил Конгу, посылая водяные смерчи в сторону врагов. – Но я могу вызвать еще кого-нибудь сражаться с ними.
Прежде, чем Хали смогла остановить его, Конгу использовал свою Маску Призыва. Он ожидал, что в подводную схватку вступит какая-нибудь чудовищная доисторическая тварь. А вместо этого получил косяк светящихся рыбок размером не больше его пальца. Тоа Воздуха разочарованно посмотрел на них.
– Дурацкая маска, – пробормотал он. – Какая от них польза?
– Нет, подожди, взгляни, – сказала Хали. Рыбки, чье природное свечение то ярко вспыхивало, то затухало, метнулись прочь от двоих Тоа. Когда они проплывали мимо китоподобной твари, чудищ протянуло склизкую конечность и схватило весь косяк. Через мгновение все рыбки оказались у него в пасти.
– Ну, это было полезно. – заявил Конгу. – Я заказал ему обед.
– Ты сделал большее, – ответила Хали. – Держи свой бластер наготове. У меня появилась идея.
Тоа Воды активировала силу своей Маски Родства, позволявшей получать способности различных морских животных. На этот раз она заставила свое тело светиться, как те биолюминесцентные рыбки. Затем она поплыла к чудищу. Стоило тому увидеть ее, как оно немедленно подумало «обед» и погналось за ней. Хали ныряла и уворачивалась от попыток поймать ее. Конгу отслеживал ее движение Кордаком, выжидая подходящее время.
Наконец Хали пронеслась под большим нагромождением скал, а за ней – и морское чудище. За секунду до того, как оно должно было проплыть под камнями, Конгу выстрелил. Снаряд ударил в скалу и взорвался, осыпав зверя дождем гигантских булыжников. Никто из Тоа не сомневался, что этого будет недостаточно, чтобы убить чудище, но они надеялись, что лавина надолго его оглушит.
Неподалеку Хьюки очнулся как раз вовремя, чтобы заметить ядовитого угря, несущегося на него с широко распахнутыми челюстями. Быстро использованная Маска Гравитации захлопнула их. Тоа Камня хотелось с помощью маски завязать угря в узел и оставить здесь, но тут его взгляд упал на перешеек, который Тоа должны были уничтожить. Вскоре это место вряд ли можно будет причислить к полезным для здоровья местам. Вины угря в том, что он им угрожал, не было, и, возможно, где-нибудь в другом месте вреда от него будет меньше. А если Тоа Мари не добьются успеха в своей миссии, будет ли все это иметь значение?
Стоило угрю вновь приблизиться, как Хьюки уменьшил гравитацию вокруг него ровно настолько, чтобы зверь не мог сопротивляться течению. Отчаянно сопротивляющегося Рахи унесло на юг. Когда он выйдет за пределы зоны действия маски, то к нему вернется привычная сила тяжести. Если повезет, ему еще останется вселенная, в которой можно жить.
– Ладно, сорок пять секунд, – сказал Хьюки, провожая угря взглядом.
Где-то поблизости со своими проблемами разбирался Нупару. Он стоял между Гадункой и полубесчувственным Маторо, не давая зверю наложить лапы на Маску Жизни. Сила его маски позволяла одурачить тварь, но Гадунка практически не отрывал взгляда от своей цели. Когда Нупару исчез и появился вновь, а его противник не обратил на это внимания, Тоа понял, что настало время попробовать что-нибудь другое.
Нупару поднял камень и изо всех сил швырнул. Гадунка пожал плечами и небрежно раскусил булыжник надвое.
Хорошо. Новый план, – подумал Нупару.
Использовав свою власть над стихией земли, Нупару создал под ногами Гадунки расщелину. Не ожидавшее этого чудовище свалилось вниз и исчезло из вида. Нупару немного подождал, но не обнаружил никаких признаков своего противника.
– Рад, что все закончилось, – сказал Нупару, поворачиваясь к Джаллеру и Маторо. Оба уже начали приходить в себя. Теперь, когда все трое их противников были выведены из строя, они могли продолжить свою миссию, как только все Тоа Мари опять соберутся вместе.
Из земли вырвалась клешня и схватила Нупару за талию. Его подняли вверх и ударили об землю раз, другой, третий. Изумленный, он повернул голову и обнаружил, что его поймал Гадунка. Монстр раскрыл свои огромные челюсти и поднес к ним Нупару, намереваясь закинуть туда Тоа.
Затем взгляд твари за что-то зацепился. Маска Жизни в руках Маторо светилась чуть ярче. Гадунка отбросил Нупару в сторону, мгновенно забыв о Тоа Земли. Два широких шага перенесли его к цели. Он потянулся и схватил Маску Жизни у упавшего Маторо.
Если бы обстоятельства были иными, Гадунка мог бы слышать об уникальных свойствах Канохи Игники. Он могу бы знать, что те, кто касается маски, но чья судьба этого не предусматривает, оказываются прокляты. Но Гадунка не обладал этой информацией, да и если бы обладал, то все равно не знал бы, что с ней делать. Так что ему предстояло познать все это на собственной шкуре.
Маска Жизни со страхом и злобой отреагировала на то, что ее отобрали у Маторо. Она сверкнула, наделив Гадунку силой возвращать в первоначальное состояние почти все, к чему он прикасался. Эффект проявился незамедлительно. На глазах ошеломленного Нупару Рахи начал уменьшаться. Словно время пошло в обратную сторону, Гадунка быстро стал таким же, каким был считанные дни назад, до встречи с Маской Жизни: крохотным морским животным, представляющим угрозу лишь для мелкой рыбешки. Лишенный своей силы, Гадунка в разочаровании взревел – но теперь он был слишком мал, чтобы его можно было услышать.
Поднявшийся на ноги Маторо наклонился за маской. Голос Гидраксона остановил его.
– Я бы не стал , – сказал тюремщик Ямы. – Это маска останется со мной.
Джаллер выхватил свой меч, а Нупару нацелил на новоприбывшего бластер. Маторо махнул им опустить оружие и протянул маску израненному Гидраксону:
– Тебе нужна она? Возьми ее. Вперед! Тогда судьба вселенной станет твоей головной болью, не моей. Я никогда не хотел становиться тем, от которого зависит все.
Гидраксон, подозревая ловушку, не попытался забрать маску:
– О чем ты говоришь?
– Глазами посмотри! – огрызнулся Маторо. – Оглянись! Из ниоткуда появляются странные существа, опустел целый маторанский город, Барраки и их армии свирепствуют... это что, нормально? А в местах вроде Метру Нуи, моего дома, все наверняка хуже. Конец приближается, Гидраксон, пока мы тут стоим и разговариваем, и все сущее чувствует это. И теперь все сводится к одной маске и одному Тоа – мне – и, возможно, я просто не гожусь в герои. Так что забирай ее. Ты спасешь вселенную.
Гидраксон посмотрел на маску, затем Маторо в глаза. Его память хранила множество подобных моментов, когда заключенные умоляли его, угрожали ему или настаивали на своей невиновности. Но что бы ни говорили рты, их глаза никогда не врали – точно так же, как не врали сейчас глаза Маторо.
– Положим, я видел какие-то странные вещи, – сказал Гидраксон. Он вспомнил Максилоса, слова, которые говорил робот-стражник и продемонстрированные им способности. – Но это весьма могущественная маска. Что вы собираетесь с ней делать?
Маторо посмотрел на светящуюся Игнику:
– Когда я это выясню, то сообщу тебе. Так нам придется драться, Гидраксон, или ты позволишь нам пройти?
Часть Гидраксона все еще настаивала на том, что Игнику следует уничтожить. Но куда большая его часть не могла отрицать, что со вселенной что-то было фундаментально не так, да и с ним самим тоже. Может быть, эти Тоа и эта маска могут все исправить. А если не смогут, потом всегда будет время поймать их... ведь будет?
– Есть еще беглецы, которых надо поймать, – сказал тюремщик. – Можете пока оставить себе свою игрушку. Но больше не попадайтесь мне на пути, понятно?
Маторо кивнул:
– Почему-то я сомневаюсь, что это будет очень уж трудно.
Тоа Мари стояли молча, когда Гидраксон уплывал. Хали не могла не удивиться той грусти, которая, казалось, окутала тюремщика.
– Похоже, что он ищет всех этих беглецов, – заметила она. – Но на самом деле потерялся он сам.
– Психоанализом займемся потом. Наши проблемы еще не закончились, – сказал Хьюки. – Смотрите!
Прямо на Тоа Мари надвигалась стена тьмы. Их глазам потребовалось несколько секунд, чтобы разобрать, что эта «стена» на самом деле состоит из тысяч и тысяч морских тварей с Барраки во главе. Странно, но Такадокс был без сознания и его тащил Карапар.
– Ну, это не хорошо, – сообщил Хьюки.
– Я ожидал их раньше, – сказал Джаллер. – Давайте лишим их путешествие причины.
Все шестеро Тоа Мари как один развернулись, прицелились и выпустили шквал огня из своих бластеров Кордак. Маленькие ракеты рассекли воду. Все они попали в одну и ту же точку перешейка. Мгновение спустя каменное образование разорвало надвое чудовищной силы взрывом.
– Вперед! Двигайтесь! – закричал Джаллер. Остальные Тоа уже все поняли. Все шестеро метнулись сквозь воду, когда сверху надвинулась огромная тень.
На поверхности, остров Войя Нуи содрогнулся. Столетиями каменный перешеек и Мари Нуи глубоко внизу играли роль якоря, не дающего Войя Нуи вернуться к континенту, от которого он откололся. Теперь этот якорь был оборван. И сейчас ни одна сила в известной вселенной не могла остановить Войя Нуи.
Остров быстро тонул, вода смыла все строения Маторанов и Пирак. По мере погружения остров набирал скорость. Если бы на его поверхности оставался кто-нибудь живой, то он бы увидел, как с пути острова поспешно убираются Тоа Мари, Барраки и их легионы. Примерно на полпути ко дну остров медленно изменил направление, описав красивую дугу и направившись к югу. По пути каменные зубья снизу Войя Нуи разнесли подводный остров Мари Нуи в клочья. Огромные куски камня осыпали Яму.
Это было одно из самых странных зрелищ, когда-либо виденных Тоа Мари. Большой остров, по которому они когда-то ходили, теперь словно по натянутой струне тянуло сквозь воду неизвестно куда. Он ни разу не притормозил – на самом деле он лишь ускорялся – и не отклонился от курса. Он уже преодолел половину Ямы и в течение нескольких секунд должен был исчезнуть из вида.
У Тоа Мари не было времени обдумывать безумие этой ситуации – погони за сбежавшим островом – потому что все они знали, что произойдет, если они проиграют эту гонку. За их спинами разъяренные Барраки и их легионы уже оправились от шока, вызванного взрывом, и вновь гнались за Тоа.
Истекали последние мгновения жизни Великого Духа Мата Нуи. Обратный отсчет начался.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: КРУШЕНИЕ   Сб Фев 27, 2010 5:41 am

Глава 7


Маторо плыл, борясь за свою жизнь и жизнь каждого существа в мире.
Он сжимал в руках ярко светящуюся Канохи Игнику. Казалось, что маска тянет его за собой, как будто ее двигала та же сила, что тянула домой Войя Нуи.
Маторо взглянул назад. Его товарищи Тоа продолжали сражаться изо всех сил, но даже Хали начинала уставать после стольких часов плавания. Наверху, сразу за ними, находились Барраки и их армии, тысячи морских созданий, движущихся сквозь глубины океана как неистовый шторм. Всего на одно мгновение Маторо пал духом – как могли надеяться шесть Тоа сдержать такую толпу? А даже если они это и смогут, хватит ли времени, чтобы спасти жизнь Великого Духа Мата Нуи?
Он постарался отбросить сомнения. Сомнения будут висеть на ногах как цепи, замедляя его движение и таща назад. Времени размышлять о судьбе не было – настал момент встретить ее лицом к лицу, что бы ни случилось.
Прямо перед ним быстро неслась сквозь воду тонущая масса Войя Нуи, на ходу от нее отваливались куски. Маторо оставалось только надеяться, что Аксонн успел отвести всех Маторанов в убежище, прежде чем каменный перешеек, удерживавший Войя Нуи на месте, был разрушен. Если нет, они были уже давным-давно мертвы – и, может быть, они всего на несколько минут опередили в этом нас, - мрачно подумал он.
Маска разгорелась еще ярче, освещая океан далеко вперед. Маторо смутно различал на некотором расстоянии от себя огромную дыру в морском дне с неровными краями. Было ли это то место, откуда появился Войя Нуи? Он знал, что более 1000 лет назад сильное землетрясение вырвало Войя Нуи из материка и выбросило вверх через крышу его подземной полости. Могла ли появившаяся перед ним дыра быть той самой дырой?
Такая возможность придала Маторо сил. Конечно, Войя Нуи направлялся туда, где необходимо было использовать Маску Жизни. Если бы только Великий Дух мог продержаться еще несколько минут…

Барраки своими острыми глазами тоже заметили пролом в океанском дне и пришли к тому же выводу, что и Маторо. Погоня была почти закончена.
- Скорее! – зарычал Придак. – Мы должны догнать их! Проиграв сейчас, мы проиграем все!

Маторо продолжал плыть, хотя его легкие ныли, ноги – болели, а руки, в тех местах, где они касались маски, были обожжены. Он немногого достиг в своей жизни, прежде чем стать Тоа - он предпочитал наблюдать, а не действовать – но сейчас имел возможность совершить настоящее дело. Он не мог войти в историю как Тоа, который был недостаточно быстр, недостаточно силен, или недостаточно решителен, чтобы спасти всех, кто был ему дорог.
Еще немного! – сказал он себе. – Продолжай!
Войя Нуи, кружась по спирали, начал опускаться вниз, направляясь прямо к пролому в морском дне. Маска Жизни вспыхнула ярче, чем прежде, почти лишив Маторо зрения ослепительным светом. А потом… она внезапно потемнела.
Маторо остановился так резко, что едва не выронил маску. Он чувствовал, как все оборвалось у него внутри. Будучи Тоа Льда, он никогда по-настоящему не знал, что такое холод - но только до этого момента, когда всякая надежда исчезла.
Он знал. Каким образом, он не мог сказать, но он знал, с ужасной ясностью, что видит приближение конца и не может ни двинуться, ни вскрикнуть, ни остановить неизбежно происходящее.
Все было кончено – вообще все было кончено.
Великий Дух Мата Нуи умер.

Вдалеке от этого места, разбитое тело Максилоса с усилием приняло вертикальное положение. Барраки хорошо сражались, и это склоняло его к тому, чтобы позволить им насладиться моментом победы. Важно было задержать, а не уничтожить их. Но если попытка окажется более болезненной, чем он рассчитывал - быть по сему.
Внезапно, темная сущность оболочки Максилоса почувствовала, как мир внезапно изменился.
В первый момент Максилос с трудом поверил в это. Это действительно, вправду наконец произошло. Его ненавистный «брат», Мата Нуи, умер! После 100 000 лет его невыносимого почитания Маторанами, его неслабой поддержки Тоа, и его настойчивых требований света, правды и порядка, Великий Дух перестал существовать.
- Мата Нуи умер, - пробормотал он. – Да здравствует Мата Нуи.
Он представил себе реакцию Тоа Мари. Шок… неверие… гнев… может быть даже смирение. Их время и время мира истекло. Тоа бывали побеждены и прежде в ходе истории, это было правдой, но не было поражения более важного, чем это. Если все останется так, как сейчас, Мари войдут в легенды как неудачники – на то недолгое время, что осталось на создание легенд.
Но ведь все не может остаться таким, как сейчас, - сказал он себе. – Миру, моему миру, нельзя дать погибнуть таким вот образом. Ослабление Мата Нуи не изменит мои планы. Мир прекратит свое существование лишь тогда, когда Я прикажу ему закончиться, не раньше.
Он был слишком далеко, и его новое тело было слишком разбито, чтобы непосредственно вмешаться в события… а времени не оставалось. У Макуты не было выбора: он мог рассчитывать только на то, что Тоа Мари преодолеют свои эмоции и все-таки успеют. Они должны спасти жизнь Мата Нуи.
Тело Максилоса потащилось прочь, его владелец мысленно просил, чтобы Великий Дух выжил. Можно было бы сказать, что его слова были молитвой игрока, если бы не молился он самому себе.

Остальные Тоа Мари догнали ошеломленного Маторо. Все они ощутили внезапное изменение в самой основе мира. Но если бы даже они его и не ощутили, один взгляд на Маторо сказал им, что произошло.
Барраки и их армии по-прежнему безудержно мчались по направлению к ним. Жизнь или смерть Мата Нуи ничего для них не значили, если они и чувствовали ее. Их заботило только бегство из Ямы, даже если не останется места, куда они могли сбежать. Через минуту, не больше, Тоа будут окружены надвигающимися отрядами.
- Слишком поздно, - сказал Маторо. – Он умер.
- Мы тоже там будем, довольно скоро, - сказал Хьюки, оглядываясь через плечо. – Барраки доведены до отчаяния. Их теперь ничто не остановит.
- Может быть…может быть мы должны уничтожить маску, - сказал Конгу. – Чтобы быть уверенными, что она не достанется им.
- Даже если это сделать… какой в этом теперь смысл? – сказал Нупару.
- Нет, - тихо сказал Маторо. – Нет, нет, нет. – Он посмотрел на Джаллера. – Все не закончится вот так вот. Надо сделать последнюю попытку.
- Попытку? Какую попытку? – сказал Конгу. – Великий Дух мертв.
- Я не знаю, - сказал Маторо. – Все, что я знаю – это то, что я держу Маску Жизни. И это должно что-то да значить. Что, если его можно как-то воскресить?
Когда-то Джаллер мог отвергнуть слова Маторо как безумие. Но не так давно он был убит Ракши, а потом воскрешен силой существа по имени Таканува. Кто мог утверждать, что это невозможно?
- Надо идти, скорее, - сказал Маторо. – Мы должны попытаться!
Джаллер посмотрел на Маторо. Потом бросил взгляд на огромные армии Барраков, приближающиеся к ним. В следующий момент у него исчезли всякие сомнения, что он должен сказать как лидер Тоа.
- Нет, - сказал он Маторо. – Идти должен ты. Ты должен попытаться. А мы, остальные, останемся здесь и выиграем для тебя время. Иди!
Тоа Льда посмотрел на Тоа Огня. По традиции, воплощения этих двух элементов расходились во взглядах, и это было справедливо и для них двоих. Но Маторо понимал, что имел в виду Джаллер – он и другие Мари были готовы умереть, давая Мата Нуи, и Маторо, шанс выжить.
Это был момент, когда надо было что-то сказать… и момент, когда надо было промолчать. Маторо протянул руку и пожал руку Джаллеру. Оба знали, что это, может быть, в последний раз.
- Расскажи новому Летописцу, что с нами здесь произошло, - сказал Хьюки. – Ненавижу мысль, что мы прошли через все это, а об этом даже не сложат легенду.
- И проследи, чтобы они выбрали хорошего Летописца, - сказала Хали, силясь улыбнуться. – Может быть Ко-Маторана, просто для разнообразия.
Слишком взволнованный, чтобы говорить, Маторо повернулся и поплыл вслед за островом Войя Нуи. Позади него, пятеро Тоа Мари повернулись лицом к волне зла, приготовившись встретить свою судьбу.

Измученный, в полном изнеможении, Маторо заставлял себя продолжать двигаться. Прямо перед ним, Войя Нуи падал в дыру в морском дне. Тоа Льда следовал сразу за ним. Первое, что его удивило, было то, что здесь было светло от рассеянных светящихся камнями, похожих на те, что использовались в Метру Нуи. Второе – что здесь была еще одна дыра, далеко внизу, форма которой соответствовала Войя Нуи. И третьим было то, что эта область не была затоплена – вода потоком текла через морское дно, и далее вниз, во вторую щель, но так огромно было пространство под ней, что даже спустя 1000 лет оно еще оставалось по большей части сухим.
Южный материк, - подумал Маторо, не отводя глаз от земли внизу. – Матораны Войя Нуи говорили, что их остров когда-то был частью большого материка, но потом оторвался от него. И туда он и возвращается, но… что такое тогда то, что ниже?
Внимание Тоа привлек мощный световой поток, идущий из щели в материке. Он никогда не видел прежде такого чистого белого свет, кроме того случая, когда его создавал Тоа Таканува. Хотя этот свет быстро тускнел, он все еще был неправдоподобно ярок.
Это то место, куда я должен попасть, - подумал он с неожиданной уверенностью. – Свет.. сила… энергия… это, должно быть, сердце мира – и где же, как ни там, следует использовать Маску Жизни?
Войя Нуи отделяла не более чем секунда от момента, когда он встанет на свое место. Когда это произойдет, доступа в сердце мира больше не будет – по крайней мере, достаточно быстрого, чтобы успеть спасти Мата Нуи. Единственной надеждой Маторо было проскользнуть в щель, прежде чем остров закроет ее.
Он даже не задумался, как выберется оттуда обратно, если окажется внутри. Все, что имело значение, было спасение Мата Нуи. Нечего было беспокоиться о чем-либо после этого.
Собрав самые последние силы, Маторо бросился вперед, чтобы опередить Войя Нуи. Остров падал с такой скоростью, как будто близость дома увеличивала ее. Если бы Тоа плыл недостаточно быстро, он легко мог быть раздавлен между островом и континентом.
Мышечные ткани, удерживающие его механические части вместе, «кричали» в знак протеста, он дошел до предела их прочности. Маторо теперь находился на одном уровне с островом, быстро падающим в щель, но все-таки не успевал.
В последнем, отчаянном ускорении, Тоа Льда догнал Войя Нуи и бросился в щель. Через какую-то долю секунды, остров врезался в континент, вызвав мощное сотрясение земляной массы в тот момент, когда он встал на место. Маторо был в ловушке, и в свободном падении летел вниз и вниз через кажущееся бесконечным пространство.

Тоа Мари хорошо сражались… и проигрывали.
Подстрекаемые обезумевшими Барраки, их армии морских существ нападали нескончаемыми волнами, не беспокоясь о собственной безопасности. Чем быстрее Тоа сражали их оружием и элементарной силой, тем быстрее прибывали новые. Герои быстро оказались окружены. Они выстроились в воде кругом, спиной к спине, с трудом отбивая каждую новую атаку.
Тоа Хьюки заметил стаю акул, отделившуюся от остальных и направившуюся преследовать Маторо. Используя свою Маску Гравитации, он увеличивал их вес, пока они не врезались в морское дно.
- Они окружают нас! – крикнула Хали. - Мы не можем остановить их всех!
- Барраки знают, что здесь внизу им просто нужно сыграть с нами вничью, - ответил Джаллер, отражая нападение шайки ядовитых угрей. – Достаточно будет, если их твари догонят Маторо…
Слыша, как напрягся его голос, Хали через плечо взглянула на Джаллера. Тоа Огня светился раскаленным добела пламенем.
- Что ты делаешь? – вскрикнула она.
- Если нет выбора… никакого другого способа… я собираюсь создать нова-бласт, - ответил Джаллер. – Если Маторо отплыл достаточно далеко, а его преследователи еще в пределах досягаемости… ну, это может купить ему несколько лишних секунд.
-Ты убьешь всех нас, - сказал Хьюки. – Ты ведь это знаешь, да?
- И всех их, - добавил Конгу. – Плюс всех на кио вокруг.
- Если Маторо потерпит неудачу, мы все так или иначе умрем, - сказал Джаллер. – Но вы четверо можете идти – постарайтесь отплыть на достаточное расстояние – я подожду столько, сколько смогу. Не сомневайтесь – идите!
Хали покачала головой:
- Мы вместе сражались больше 1000 лет, Джаллер. И мы не собираемся делать по-другому теперь. Если мы должны умереть, мы умрем вместе.

Придак увидел свечение вокруг Джаллера и мгновенно догадался, что должно произойти.
- Тоа Огня! – крикнул он другим Барраки и их собравшимся армиям. – Уничтожьте его – быстро!
В центре водопада, Маторо падал.
Внешний мир казался смазанным от быстрого движения. Ему показалось, что взгляд его выхватил из быстро мелькающих вокруг него картин высокие горы. Было похоже, что вниз падала масса темной воды, хотя он не был в этом уверен. В какой-то момент, прямо под ним сквозь водопад пролетела крылатая фигура, но он не смог определить, кто это.
Время теперь измерялось микросекундами, вспышками видов и ощущений, по мере того, как он опускался все глубже в сердце мира. Он понял, что сделал этот прыжок веры абсолютно без всякой идеи, что делать с Маской Жизни, когда он сюда попадет. Пятеро его лучших друзей отдавали за него свои жизни, а он был здесь, в секундах от катастрофы, и все еще не знал что он должен сделать, чтобы стать в этот день героем.
Надень маску.
- Что? – сказал он, вздрогнув. - Кто это сказал?
Ответа не было. Правда ли он слышал это, или он терял рассудок?
Надень маску.
Маска Жизни – никто в реальности не знал пределов ее могущества. Может быть голос, который он слышал, был просто галлюцинацией, но сама идея… что если маску нужно не просто принести в сердце мира, но и надеть ее, чтобы использовать ее силу? Он вспомнил Такуа, смелого Маторана, которого провозгласили «вестником» седьмого Тоа, призванного принести ему маску Света, где бы он ни был. Знал ли кто, что Такуа было предназначено стать этим Тоа, и герой, которого он должен был найти, жил в его собственном сердце.
Мир – это загадка, - думал Маторо.- Турага Нуджу часто так говорил. Он указывает на путь, который предстоит пройти, но никогда не делает эти указания ясными. Надо самому разгадать их… и может быть я это только что сделал.
Дрожащими руками Маторо поместил Канохи Игнику поверх своей собственной маски. Он ожидал почувствовать прилив силы, или, может быть, наоборот, неожиданную страшную слабость. Но вместо этого он почувствовал… другое. Его тело наполнилось светом и задрожало, как если бы через него хлынул поток энергии. Он все еще падал, но больше это не было неконтролируемым падением. Его тело было прямым как стрела, и направлено к пока неизвестной цели.
Картины мелькали в разуме Маторо. Он видел создание Игники; тысячелетия, которые она ожидала момента использования и избранного носителя; он видел, как однажды ее взяли оттуда, где она хранилась, чтобы использовать для исцеления Великого Духа… и он видел, что произошло с тем, кто тогда надел ее.
Он не закричал, не запротестовал, и не рванулся сорвать маску со своего лица. Ни на секунду не почувствовал сожаления. Он никогда не просил, чтобы его сделали Тоа, и не хотел этого, и никогда не чувствовал себя удобно в мантии героя. Но теперь, теперь он знал, и это знание приносило успокоение.
Нуджу был прав. Мир – это загадка. И сегодня ответ – я.
Его руки были вытянуты вперед. Сейчас они светились, небольшие искры, как звезды над островом Мата Нуи. Все его тело теперь изменялось, превращаясь в кружение света, высвобождалась энергия, по мере того, как Маска Жизни высасывала суть существа, называемого Маторо.
Так это конец? – удивился он. – Он похож на то, что я чувствую?
Да, решил он. Это была смерть. Это была цена, которую Игника требовала за свое использование. Он больше не был Маторо, Тоа, живым существом с органическими мышцами и механическими частями… он становился намного меньшим, чем был, и одновременно - намного большим.
Весь мир вокруг него менялся, но это не пугало Тоа Льда. Он знал, что на самом деле он просто по-другому видел окружающее – больше не глазами, а разумом, духом, связанным с физическим миром. Он становился чистой энергией, чистой жизнью… силой, которая могла воскресить Великого Духа. Он уже едва помнил, как это - участвовать в битве, чувствовать одиночество, или ощущать холодной ночью тепло огня. Желание, боль, удовлетворение, разочарование – все это было для него сейчас просто словами. Он теперь был по ту сторону всего этого, или почти по ту сторону.
Но было одно чувство, часть его прошлой жизни, которое он не мог забыть – одно воспоминание, отбросить которое он отказывался. Джаллер, Хали, Хьюки, Конгу, Нупару – его друзья, его партнеры, те кто сражались рядом с ним, и смеялись вместе с ним, и делали ношу терпимой. Они были снаружи, в черной воде, умирали в клешнях Барраков. Никто в Метру Нуи даже не узнает об их героизме и жертве, которую они готовы были принести. Им никогда не придется увидеть свои дома и тех, кого они защищали.
Его собственная смерть, это он мог принять – но их? Нет, это было слишком высокой ценой, даже если покупать спасение мира.
Он был Тоа Маторо, по крайней мере еще на несколько секунд, и он носил Маску Жизни. Или, может быть, Маска Жизни носила его. Он не знал, да это его и не заботило. Но он знал, что его друзья были готовы умереть за него и его судьбу, и, по одной только этой причине, они должны были жить.
Маторо сделал усилие, отбрасывая силу маски, цепляясь за свое сознание и свое собственное существование хотя бы до следующего биения сердца. Он боролся с силой, обращался к ней, пытался направить ее на то, чего он желал. Игника, по своим собственным соображениям, позволила это.
Когда-то, много лет назад, один Тоа надел Игнику и лишился жизни, выполняя свою миссию. Тот Тоа пытался быть храбрым, но в его сердце был страх, и он встретил свой конец с тоской и сожалением. Ничего этого Игника не чувствовала в Маторо – только волю и решимость, сравнимую с волей самого Мата Нуи.
Маска Жизни, слившаяся теперь с энергией Маторо, предоставила ему свою силу. Маторо воспользовался ею, чтобы сделать свое последнее дело. Это не был великий героический поступок, не действие, способное потрясти мир, но что-то более могущественное и важное, чем что-нибудь еще: просто акт дружбы.
Когда это было сделано, Маторо почувствовал себя благодарным и выполнившим свою судьбу. Слившиеся энергии Тоа и маски Канохи вырвались в сердце мира, заливая его золотистым светом. Потоки энергии хлынули во все уголки этой области, и затем за ее пределы, пока не достигли каждого поселения, где когда-то царил Великий Дух. И точно так же, как бесчисленные существа почувствовали смерть Мата Нуи, так же они теперь чувствовали, что у нему возвращается жизнь. И в небе над городом Метру Нуи вновь ярко засияли звезды…

Несколько минут назад…
Джаллер принял решение. Конгу уже пал, вероломно атакованный Карапаром, а Нупару был захвачен отрядами Калмаха. Хьюки и Хали сражались как дикие звери, но у них не было никаких шансов против несметных армий Барраки. Не было никакого знака о судьбе Маторо и о том, преуспел ли он в своей миссии.
Это, должно быть, конец, - подумал он. – Я должен быть уверен, что если мы будем побеждены, Барраки не остановят Маторо, и Маска Жизни не окажется у них в руках.
Попытки Придака добраться до Джаллера до сих пор блокировались другими Тоа и непреодолимым, губительным жаром, исходящим от Тоа Огня. Теперь для Джаллера настал момент впервые дать волю всей своей силе, создав разрушительный нова бласт.
Мата Нуи, прости меня, - сказал он себе. Он закрыл глаза, ослабляя ментальный контроль над своей энергией, и…
- Джаллер, стой! Нет! Стой!
Тоа Огня резко открыл глаза. Он увидел кристаллические башни, Ко-Маторанов, знакомый вид Колизея – он снова был в Метру Нуи. Предельным напряжением воли, он загнал назад свою силу нова, прежде чем она смогла разрушить его дом.
- Мы вернулись назад, - сказал он. – Мы вернулись. Как такое возможно?
- Более того, - сказал Хьюки. – Мы стоим на земле и дышим воздухом. Думаю, мы не могли так делать?
Нупару помог ожившему Конгу подняться на ноги.
- Подожди-ка, - сказал Тоа Земли. – Одного из нас нет… где Маторо? Если что-то вернуло нас сюда, почему не вернули нас всех?
Потом пятеро Тоа Мари услышали звук, который, сколько себя помнили, никогда не слышали раньше. Это был голос Тураги Нуджу, обращающийся к Маторанам не на своем обычном языке щелчков и свистов. Он кричал с вершины одной из Башен Знаний на весь Ко-Метру.
- Мата Нуи жив! Великий Дух жив!
Тоа Мари с трудом поверили в это – Мата Нуи возвращен к жизни! Они добились успеха! Но это значило…
Правда поразила их как удар, стерев улыбки с их лиц.
- О, нет, - прошептала Хали.
- Не что-то вернуло нас домой, - сказал Хьюки. – Кто-то.
- Маторо, - сказал Джаллер. – Но тогда мы должны вернуться назад. Мы должны найти его. Мы ему обязаны.
- Мы все ему обязаны за то великое дело, что он сделал, - это сказал Турага Вакама, подошедший к ним вместе с Нуджу. Если он и был удивлен появлением Тоа Мари, то никак этого не показывал:
- Я видел судьбу Маторо… чувствовал его мысли… в видении. Мы ничего не можем сделать, только горевать о нем.
- Я не могу… в это поверить, - сказала Хали.
- Он никогда не думал, что он настоящий Тоа-герой, - сказал Конгу. – Он всегда говорил, что он не атлет и не лидер, «просто переводчик». И он оказался величайшим из всех нас.
- Идемте, друзья, - сказал Вакама. – Пойдемте и восславим Ко-Маторана, который стал Тоа... и Тоа, который спас мир.

Турага Нуджу сидел один в обсерватории Башни Знаний. Все светокамни в комнате были потушены. Он молча смотрел на звезды, которых теперь было так много на небе. Его ликование по поводу воскресения Мата Нуи сменилось скорбью по Тоа, павшему в битве.
Много лет назад, катастрофа заставила Маторанов Метру Нуи и их Тоа переселиться на дикий, ранее неизвестный остров. Эта катастрофа частично было вызвана гордостью и самоуверенностью Тоа, одним из которых был Нуджу. После, когда Тоа стали старейшинами деревень – Турагами, они постарались не оглядываться на прошлое – но только не Нуджу. Он перенял язык летающих Рахи вместо Маторанского, говоря на обычном языке только в случае опасности. Это был его способ напоминать остальным о том, через что они прошли, и об опасности самонадеянности.
Конечно, говорить на другом языке означало для Нуджу необходимость иметь переводчика, чтобы другие могли понимать его. Он выбрал Ко-Маторана по имени Маторо, охотника-следопыта, по-настоящему интересующегося миром природы. Для Маторо, похоже, такое предложение оказалось неожиданностью, но в конце концов он согласился обучаться языку Нуджу.
Всё следующее тысячелетие Турага и Маторан были почти постоянными спутниками. Маторо показал себя умелым и заслуживающим доверия, никому не рассказывая о том, что слышал на совещаниях Тураг. Нуджу постепенно привык доверять ему – как его мастерству, так и его честности. Он был воплощением истинного благородства в Маторане.
А теперь его не стало.
Холодная, аналитическая сторона Нуджу говорила ему, что это приемлемая цена – один Тоа за жизнь всего мира. Это была, на самом деле, небольшая цена за такое монументальное событие. Чувствовать сожаление и грусть было нелогично. В конце концов, каков был другой вариант – Маторо живет, а мир умирает? Разве это было бы лучше?
По причине, которую он не понимал и не хотел понять, Нуджу неожиданно осознал, что ответом на самом деле может быть «да».
Что это был за Великий Дух, если он требовал за свое выживание смерти храброго, благородного героя? Если существо, равное по могуществу Мата Нуи, не могло существовать без таких жертв, то, может, миру следует научиться обходиться без Мата Нуи?
Нуджу вздохнул. Нет, это не было правильно. Если Мата Нуи не стоил спасения, тогда Маторо умер ни за что. Это он не мог принять.
Он выглянул из обсерватории на улицы внизу. Большинство Маторанов – жителей города еще не слышали о Маторо, зная только то, что их мир наконец-то больше не погибает. Они радовались. Нуджу почувствовал себя еще более далеким от них, чем всегда, здесь, в своей Башне Знаний, где он мог не участвовать в праздновании. Здесь можно было просто вспоминать о хорошем переводчике, настоящем Маторане и – Нуджу наконец осознал это – потерянном друге.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: КРУШЕНИЕ   Сб Фев 27, 2010 5:42 am

Эпилог
-…Тоа, который спас вселенную.
Хали закончила рассказ. Неуверенный в этом, Копеке ждал. Казалось, словно она забыла о его присутствии. Вдруг, грустная улыбка промелькнула на её лице.
- Извини, Копеке, - Произнесла она. – Я затерялась в воспоминаниях. История окончена. Ты можешь высечь её на Стене Истории.
- Он и вправду умер? – Спросил Летописец. Хали кивнула.
- Умер. Но его жизненная сила вернула Мата Нуи из бесконечной темноты. Поэтому мы можем сказать, что Маторо стал частичкой всего – неба, воды, солнечного света и любого живого существа, что ходит, летает, плавает или ползает. Маторо умер… Но он не ушёл на самом деле… не ушёл, пока существует Великий Дух Мата Нуи.

В глубинах Ямы, в полном одиночестве плыл Гидраксон.
Он не мог объяснить всё то, что увидел за последние несколько минут. Мари Нуи разрушен; какой-то остров, рассекая воду, плывёт в неизвестном направлении; преследующие и преследуемые Тоа; Барраки и их армии, обернувшиеся друг против друга в отчаянной ярости.
Это был не конец загадкам на сегодня. Внизу он увидел отблески красной брони. Рядом по морскому дну крался, роя когтями землю, словно выискивая что-то, Спинакс. Гидраксон спустился глубже, удостоверившись, что броня в действительности принадлежала Максилосу. Однако теперь она была безжизненна. Что произошло с Макутой, который там обитал? Погиб ли он? Или просто покинул чересчур повреждённое тело робота? Ещё что-нибудь? Гидраксон не знал.
По правде говоря, очень многое осталось для него тайной. Он никогда не узнает, что когда-то был Матораном по имени Декар до того, как Маска Жизни изменила его, дав внешность, силу и память давно погибшего героя. Он никогда не поймёт, что друзья, которых он знал всю жизнь, сейчас надёжно спрятались в глубинах Войя Нуи и находятся на пути к новому миру – без него. Возможно, это был наилучший выход… Незнание избавит его от боли утраты.
Гидраксон подобрал всё, что осталось от Максилоса. Он отнесёт это куда-нибудь и починит робота. А затем они вернутся к привычной работе – будут выслеживать беглецов и приводить их к правосудию. Ведь больше никакой другой жизни для них просто не существовало.

Уже многие века Мата Нуи продолжал спать.
Бесчисленными годами Тураги и Матораны удивлялись, как может Мата Нуи чувствовать, что происходит в его вселенной, пока он спит. Теперь ответы на эти вопросы могут быть открыты.
В последнее тысячелетие Мата Нуи сознавал происходящее в своих владениях лишь частично, отрывками. Он чувствовал свою неминуемую гибель, отсутствие Маски Жизни на подобающем ей месте. Он не мог объяснить как, но он знал, что Тоа стремились спасти его. Он ощутил собственную смерть и внезапное возрождение.
И да, теперь он видит сны, хотя в прошлом этого не происходило. Может быть, это произошло из-за его столкновения с не-существованием, а может, что-то другое вселило в него те картины, которые он видел. Но сон был… Долгий, мучительный кошмар, в котором тьма охватывала мир и всех, кто жил в нём и даже сам Великий Дух неспособен предотвратить это. Агонизирующие видения, от которых он не сможет пробудиться.
Так, один из самых могущественных живых существ не может сделать ничего, кроме как надеяться, что однажды он проснётся и поймёт, что все его сны были лишь снами… снами, и ничем более.

Таху, Тоа Нува Огня, взбирался на скалистый склон, ведущий к крепости Артакхи. За ним шли пятеро его товарищей – подозрительно тихих, словно находившихся в благоговейном трепете от окружения.
Тяжело не чувствовать себя так. Остров Артакхи это спрятанная страна, чьё местонахождение держалось в строжайшем секрете на протяжении тысячелетий. Поговаривали, что много лет назад тех, кто имел хоть малейшее представление о местонахождении острова, выслеживали и истребляли. Лишь после недавних приключений Тоа Нува получили информацию о том, как найти Артакху, от таинственной фигуры, чьего лица они так и не увидели. Им сказали только то, что они найдут в крепости Артакхи кое-что жизненно важное для выполнения их предназначения – пробуждения Мата Нуи.
Долгая дорога по суше и морю привела их сюда. Сперва остров показался цветущим, тропическим и гостеприимным. Весёлые, трудолюбивые Матораны строили, разбирали и строили заново различные конструкции. На вершине покрытого травой холма стояла сверкающая крепость, и солнечный свет отражался от неё так, что больно было глазам.
Неожиданно, всё изменилось. Матораны побросали инструменты и побежали к укрытию. Небо почернело, и стеной хлынул ливень. Ландшафт изменился и вместо зелёных полей и лесных чащ везде появились зловещие, мёртвые растения, камни, грязь. Крепость сменила облик, став чёрной, заброшенной цитаделью, способной вселить ужас в самого Макуту.
- Гали, Лива, вы можете сделать что-нибудь со штормом? – крикнул Таху, которого было едва слышно за шумом ветра.
Тоа Нува Воздуха и Воды кивнули и объединили свои силы в попытке рассеять бурю. Но через пару секунд они сдались, признав поражение.
- Что бы это ни делало, нашей силе с ним не сравниться, - Сказала Гали. – Как ты думаешь, это работа самого Артакхи?
- Если это так, то мне и ему предстоит провести долго-глубокий разговор. – Ответил Лива. – Хорошее же дело – так встречать гостей!
Они достигли массивных железных дверей крепости. На них не было ни дверного молотка, ни какого-либо другого предмета, позволяющего сообщить о своём присутствии. Как оказалось, в этом не было необходимости.
- Кто вы? Зачем вы пришли сюда?
Голос был неописуемо древний и в то же время совсем молодой. Он исходил отовсюду – из крепости, скал, деревьев и даже из воздуха.
Таху глубоко вздохнул. С ними разговаривал Артакха. Не так-то просто понять, как следует отвечать легенде. По слухам, Артакха являлся величайшим строителем и ваятелем во вселенной. Говорили, что самые великие из известных артефактов, такие как Маска Света и Маска Теней, а также маски Нува, которые носили он и его друзья, вышли из кузниц Артакхи. К тому же, если верить историям, никто и никогда не видел Артакху за всё время его существования.
Может быть, в этот раз всё изменится? –подумал Таху.
- Мы… - начал было он, но запнулся. – Но ведь ты нас и так знаешь, да?
- А знает ли светило свет свой? – Ответил голос. – Вы явились сюда, дабы найти оружие и доспехи для битвы. Я скажу, что нужное вам оружие нельзя найти здесь – его следует искать в мире, который поддерживает мир. Что же до остального…
Шторм затих так же резко, как и начался, и ему на смену пришёл ледяной ветер, заставивший поёжиться даже Тоа Льда. Повалил густой снег, засыпавший Тоа по пояс за считанные секунды.
- Расскажите мне о своих деяниях на пути сюда. – Потребовал голос Артакхи.
- Разве мы здесь, чтобы в игры играть? – Спросил Копака Нува. – Твоё имя с уважением произносят в тысяче различных мест. Я начинаю удивляться, не были ли обмануты те, кто почитает тебя.
Смех Артакхи был подобен грому.
- Ты смешишь того, кто уже был утомлён жизнью, когда ты ступил на землю в первый раз, Тоа. И за твоим ледяным ликом кроется железо – это хорошо. Вас создали намного лучше, чем хотели. Но мой вопрос всё еще нуждается в ответе.
Таху быстро пересказал самые недавние приключения Тоа Нува, включая освобождение Бараг, уничтожение владений Карзахни и нападение на остров Тёмных Охотников. Артакха ничто не говорил, только слушал.
Когда Таху закончил, повисла долгая тишина. Потом снегопад прекратился, и на смену ему пришла жара и солнечный свет. Когда лёд вокруг Тоа Нува растаял, он оставил после себя блестящие маски и доспехи у их ног.
- Вы выполнили всё, что требовалось от вас и даже больше. – Сказал Артакха. – Вы заслужили эти маски и доспехи. Носите их достойно, ибо это величайшее моё творение. Куда бы вы ни отправились, они подстроятся под окружающий вас мир. Ни местность, ни климат, ни ветер, ни море не посмеют повелевать вами.
Теперь вы должны уходить. Пришло время Великому Духу Мата Нуи пробудиться – и только вы должны привести его обратно к тем, кто нуждается в нём.
- Постой! – Крикнул Таху Нува. – Позволь нам увидеть тебя!
- Идём с нами! – Добавил Похату Нува, Тоа Камня. – Твоя помощь бы нам пригодилась, Артакха.
- Нет, - ответил Артакха, и перед глазами Тоа Нува всё смазалось. – Вы направляетесь туда, куда должны отправиться одни.
В следующий миг остров Артакхи исчез – по крайней мере, им так показалось. На самом деле Тоа Нува были перемещены с острова силой его правителя. Когда их зрение окончательно прояснилось, они поняли, что находятся высоко в воздухе над странной деревней Маторанов. Каким-то образом их доспехи претерпели тысячи изменений, дав им возможность остаться наверху. Но удивляться этому времени не было совсем – вокруг них, в небесах кипела битва.
- Идите же, Тоа Нува, - голос Артакхи эхом прокатился по новой стране. – Идите же и обретите, наконец, свою судьбу.
КОНЕЦ
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:19 am


ТЕНИ В НЕБЕСАХ
(Грег Фаршти, 2008)

Кристоферу, настоящему Великому (в оригинале - Great Being)

Введение
Неделю назад…

Танма бесцельно втыкал свои мечи в твердый грунт, напевая себе под нос мелодию, которую сочинил сам. Время от времени он выстреливал из конца одного из своих оружий небольшой вспышкой света, откалывая кусок камня и заставляя его падать с края обрыва. Потом он наклонялся и наблюдал, как камень падает все ниже и ниже, пока, наконец, не исчезнет в тумане далеко внизу.

Несмотря на некоторую скуку, Танма решил, что жизнь сейчас была в общем неплоха. Это заняло тысячу лет, но теперь все деревни были восстановлены после Падения, и Матораны приспособились к своему новому окружению. Теперь это было просто рутинной работой по поддержанию порядка – собирание пищи, сохранение сделанных из виноградных лоз мостов в рабочем состоянии и проверка, на месте ли находятся отпугиватели Рахи. Эта последняя задача и была сегодня поручена Танме и Гавле, и более отупляющей и скучной работы Танма не мог себе представить.

Конечно, не помогало и то, что его партнером была Гавла. Хотя оба они были Маторанами Света, Гавла была больше похожа на одного из этих холодных как лед Ко-Маторанов. Она всегда задирала свою маску, как будто была лучше всех остальных. В результате, никому совсем не хотелось находиться рядом с ней.

- Ты собираешься работать, или ты собираешься стоять? – резко сказала Гавла. Ее голос всегда напоминал Танме пронзительный визг ветра прямо перед штормом.

- Не горячись! – проворчал Танма. – Не похоже, что нам реально нужны сейчас все эти штуки.

Это было правдой. Хотя летающие Рахи столетиями были проблемой Карда Нуи, в последнее время они почти полностью исчезли. Никто не знал, почему, и никто не собирался выяснять их счастливую судьбу.

Позади промелькнули трое Маторанов, направляющихся вниз к болотам. Их импровизированные ранцы-двигатели позволяли летать на небольшие расстояния, и при разумном использовании - путешествовать вверх и вниз. Танма предположил, что они направлялись вниз снимать урожай с виноградных лоз, так как один из мостов между деревнями имел несколько провисший вид.

Что-то блеснуло на краю его поля зрения. Он быстро повернул голову, но ничего не увидел. Правда, на мгновение ему показалось, что он заметил что-то похожее на огромную мелькнувшую позади фигуру с черными крыльями. Какой-то новый вид Рахи, может быть? Танма надеялся, что нет. Деревне понадобятся пугала куда большего размера, если эти создания будут такими большими.

Это появилось снова! На сей раз, Танма смог лучше разглядеть его, прежде чем оно исчезло за холмом. Оно было блестяще-черным, с маленькими зубчатыми крыльями на плечах и длинными острыми когтями. Пролетая, оно что-то бросило, но Танма не мог сказать, что это было. Он бросился бежать. Гавла была как раз на дороге существа, и, возможно, она смогла разглядеть его получше.

- Гавла, ты видела - ? – закричал он, сбегая по склону. Но Гавлы нигде не было видно. Нигде не было и мрачного крылатого пришельца.

Все нормально, как я понимаю, - сказал себе Танма. – Только я не понимаю – я ведь видел что-то, и Гавла тоже должна была видеть. Но где же она? Спряталась, может быть? Она не выглядит похожей на тех, кто любит «бежать и прятаться», но может быть…

- Выходи! – крикнул он. – Все в порядке! Гавла? Это был просто какой-то летун.

Что-то скатилось с вершины камня, но это не была потерянная Маторанка. То, что скользнуло позади Танмы, было тонкой пиявкой примерно двух футов длины, слабо светящейся бледным нездоровым светом. Танма повернулся, чтобы последовать за ней, когда услышал позади себя неясный шум.

Он взглянул назад и увидел картину, которая преследовала его всю оставшуюся жизнь. Это была Гавла… и в то же самое время, это была не она. Она ужасным образом изменилась. Но ее ногах выросли когти, а из плеч вылезли крылья. Ее лезвия трансформировались в когти, слившиеся с руками.

В первый момент, Танма подумал, что все это какая-то шутка. Матораны Света обладали способностью менять воспринимаемый другими цвет своих доспехов - эффективный способ камуфляжа. Но крылья, когти… ни один Ав-Маторан не мог так изменить свою форму.

Гавла теперь двигалась по направлению к Танме, скребя по воздуху своими когтями, с неприкрытой ненавистью во взгляде. Танма разрывался между двумя желаниями: посмотреть, что сейчас произойдет или просто убежать так далеко, как это только возможно. Его ноги голосовали за то, чтобы бежать, и поскольку их было две, большинство победило.

Он бросился назад по направлению к деревне. Гавла следовала за ним, не меняя скорости и не произнося ни слова. Почти как если бы она и не пыталась догнать меня, - подумал Танма, - а просто заставляет меня продолжать двигаться в этом направлении.

Два заряда теневой энергии пролетели над его плечом. Танма повернулся и увидел, что они исходили от Гавлы. Он выстрелил назад вспышкой света, попав в Маторанку. Звук, который она издала в ответ, был ужасен: что-то между стоном и яростным шипением. Она выстрелила еще одним ударом тени из своего лезвия. На этот раз он попал в Танму, сбив его с ног. Его свалила не столько сила удара, сколько шок от холодной как лед темноты.

- Зачем ты заставляешь меня это делать? – спросила Гавла, ее голос был тихим и почти нежным. – Я не хочу тебе повредить. Я хочу тебе помочь.

- Что… что с тобой произошло? – ответил Танма. – Твоя маска… твоя броня…

- А, это… - сказал Гавла, посмеиваясь. – Можно сказать, что я увидела свет… взглянув во тьму. И теперь ты увидишь его тоже.

Танма вскочил на ноги и бросился бежать. Когда он приблизился к деревне, он остановился как вкопанный. Не одна, а три крылатые фигуры кружили над его домом. Они летали, а от их крыльев распространялась темнота, и это выглядело так, как если бы тень была реальным предметом, пытавшимся раздавить городок своим весом. И везде, куда он смотрел, были Матораны – его друзья, его соседи – бродящие по улицам, трансформированные в созданий тени.

- Знаешь, это не больно.

Танма обернулся и увидел подходящую Гавлу.

- Это быстро, - продолжила Теневая Маторанка. – Из тебя высасывают свет, и все становится… четче, яснее. Ты знаешь, что ты должен делать… и ты знаешь, что ты не позволишь никому тебя остановить.

- Я надеюсь, ты не будешь возражать, если я попробую, - сказал Танма, уже устремляясь прямо по направлению к другим Маторанам. Когда Гавла попыталась схватить его, он увернулся, потом пинком сбил Теневую Маторанку с ног. Не было никакого вопроса о том, чтобы оставаться и продолжать битву.

Я должен добраться до других деревень, - думал Танма, глядя на ближайший мост. – Я должен предупредить их, прежде чем тень станет единственным, что останется на этой земле
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:20 am

Глава 1

Антроз опустился на высокий уступ и посмотрел вниз на Карда Нуи. Его проницательный взгляд охватил Маторанские деревни, построенные на вершинах упавших сталактитов, и гигантские болота далеко внизу. Центр всего этого прорезал огромный водопад, который стекал с неба и питал болота.

Не так уж давно это место могло бы считаться прекрасным по Маторанским стандартам красоты. Но сейчас это было место хаоса и страха, измены и горя – и Антроз смотрел на все это, и думал, что это хорошо.

Он заметил на некотором расстоянии своего союзника, Чирокса, кружащего над Маторанским поселением. Через несколько секунд, существо с крыльями летучей мыши мягко приземлилось рядом с Антрозом.

- Эти Матораны упрямы, – проворчал Чирокс. – Все деревни, кроме одной, захвачены… их друзья перешли на нашу сторону…их положение безнадежно… а они все еще сопротивляются!

Антроз улыбнулся и покачал головой:

- Конечно же, они сопротивляются. Великие сделали Маторанов больше чем просто работниками – они дали своим созданиям силу духа и душевный пыл, хоть они и направлены не туда, куда надо. Это то, чего тебе никогда не понять.

Чирокс замер и напрягся. В свое время, он создавал чудовищных Рахи всех типов. Гибельные гадюки и лораки, в частности, были результатами его работы. Но его Рахи всегда получались какими-то «кривыми» по разуму и духу. В отличие от созданий других, таких как кошка Муака или бык Кане-Ра, Чироксовские не вносили в экосистему ничего, кроме смерти и разрушения. Это был больной вопрос для него, и Антроз это знал.

- Я работал над кое-чем новым перед тем, как мне велели отправиться сюда, - сказал Чирокс очень тихо. – Может быть, ты когда-нибудь захочешь посмотреть на это. Я уверен, что оно будет радо встретиться с тобой.

Антроз рассмеялся:

- Ты воспринимаешь все слишком серьезно, друг мой. Возьмем эту деревню – ты можешь быть раздосадован ее сопротивлением, а можешь получать удовольствие от того факта, что ее Матораны все еще свободны и их можно заставить помучиться.

Чирокс фыркнул:

- Впервые кто-то ожидает, что существо, рожденное тенью, будет искать в чем-то светлую сторону.

Антроз заметил Вампраха, пикировавшего по направлению к неповрежденной деревне:

- А что делает наш молчаливый союзник?

- Охотится, - ответил Чирокс, - Так, как это может делать только он.

Радиак перебегал от здания к зданию, надеясь остаться под прикрытием. Небеса были чисты от врагов, но это ничего не значило. Он знал из прошлого опыта, как быстро может напасть противник.

Рисковать выходить одному было сверх-опасно, но он должен был это сделать. Лозы светового винограда, окружающие деревню, были в одном месте разодраны и поломаны. Надо было исправить повреждение, прежде чем проломом воспользуются Теневые Матораны. Эти производящие свет растения были ядовиты для тех, внутри кого была только тень, и это делало их эффективной защитой от тех Маторанов, которые превратились во врагов.

Он находился теперь, может быть, в сорока футах от замеченного повреждения, но оно было на открытом месте. Радиак снова осмотрел небо, ничего не увидел, и даже не увидел где-нибудь поблизости Теневых Маторанов. Если он собирался двигаться, это надо было делать сейчас.

Маторан Света бросился бежать. Вот он был уже в тридцати футах… в двадцати… пятнадцати… десяти… почти у цели…

Радиак так и не услышал приближения Вампраха. Мрачное летающее существо метнуло из своей клешни заряд энергии, ударивший Маторана в спину. Радиак остановился, прикованный к месту, пока из него на расстоянии высасывали свет.

В первый момент Маторан пробовал бороться с изменением, которое, чувствовал он, с ним происходило. В конце концов, он был героем, которого почитали друзья и восхищались его смелостью. Он всегда старался жить согласно трем добродетелям единства, долга и судьбы. Вся его жизнь была посвящена работе и борьбе за заветы Великого Духа Мата Нуи. Хотя он и другие Матораны знали, с ужасной уверенностью, что Мата Нуи должен вот-вот умереть, у него никогда не возникало мысли о капитуляции.

Но новый голос, который он слышал в своей голове, был так настойчив, так убедителен. Зачем тратить остаток своей жизни на служение Великому Духу и ни на что больше? И добродетели, шептал голос, - что они ему когда-нибудь дали? Он был смелым, сильным… он не нуждался в помощи других Маторанов; они просто обременяли его. Долг? Судьба? Какой долг – бесконечной, непрерывной работы? Судьба работы до изнеможения, еще больше отупляющего тяжелого труда?

Нет, понял он, это было не для таких, как он. Поддаваясь соблазнительному голосу тьмы, Радиак понял, что истинным могуществом во вселенной владеет сила тени, и он принадлежит к ее стороне. Пришло время начать беспокоиться прежде всего о своих собственных интересах.

Высоко над ним, Вампрах закончил насыщаться. Глупый Маторан, рискнувший появиться из укрытия, ныне принадлежал Братству. Его доспехи остались красными, но его дух был ныне черным. Вампрах полетел прочь, его голод был уже удовлетворен самым приятным способом. В конце концов, что может доставить больше удовольствия, чем пообедать надеждами и мечтами другого существа?

Вампрах увидел двух своих товарищей, летящих на встречу с ним. Он выбрал самый прямой путь к ним, полетев прямо сквозь центральный водопад, разделяющий царство пополам. Он был так сосредоточен на цели своего путешествия, что даже не заметил Тоа в белых доспехах, падающего сквозь воду прямо над ним. Если бы он поднял глаза вверх, он мог бы заметить, что падающий Тоа – по имени Маторо – держал могущественную Маску Жизни.

Взгляни Вампрах в сторону, и вся история могла бы измениться. Но каждый – Тоа, Макута, и даже Маски Силы – должен был исполнить свою судьбу, и ее течение было не так легко изменить.

К нему подлетел Антроз, его рот кривился в злобной ухмылке:

- Чирокс о тебе беспокоился, - сказал он Вампраху.

- Что мне останется для работы, если ты истребишь весь их свет? – огрызнулся Чирокс. – Мне обещали материал для исследования.

Вампрах ничего не сказал. Он, конечно, никогда не говорил, но никто в точности не знал, не мог он этого делать или просто не хотел. Не говоря ни слова, он повернул обратно по направлению к деревне, а остальные двое присоединились к нему.

Охота началась снова.

Маторан по имени Фоток расхаживал по каменному полу укрытия, время от времени бросая суровый взгляд на Танму. Чего он ждет? Радиак к этому времени уже бы должен вернуться обратно. Надо его искать!

Если Танма и замечал выражение своего друга, он не подавал виду. Он уже понимал ситуацию, но не имел возможности беспокоиться о судьбе одного Маторана. Все население последней оставшейся свободной деревни было втиснуто в эту подземную комнату. Несмотря на толстые стены, они могли слышать разочарованное шипение теневых пиявок, высматривающих путь внутрь. Он знал, что это означало: враги были в воздухе над ними. Если Радиак находился среди всего этого, они его уже потеряли.

После недели сражений, Танма лучше узнал, в какие моменты можно выходить. Выбегать наружу, когда там были пиявки, могло привести только к тому, что еще большее число Маторанов перейдет на сторону тени. К счастью, эти создания жили недолго. Когда они теряли силу, обычно можно было безопасно подняться наверх и попробовать побеспокоить отступающих врагов.

Танма ненавидел прятаться так же сильно, как и Фоток, Солек, и все остальные. Но альтернативой было быстрое поражение всего Карда Нуи от рук врагов. А так, может быть, они смогут продержаться достаточно долго, чтобы пришла помощь.

Он прервал сам себя, поняв абсурдность этой мысли. Помощь? Помощь от кого? Кто вообще знает о том, что мы здесь?

Уже не в первый раз, Танма почувствовал, как им не хватает Киропа. В отсутствие Тураг, он был лидером Карда Нуевских Маторанов. Мудрец и воин, он поддерживал во всех моральный дух в первые годы после Падения. Если бы не он, цивилизация в этой огромной пещере прекратила бы существование.

Сейчас Танма не мог воспользоваться советом Киропа. Это было невозможно. Шесть дней назад лидер Карда Нуи возглавил атаку на врагов и пал жертвой теневой пиявки. Теперь все его знания о защите Маторанов принадлежали врагам.

Все же, перед последним сражением он дал своему народу один «дар». Он объяснил им, с кем они столкнулись.

- Древние легенды говорят, что мы должны всегда скрывать свою истинную природу, - сказал Кироп. – Вот по этой самой причине. Было предсказано, что когда-нибудь мы встретимся с этими врагами - воинами тени, обитающими во мраке – Братством Макуты.

Солек прервал воспоминания Танмы, проворчав что-то слишком тихое, чтобы можно было расслышать.

- Что? – спросил Танма.

- Я сказал, что Тоа бы так не поступили, - ответил Солек. – Таху, Копака… они бы не стали избегать сражения. Не сидели бы здесь, прячась и выжидая.

Танма покачал головой. Кироп наполнил голову Солека множеством легенд о Тоа, которые предположительно когда-то жили в Карда Нуи. Эти шесть персонажей стали героями Солека, и он всегда говорил только о них. Обычно, эта зацикленность не имела особого значения, но сейчас, этого было достаточно, чтобы вывести Танму из равновесия.

- Таху! Копака! Если они такие великие, почему они не здесь? – разозлился он. – Где они были, когда все мои друзья превратились в эти… штуки? Почему они не защищают нас?

Солек не ответил. Вместо этого, он поднял глаза вверх, к потолку, как будто напряженно прислушивался к чему-то.

- Эй, - сказал он. – Я думаю, там, снаружи, закончилось.

Танме пришлось согласиться. Шипящий звук прекратился, как и стук несущих теневых пиявок капсул Трайдакс, падающих на крышу укрытия. Танма сделал жест остальным сидеть тихо, пока он сходит выглянуть за дверь. Он осторожно отодвинул засов и толкнул дверь, приоткрыв ее на четверть дюйма.

Первое, что он увидел, были распадающиеся теневые пиявки, к отталкивающему виду которых он все никак не мог привыкнуть. Взглянув наверх, он увидел трех крылатых Макут, улетающих прочь. Потом его внимание привлек огромный водопад, падающий с неба в самом сердце земли. Был ли в водопаде кто-то, спускающийся вниз?

Да, был. На таком расстоянии он не мог различить, кто это, но это определенно была чья-то фигура. На пришельце была маска, которая с каждой секундой все ярче светилась. Внезапно, по причине, которую он не мог назвать, Танма понял, что сейчас должно было произойти что-то очень хорошее – или очень плохое. Он резко захлопнул дверь.

- Вниз! – закричал он. – Все, сейчас же!

Матораны смотрели на него, удивленные. Но в конце концов, после прошедшей недели, они не были настроены спорить. Они в ожидании уселись на жесткий пол. Единственным звуком было их тяжелое дыхание.

Потом появился свет, сверкающий, ослепительный – он просачивался сквозь сплошной камень, через стены, потолок и двери, освещая всю комнату. Было похоже, что миллиард светокамней включили одновременно…. Хотя и это было бы смутным отблеском по сравнению с сиянием, наполнившим комнату и весь Карда Нуи.

Это длилось мгновение, и это длилось вечно. Каждый Маторан ощутил растущую надежду, такую же яркую, каким был свет, как будто в мир неожиданно вернулось какое-то равновесие.

Танма внезапно понял, что ему надо закрыть глаза. Свет был так ярок, что никакого различия не было. Открыв их, он проверил, все ли чувствуют себя хорошо. Удовлетворенный результатом проверки, он пошел к выходу, открыл его и выглянул наружу.

Трое Макут все еще были в воздухе, но что-то изменилось. Они больше не летели прямо и ровно, но кружили по небу как безумные. Все вокруг слабо светилось, как если бы мгновением раньше здесь бушевал ад, а затем погас, оставив после себя обжигающую золу.

- Что там? Что ты там снаружи видишь? – спросил Фоток.

Чтобы ответить, Танме понадобилось долгое время. Потом он сказал:

- Я, правда, не знаю. Может быть, это начало чего-то… а может быть конец всего.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:25 am

Глава 2
Фоток едва увернулся от направленных на него лучей тьмы. Он взлетел повыше и забросал нападавших лавиной световых вспышек. Это их не остановило – вряд ли даже замедлило – но всё равно было приятно.
Пару часов назад, для Маторанов казалось невозможным встретиться лицом к лицу с Макутами в небе и пытаться отбросить их. Но Танма был прав – этот беззвучный взрыв света изменил положение вещей. Пойманные в открытом небе могучая тройка Макут оказалась ослеплена волной энергии. Никто не знал, было ли это временно или навсегда, но так или иначе Ав-Матораны получили возможность взять преимущество, и они этим воспользовались.
Макуты не стали тратить времени на импровизацию. Они начали использовать созданных ими теневых Маторанов в качестве своих "глаз". Каждый Макута отправился в битву с наездником на спине. Конечно, не любой теневой Маторан был достаточно умён, чтобы справиться с этой работой. Тех, кто не был, возвращали в захваченные деревни, хоть делалось это и не слишком мягко.
Фоток взглянул направо. Танма, Солек и их отряд вели заградительный огонь по Макутам, стараясь направить их на отряды Фотока. Пока он смотрел, Макуты использовали свои гравитационные силы, чтобы отправить десяток Маторанов в головокружительный полёт в болота, поэтому им пришлось приложить объединённые усилия, чтобы остановить падение. Затем всю группу поразили шаровые молнии, отчего некоторые потеряли сознание, а большинство были вынуждены вернуться в деревню. Танма и Солек ринулись к Фотоку.
- Мы должны отступить, - сказал Танма, - пока они не отрезали нас от нашего дома.
- Мне кажется, что у них совсем иные планы! – Крикнул в ответ Солек. – Берегись!
Три Макуты набрали высоту, пролетев под самым потолком пещеры. Оказавшись над Маторанами, они высвободили капсулы Трайдакс, которые несли в себе. Капсулы тут же раскрылись и из них дождём посыпались теневые пиявки. Прежде чем Матораны успели отреагировать, двое из них оказались поражены. Пиявки мгновенно высосали свет из неудачливых жителей деревень, превратив их в теневых Маторанов. Фоток ударил светом по обоим, оглушив их.
- Уходим! – Скомандовал он.
Оставшиеся Матораны устремились к деревням, уклоняясь от пиявок и разрядов теневой энергии. Удивительно, но дорога была свободной. Казалось, им удастся преодолеть её.
Казалось поначалу, пока у них на пути не возникли шесть могучих фигур.

Похату Нува был Тоа Камня всю свою жизнь. За это время он повидал немало странностей. Голос Макуты, исходящий из тела Маторана; орды механических Бороков, атаковавшие его деревню; шипящие и бушующие Ракши; чудовищные Бараги и роботы Экзо-Тоа; Маторан, неожиданно ставший Тоа Света. И всё в течение года!
Но отряд летящих – летящих? – к ним Маторанов, преследуемых тёмными, крылатыми, похожими на летучих мышей существами? Это что-то новенькое.
Менее опытный Тоа, вероятно, оторопел бы вместо того, чтобы действовать. Секунду назад он и другие Тоа Нува находились по колено в снежных сугробах Артакхи. В следующую они оказались здесь – где бы это "здесь" ни было, пусть и выглядело смутно узнаваемым. Да, новичок бы удивился, как ему удаётся держаться в воздухе, почему он не падает камнем на землю, да и вообще, как он тут очутился.
Но не Похату Нува. У него был ясный, простой взгляд на жизнь, который неплохо ему служил. Нетрудно было догадаться, что большими мерзостями с темнотой позади были плохие парни, а бороздящие небо Матораны – хорошими. Он был Тоа, всегда им был и, вероятно, всегда будет. Это означало, что пришло время оторвать чей-то крылатый хвост.
Мне нравится эта работа, сказал он себе, устремляясь в бой.

Копака Нува, Тоа Льда, наблюдал как Похату направился в атаку прямо в самую гущу битвы. Другие его партнёры показали хороший здравый смысл и попытались прояснить ситуацию перед тем, как начать действовать. Но не Похату. Нет, он налетал и пикировал на врагов как свихнувшаяся птица Гукко.
Размышляя логически, Копака должен был отступить до тех пор, пока он не разузнает получше о способностях противника. Вступить в битву без плана было верным путём к поражению. Холодный, чёткий анализ диктовал, что Похату сделал свой выбор; безрассудный, но никто не должен был из-за этого подвергаться риску.
Здесь была только одна проблема. Похату нравился Копаке. Тоа Камня был всем, чем не был Тоа Льда – открытым, тёплым, дружелюбным – поэтому представить их двоих друзьями для многих представлялось тяжёлым. Копака, в конце концов, был осторожен, холоден, недоверчив, а иногда и вовсе груб. Но Похату никогда не просил или ожидал увидеть его другим, и это отличало Тоа Камня от остальных.
Может быть именно поэтому, ворча, Копака устремился по воздуху к месту битвы.

Лива Нува был счастлив больше, чем когда бы то ни было. Тоа Воздуха находился в своей стихии, парил в небесах и делал это без помощи Маски Левитации или воздушных потоков. Его новые доспехи позволили ему ракетой пронзить воздух своими собственными усилиями.
Он еле избежал столкновения с приближающимися Маторанами. Оглянувшись, он заметил, как некоторые из них разворачиваются. Вероятно, решили быстро-узнать кто мы такие, – подумал Лива, - Хотелось бы задать им тот же вопрос после того, как мы очистим этот бардак.
Там, впереди, у Похату, Онуа, Копаки и Таху были проблемы с ведением боя в воздухе. Только Гали, уже имевшая опыт сражения под водой, легко освоилась в новой обстановке.
Один из летающих монстров подлетел ближе к Онуа Нува. Что-то, похожее на капсулу, отделилось от него, и Лива сомневался, что это был подарок ко Дню Наречения. Он сбил её потоком воздуха, и та развалилась, разбросав тёмных пиявок в стороны. Лива собирался создать циклон, чтобы подобрать одну, зная, что Копака может пожелать изучить её, как вдруг что-то врезалось ему в спину.
- Нет! Не трогай!
Лива выкрутил шею, чтобы посмотреть, кто уселся на него сверху. Это оказался один из Маторанов – по виду Ле-Маторан в зелёной броне – который оседлал его, будто Тоа был летающим Рахи.
- Ты спятил? – Поинтересовался Лива. – Слезь с меня! Я не беру-вожу пассажиров!
- Держись подальше от этих теневых пиявок. - Настойчиво посоветовал Танма. – И берегись! Макута возвращается этим путём!
- Макута? Где? – Спросил Лива, озираясь вокруг. Всё, что он увидел, было похожее на летучую мышь существо, направляющееся прямо на него, с Матораном в чёрных доспехах на нём. – Ты имеешь в виду того Маторана?
Танма с усилием налёг на шею Ливы, заставляя того свернуть налево. В раздражении Лива подался назад и сдул Маторана с себя мощным ветром.
- Ненавижу сидящих на спине водителей, - пробормотал Тоа.
Лива взглянул вниз, чтобы убедиться, что Маторан в безопасности, но увидел только, что его полётный ранец начал барахлить. Танма начал падать и тогда Лива поднырнул под Маторана, так что тот снова приземлился ему на спину.
Внезапно, сквозь разум Ливы промелькнули картины событий, свидетелем которых он не являлся. Он видел, как Матораны спускались в болота внизу и никогда больше не возвращались; панику, когда напали три крылатых существа, вновь и вновь, обратив целые деревни в обитель теней; и беззвучный взрыв света, изменивший всё в Карда Нуи.
Испытание этого настолько потрясло Ливу, что он чуть не врезался в одного из захваченных Маторанов, увильнув лишь в последний момент. Ему потребовалось время, чтобы понять, что в его голову залез кто-то посторонний, а он просматривал воспоминания. К счастью, Турага Онева на острове Мата Нуи научил всех Тоа Нува кое-чему для защиты разума от вторжения.
- Эй! – Огрызнулся он. – Убирайся из моих головы-мыслей!
- По-твоему я хочу там находиться? – Ответил Танма. – Да и вообще, кто ты? Ты похож на ожившую мечту Солека.
- Я Тоа-Герой, пришёл сюда, чтобы спасти вас от… от того, от чего вас надо спасать, - сказал Лива. – И что такое "Солек"?

Таху Нува, Тоа Огня и лидер Тоа Нува жалел, что это не старое доброе время. Отвечая на лучи теней вспышками огня он вспоминал те дни, когда мог врезаться в гущу битвы не раздумывая дважды.
По опыту он теперь знал, что лучше всего иметь план. Сделал, удостоверился, что партнёры его выучили, и устремился к цели – вот наилучший подход.
Жизнь, к сожалению, не собиралась стоять на месте, пока ты этим занят. И иногда бросала тебя в самый центр всеобщей битвы с одной лишь мыслью: "Сам-то догадываешься, куда идёшь?"
Но даже в таком случае некоторые вещи оставались неизменными. Его Канохи Нува – Маска Защиты – работала по-прежнему, пусть и выглядела немного по-другому. Он смог вовремя создать силовое поле вокруг себя, Гали и Онуа, чтобы защитить их от теневого луча. А Онуа Нува по-прежнему был одним из лучших стратегов, которых он когда-либо встречал. Именно Тоа Земли заметил слабость противника.
- Они плохо видят, или что-то вроде того, - сказал Онуа. – Конечно, со всем этим светом здесь, я едва могу разглядеть себя самого. Вот зачем им нужны Матораны.
- Тогда будем целиться в Маторанов, - решил Таху. – Посмотрим, удастся ли нам сбить их с этих существ.
- Таху! Мы должны защищать Маторанов, - возразила Гали. – Что если их заставили помогать силой?
- Простое правило, - отвечал Тоа Огня. – Первым делом я буду защищать тех Маторанов, которые не палят по мне тенью!

План Таху, видимо, сработал – по крайней мере, существа с крыльями летучих мышей прекратили свою атаку. Даже если то означало скорее попытку врага приспособиться к новому фактору перед продолжением битвы, чем заботу о Маторанах, Тоа Нува получили шанс перегруппироваться.
- Ммм… Итак, эти дурацкие Рахи и сюда добрались. – Произнёс Лива.
- Ты же знаешь, что это не Рахи, - ответил Копака.
- Знаю, - пожал плечами Лива, - просто не хотел быть первым, кто сообщит это.
- Слишком много вопросов. – Сказал Копака. – Будем надеяться, что у Маторанов найдётся пара ответов.
- Да, пожалуй даже излишне много, - согласился Лива и начал считать их по пальцам. – Что случилось с нашей бронёй, масками и оружием? Что Братство Макуты забыло в этом месте? Кто все эти Матораны и что они здесь делают? И где это "здесь"?
Похату огляделся. Что-то навязчиво скребло в глубине сознания, стараясь вырваться на свободу, словно каменная крыса, застрявшая в собственной норе. И вдруг он вспомнил.
- Постойте, постойте… - Проговорил он. – Здесь всё по-другому, совсем по-другому, но… Неужели вы не узнаёте? Ребята… мы вернулись домой.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:26 am

Глава 3

В глубине логова, Антроз сидел в окружающей его теперь постоянно тьме и прислушивался. Кто-то – вероятно, Чирокс, судя по тяжести его шагов – носился по пещере, швыряя на пол капсулы Трайдакс и затем растирая их в пыль своей когтистой ногой. Для того, кто был больше ученым, чем воином, Чирокс воспринимал любую неудачу в сражении крайне тяжело. С другой стороны, Антроз знал, что каждая неожиданная встреча, позволяющая тебе узнать что-то о твоем враге – частичная победа.

- Успокойся, - сказал он жестко. – Нам говорили, что такой день может наступить.

- Нам говорили! - повторил Чирокс, швыряя следующую капсулу в стену. – Так же, как нам говорили, что может произойти, если мы будем слишком близко к Маске Жизни, когда она вспыхнет? Как так вышло, что Макута Теридакс упустил эту небольшую информацию?

Антроз вынужден был признать, что его тоже это интересовало. Теридакс был лидер Братства Макуты, много лет присматривавший за Метру Нуи. Это он задумал план нападения на Великого Духа Мата Нуи и захвата контроля над миром. На первый взгляд, это выглядело простой схемой: погрузить Мата Нуи в бесконечный сон и завладеть городом Метру Нуи и его Маторанами. Если бы в руках Братства оказался этот ключевой пункт, Великий Дух никогда бы не был разбужен.

Но с Теридаксом ничто и никогда не бывало просто. Общеизвестна была шутка о том, что у него имеется запасной вариант даже для завтрака. Его окончательный план охватывал тысячелетия и был основан на точном расчете времени – и учитывал даже невольную помощь Тоа! Антроз не видел в этом смысла – почему бы просто не убить Тоа, не поработить Маторанов и не удовлетвориться этим? Но посмотрев, что происходило c другими членами Братства, высказавшимися против «Плана», он мудро решил продолжать его выполнять.

К несчастью, Макута Теридакс имел только одну добродетель – упорство – и явно не сказал своим союзникам всей правды. Когда неделю назад Вампрах обнаружил Карда Нуи, Братство получило приказ вторгнуться туда. Они знали, что сюда могут принести Маску Жизни, но не знали, что ее использование может ослепить их. Они также знали, что здесь рано или поздно могут объявиться шестеро Тоа Нува, но не знали, когда именно. Надежда была на то, что весь Карда Нуи будет завоеван прежде, чем прибудут герои.

И это бы получилось, - подумал Антроз с горечью. – Завоевать легко. Немного разрушения…. Немного хаоса… несколько Маторанов, закончивших свои жизни незабываемо ужасным образом… и остальное население строем сдается. Это прежде всегда срабатывало.

Но не здесь. Макута Теридакс не хотел убивать Ав-Маторанов.

- Они будут намного полезнее нам живыми, - предсказывал он.

- А также причиняют нам намного больше беспокойства, – пробормотал Антроз.

Он услышал характерный скрежет Вампраховских когтей по каменному полу. Тот факт, что его партнеры не могли больше видеть, не вдохновил Вампраха на то, чтобы снова начать говорить. На самом деле, из всех них, Вампрах был единственным, кто не казался расстроенным несчастным случаем. Его охота просто стала немного более сложной задачей.

Антроз протянул руку и нашел руку Вампраха.

- Мне нужен наш свихнувшийся гений и его маленький сумасшедший ассистент, - сказал Антроз. – Я хочу сделать приятный подарок нашим гостям Тоа… такой, который они никогда не забудут.


Тоа Нува проследовали за Танмой вниз, в укрытие. Оно было вытесано очень давно в упавшем сталактите, и предназначалось для использования в качестве склада. Теперь это было убежище для еще не испорченных Маторанов.

Но Тоа не обращали никакого внимания на окружение. Слова Похату разбудили во всех воспоминания. Понимание того, что они бывали в Карда Нуи прежде, и не помнили, потрясло их.

- Я знаю, что наша память была разбита-рассеяна, когда мы прибыли на остров Мата Нуи, - сказал Лива. – Но это же смешно.

- Мое самое раннее воспоминание – это тренировки на Даксии, - сказал Копака. – Потом… потом нас послали сюда. Здесь были работающие Матораны, и нам пришлось защищать их от… чего-то.

- Энергия, - сказал Таху. – Энергия влияла здесь на Рахи… Мы должны были сдерживать их…

Похату кивнул:

- Верно. Потом Матораны ушли, а мы… мы… Что же мы сделали?

Тоа Камня посмотрел по очереди на каждого из своих спутников, но все, что он увидел, было озадаченное выражение и пожимание плечами. Что бы ни повредило их память, это было сделано эффективно.

Неожиданно, Лива просиял:

- Кироп… здесь был Маторан по имени Кироп, я вспомнил! – он повернулся к Танме: - Он здесь?

- Да, - ответил Танма, его голос был усталым и горьким. – Вы сражались с ним пять минут назад. Может быть, мы прекратим счастливые воспоминания и сконцентрируемся на настоящем?

- Еще один вопрос, с твоего позволения, - сказал Онуа. – Что случилось с этим местом? Оно не такое, каким я его помню.

- Позже, – сказал Танма. – Битва еще не кончилась, просто приостановилась.

- Ну, с этими мы могли бы помочь, - сказал Похату, глядя на большое оружие, которое он нес на плече. Оно появилось, когда его доспехи трансформировались при прибытии в Карда Нуи. Он не знал точно, что оно способно делать, но выглядело оно, конечно, устрашающе. Когда он исследовал его, его палец случайно задел какой-то регулятор. Шар света вылетел из конца оружия, ударился в ближайшую стену и пробил в ней аккуратную дымящуюся дыру.

- Ох, - сказал Тоа Нува Камня. – Так вот что это делает.

- Отлично, - сказал Танма. – Нам нужно оружие вроде этого. Чтобы быть готовыми, когда они вернутся.

- Кто? – спросил Таху, опасаясь что уже знает ответ.

- Я думал, вы должны это знать, - сказал Фоток, - если вы те Тоа, о которых говорит Солек. – Они – Макуты, и они здесь чтобы убить всех нас, с небольшой помощью наших друзей.

Макута Мьютран был раздражен. Как создателю Рахи и мастеру вирусов, ему было важно, чтобы рабочее место содержалось в чистоте и порядке. Но до сих пор он не мог добиться этой идеальной ситуации, и кто-то должен был за это заплатить.

- Викан! – проворчал он. – Я же сказал тебе сбросить последний эксперимент с уступа в болото. Я не хочу, чтобы он тут кричал и расплавил всю пещеру. Он мне напоминает о неудаче.

Странный Маторан - ассистент Макуты поспешно появился в поле зрения, и пинками погнал предмет недовольства Мьютрана по полу убежища. Поскольку тот имел обыкновение превращаться в жидкость, когда его выводили из душевного равновесия, это был долгий и утомительный процесс. Но Викан упорно продолжал заниматься этим, зная из опыта, что значит огорчать своего хозяина. В конце концов, ему удалось спихнуть неудачливое существо с уступа. Он решил не говорить Макуте, что, оказавшись там, это самое создание не упало, но улетело.

К счастью, несмотря на то, что сцена происходила у него на виду, Мьютран этого не заметил. Он был занят осмотром новой партии теневых пиявок. Это была третья группа, специально выведенная в баках с целью продлить продолжительность их жизни. До сих пор, эксперименты не были успешны. Пиявки первой партии передохли мгновенно; вторые оказались плотоядными, и едва не сожрали Викана.

- Посмотри на них, - сказал Мьютран нежно, открывая кристаллическую стенку бака. – Они начали свою жизнь как крааты - ничто иное, как суть Макуты, принявшая определенную форму. Но немного этого… немного того… и они стали вечно голодными похитителями света. Ты когда-нибудь бывал по-настоящему голоден? Они так омерзительны, что почти прекрасны.

Викан содрогнулся. Когда Мьютран становился таким, это напоминало ему дни, когда он был просто одним из Ле-Маторанов, ищущим приключений. Быть измененным во что-то более могущественное казалось захватывающей перспективой – так что когда Макута Мьютран пришел в их деревню, подыскивая объект исследования, он вызвался им быть. Его воспоминания о том, что произошло потом, были смутными, но это, возможно, было к лучшему. Он не стал Тоа или Макутой, и даже улучшенным Матораном. На самом деле, он в реальности не был уверен, что теперь вообще чем-то был, и вскоре решил, что лучше не задумываться об этом.

Едва слышный взмах крыльев привлек внимание Викана к входу в убежище. Вампрах открыл дверь и стоял теперь в дверном проеме. Он свирепо посмотрел в направлении Маторана, заставив Викана нырнуть обратно в тень. Каждый знал, что для Вампраха слово «Маторан» было просто еще одним словом, обозначающим «жертва».

Мьютран заметил гостя. Он засунул руку в бак, и осторожно поднял одну из теневых пиявок:

- Видишь? Жива и невредима, хотя прошло уже три часа. Плюс я увеличил ее поглощающую способность – эта малышка могла бы высосать свет из Мата Нуи, и еще осталось бы место для Тоа или двух.

Викан напрягся. Спросить слепого Макуту «Видишь?» было все равно что ткнуть краба Манаса острой палкой.

Вампрах направился в направлении голоса Мьютрана. Его чувства подсказывали ему, где находятся пиявки, и он нагнулся, как будто собирался осмотреть извивающееся существо. Потом он поднял клешню и слегка стукнул пиявку по голове. Создание разбилось вдребезги, маленькие кристаллические куски его дождем посыпались на пол.

Мьютран дождался, пока последний фрагмент выпадет из его рук. Потом, хладнокровно и небрежно, он с размаху ударил по баку кулаком. Пиявки от удара раздробились. Мьютран повернулся спиной к месиву и указал когтистым пальцем на Викана:

- Приберись здесь, - сказал он. – Сейчас же.

Вампрах схватил Мьютрана за руку и потащил его к выходу из убежища. Мьютран рывком вырвался, сказав:

- Знаешь, я открыл способ заставить существо сменить форму, а потом запереть его в этой форме навсегда. Схватишь меня еще раз – и навечно останешься в виде очень рассерженного морозного жука… со сломанной лапой.

Вампрах обернулся, его холодные невидящие глаза надолго остановились на Мьютране. К его чести, Мьютран встретил этот взгляд и выдержал его, по крайней мере на несколько секунд. Потом Мьютран рванулся к выходу и выпрыгнул из улья, его серые крылья несли его по направлению к главному логову Макут. Вампрах молча последовал за ним, с мрачной ухмылкой на лице.

Тоа Нува едва успели осознать новость о том, что Братство Макуты всеми силами атакует Карда Нуи, как их ждало второе потрясение. Танма сказал им, что видел падающую фигуру в белых доспехах, держащую сверкающую Маску Канохи.

- Это было прямо перед вспышкой света, - сказал Маторан. – А потом мы все просто…. узнали, как-то… что Великий Дух Мата Нуи возвращен к жизни.

Нува посмотрели друг на друга. Они знали, конечно, что Мата Нуи ожил, но они не знали, как этого добились. По описанию Танмы, один из их товарищей Тоа – похоже, Маторо – пожертвовал собой для спасения мира. Надолго наступило тяжелое молчание. Потом Копака, по-видимому, внезапно что-то вспомнил.

- Маска, которую нес этот Тоа, - спросил он Танму. – Где она? Что с ней произошло?

Ав-Маторан пожал плечами:

- Я не знаю. Если она попала в эту вспышку, она, вероятно, разрушилась.

- Допустим, что нет, - сказал Похату. – Где бы она тогда оказалась?

- В болоте, - сказал Фоток. – Там, внизу, только оно.

- Это Маска Жизни. Должно быть, - сказал Таху Нува. – И нам нужно найти эту маску прежде чем это сделают Макуты… если они уже этого не сделали.

- Согласен, - сказал Копака. – Но нам также нужно защитить этих Маторанов и помешать Макутам, что бы они ни планировали.

- Тогда мы разделимся, - сказал Лива. – Я останусь здесь, потому что я единственный Тоа-герой, искусный в полете. Копака, я думаю, тебе бы стоило прыгнуть-полететь в болота.

- Почему? – спросил Тоа Нува Льда.

Лива улыбнулся:

- Причина та, что я всегда-вечно в конце концов оказываюсь в твоей команде, а ты не такой уж подарок.

Разделение провели быстро. Лива, Копака и Похату оставались с Ав-Маторанами, чтобы сразиться с Макутами в небесах. Гали, Таху и Онуа отправлялись вниз в болота, на поиски потерянной Маски Жизни.

Прежде, чем команда Таху отбыла, Танма и Фоток поделились со всеми шестью Тоа Нува информацией:

- Мы немногое знаем о том, что внизу, - сказал Фоток. – Мы спускаемся вниз только на такое расстояние, чтобы собрать виноград, и возвращаемся назад. Так что вам в основном придется полагаться только на себя.

- Там, внизу, тоже могут быть теневые пиявки, мы этого не знаем, - продолжил Танма. – Макуты как-то их делают, но мы не знаем, как и где. Стены Карда Нуи изрешечены пещерами, многие окутаны туманом, так что невозможно точно сказать, откуда они происходят. Но мы все слишком хорошо знаем, что они могут делать. Даже Тоа могут оказаться беззащитны перед силой пиявок, так что остерегайтесь – иначе вы можете кончить тем, что станете первыми известными Тоа Тени.

Прощание было коротким и подавленным. Эта шестерка Тоа прошла сквозь худшее, что мог предложить этот мир. Все они понимали, что битва в Карда Нуи может оказаться последней для них, так что не было необходимости излагать это словами. Они соединили кулаки вместе в традиционном приветствии, затем Тоа Нува Огня, Воды и Земли слетели с края упавшего сталактита по направлению к лежащим ниже болотам.

- Что они найдут там внизу, как вы думаете? – спросил Похату.

- Свою судьбу, - ответил Копака. – И очень возможно, что и нашу.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:28 am

Глава 4

Солек, нервничая, подошел к Тоа Нува Льда. Всю жизнь он собирал легенды о Копаке и его команде, которые теперь стали Тоа Нува. Возможно, он знал об их ранних приключениях даже больше, чем они сами. Но встретить одного из них вживую, ну, это было потрясающе.
– Эээ, Копака? У тебя найдется время? У меня есть кое-что для тебя, – сказал он.
Копака повернулся. Помня о том, через что прошли эти Матораны, он заставил себя принять менее устрашающий вид.
– Да, мы можем поговорить.
Слова рвались из Солека, несмотря на все его попытки сдержаться:
– Я знаю все легенды о тебе. Я даже знаю о временах, когда ты в одиночку сражался с тремя дюжинами Зайглаков и победил их всех! Из всех Тоа больше всего я восхищаюсь тобой, вот почему я сменил цвет на белый. Но, боюсь, мне никогда не стать таким же умелым, как ты, или превратиться в Тоа.
– Притормози, – сказал Копака, улыбаясь. – Я не помню битву, о которой ты говоришь, но я и так немногое помню о прошлом. Ты напоминаешь мне одного Маторана, которого я знал, Такуа – он тоже мечтал стать Тоа, и его мечта сбылась.
– Такуа? – переспросил Солек, широко распахнув глаза. – Ты знаешь Такуа? Где он? Что с ним произошло? Мы были лучшими друзьями, но однажды утром он и некоторые другие просто исчезли. Мы искали, но так никого и не нашли. Не могу поверить, что Такуа жив!
– О, он жив, хотя он больше не тот Такуа, которого ты знал, – ответил Копака, думая о Такануве, бывшем Такуа, который стал Тоа Света. – Потом я поведаю тебе о нем. А пока... ты говорил, что у тебя есть что-то для меня?
– Ой, да, – сказал Солек, роясь в сумке. Он выудил оттуда обломок каменной таблички. – Это часть камня-ключа. В легендах говорится, что он потребуется, если вам придется будить Мата Нуи. К сожалению, за прошедшие века он разломался, и обломки потерялись. Один кусок есть у Киропа, и захватчики завладели еще одним, находившимся в другой деревне. Я не знаю, где могут быть еще три.
Копака взял камень. Текст был написан на очень древнем диалекте маторанского, но он с удивлением обнаружил, что знаком с ним. Написано было немного, но то, что было, говорило совершенно точно - ключ подробно описывал, как именно надо разбудить Мата Нуи.
– Спасибо, Солек, – тихо сказал Копака. – Может, ты и не Тоа, но вполне возможно, что ты сделал для спасения вселенной столько же, сколько и мы.

Лива Нува стоял у границ барьера из светолозы, глядя на небо. Прошло полтора дня с тех пор, как он и остальные присоединились к обороне деревни Ав-Маторанов. За это время они отбили множество атак темных Маторанов, теневых пиявок и одного крайне мерзкого Макуты. Они потеряли полдюжины Маторанов Света, а плечу Похату Нува требовался срочный ремонт. Но деревня все еще держалась.
Тоа Воздуха вызвался стоять на страже. Время от времени он замечал Маторанов тени, порхающих под потолком пещерного зала, но ни одного из Макут в этот час видно не было.
– Они просто присматривают за нами, – сказал Танма, присоединившийся к Ливе. – И держатся вне нашей досягаемости. Просто чтобы напомнить, что они здесь.
Лива, прищурившись, проследил за полетом темного Маторана. Затем он поднял воздушную саблю и выстрелил ураганным ветром. Он ударил в мишень и послал ее в неуправляемый штопор. Тоа и Танма наблюдали, как зараженный Маторан отчаянно пытается набрать высоту и терпит крушение в отдаленной деревне.
– Вне досягаемости для вас, – сказал Лива. – Не для меня.
– Великолепно, – безразлично заявил Танма. – Там, откуда они берутся, осталась где-то сотня. Не думаю, что эту проблему можно решить прицельной стрельбой.

Выглянувший из люка Копака вынужден был согласиться с Танмой. Тактика прятаться за светолозами и стенами, пытаясь продержаться до следующего сражения, была быстрым путем к поражению. В лучшем случае присутствие Тоа Нува купит деревне и ее жителям еще несколько дней. Быть может, им с Ливой и Похату даже удастся сбить беспечного Макуту и несколько дюжин теневых Маторанов. Но все равно соотношение было не в их пользу.
Я даже не могу понять, откуда появляются пиявки, – подумал он. Что-то в этом тумане блокирует рентгеновское зрение моей маски. Это неизбежно – тьма здесь победит.
Это было отрезвляющее открытие, из тех, в каких Копака ненавидел себе признаваться. Его нелюбовь к этому увеличивалась, так как он знал, что Таху о подобном даже не подумал бы. Тоа Огня попросту не верил в возможность поражения. В глазах Копаки это делало его глупцом – но он не мог не признать, что это еще и делало Таху великим лидером Тоа.
Возможно, на этот раз мне стоит поставить себя на его место,[i] – подумал Копака. [i]Факты – холодные и твердые, как лед – говорят одно. Но, может быть, они говорят не все.
Приняв решение, он вылез из люка и создал ледяной мост с помощью своей силы. Он стремительно соскользнул к одной из захваченных деревень, в которую незадолго до этого упал Маторан тени. Копака Нува знал, что должен действовать быстро, пока к этому месту не подобрались другие зараженные.
– Ты еще этого не знаешь, – сказал Тоа Льда, поднимая упавшего Маторана на руки. – Но ты вскоре поможешь своим старым друзьям.

Чирокс стоял в пещере Мьютрана, его невидящий взор был устремлен на усердно трудящегося члена Братства Макуты. Антроз приказал создать нового летающего Рахи, способного быстро преодолевать большие расстояния и справляться с любыми препятствиями. Вообще-то, он приказал заняться этим Мьютрану, но Чирокс не собирался позволить этому безумцу создавать подобное самостоятельно. Пока что создание выходило просто прелестным, вот только Мьютран в основном возмущался себе под нос насчет примитивного оборудования, с которым ему приходится работать в этом убежище.
– Крупнее, – сказал Чирокс. – Больше зубов.
Мьютран отвернулся от цистерны, в которой органические ткани приживались к механическим частям. Он метнул взгляд на Чирокса.
– Крупнее значит медленнее, – сказал он, повышая голос. – Добавление еще одного вируса для острых зубов может повредить целостности смеси. И ты все равно не можешь его видеть, откуда тебе знать, что ему нужно?
– Я тебя знаю, – ядовито ответил Чирокс. – Твои опытные образцы всегда слишком малы и не могут пережевывать пищу.
– Не дыши… – огрызнулся Мьютран. Прошел долгий удар сердца, прежде чем он добавил:
– …на мое творение.
Чирокс проворчал:
– А что насчет интеллекта? Будет ли эта штука достаточно умной, чтобы избежать Тоа Нува и выбраться из Карда Нуи?
Мьютран не ответил. Умнейшие из его созданий имели привычку бунтовать, так что он предпочитал экономить на мозгах для своих Рахи.
Молчание ответило на вопросы Чирокса. В раздражении он подозвал к себе Маторана тени. Когда тот приблизился, Чирокс схватил его и швырнул в цистерну. Жидкость забурлила и вспенилась, пока Маторан смешивался и сливался с разрабатываемым Рахи.
Мьютран с растущей яростью наблюдал за тем, как новое существо обретает форму. Когда процесс завершился, он вынул зверя, теперь ставшего чудовищной комбинацией Рахи и Маторана.
– Бесполезное. Омерзительное, – проворчал Мьютран, осматривая вырывающееся существо. – Если оно не умрет от шока, то объединит в себе худшие черты, обоих видов. Антроз скажет…
– Он скажет, что оно идеально, – сказал Антроз. Он подошел к двум Макутам и их творению. – Мне нужно, чтобы оно могло выбраться из Карда Нуи через удерживаемую Тоа территорию и добраться до нашей базы на Дестрале. Если все настолько плохо, как ты говоришь, один только ужас от его внешнего вида задержит удар Тоа на несколько мгновений, которые потребуются ему, чтобы сбежать.
Полевой командир Братства Макуты повернулся к Мьютрану:
– Пусть Викан отправится на этом существе немедленно. Он должен пойти через западный выход из болота и лететь к Дестралу как можно быстрее. Когда он туда доберется, он должен позвать сюда Икаракса.
При звуке этого имени Чирокс всеми силами попытался скрыть шок. Мьютран даже не удосужился этого сделать.
– Икаракс? – переспросил он. – На горстку Тоа и полдеревни Маторанов? Разве это не похоже на вызов Таторака, чтобы раздавить ядовитого летуна?
– Горстку Тоа? – повторил Антроз, захихикав. – Горстка Тоа однажды выкрала Маску Света с самого Дестрала. Другая предотвратила захват Метру Нуи, не дала нам завладеть Маской Времени и даже посмела заключить Макуту! А еще одна – эта самая, кстати, – победила Рахи, Ракши и стаи Бороков и захватила логово самого Макуты Теридакса. Единственная вещь, которую я понял, это то, что вы недооцениваете Тоа – любых Тоа – на свою беду.
Антроз погладил «новорожденного» Рахи. Тот в ответ совершенно омерзительно заворковал.
– Нет, мы должны полностью сокрушить их. А так как я не намерен потратить на это всю жизнь, я обращусь к Икараксу. Пусть он запачкает свои когти – в конце концов, кто мы такие, чтобы не дать собрату-Макуте то, чего так горячо жаждет его сердце?

В глубине топи что-то шевельнулось.
Это был крошечный проблеск энергии, загоревшийся на секунду, а затем погасший. Столь незначительным было волнение, что даже странные создания, населявшие мрачные воды, не обратили на него внимания. Но если бы хоть одно из них обладало достаточно острыми чувствами, они могли бы уловить слабый след… чего? Сознания? Замешательства? Страха?
Нет, не страха. Скорее любопытства.
С помощью своей силы она обследовала то, что ее окружало. Вода. Грязь. Растительность. Морские животные, очень похожие на тех, с которыми она сталкивалась в предыдущем месте… и еще что-то, довольно беспокоящее. Она ощущала присутствие в топях разумной жизни – три могущественных и злобных существа совсем недалеко.
Вещь, известная как Канохи Игника, или Маска Жизни, почувствовала опасность. Маска не сомневалась, что эти трое попытаются завладеть ею. Не следует ей для защиты создать стражей из фауны вокруг?
Воспоминания были тщательно проанализированы. Последние несколько стражей – увеличенный ядовитый угорь и воин, известный как Гидраксон – в итоге оказались неудовлетворительными. Следует избрать другой курс действий.
Другое воспоминание вторглось в ее анализ. Это была память о том, как ее держал Тоа по имени Маторо, благородное создание, пожертвовавшее собой ради спасения вселенной. Этот Маторо не показал страха перед лицом неотвратимой гибели. Он храбро встретил свою смерть, последним желанием спася своих друзей. Он был настоящим героем.
Друзья… герой…все это было абсолютно чуждыми для маски понятиями. Она была, в конце концов, вещью – желанной для многих и пугающей почти для всех. Даже ее создатели боялись прикасаться к ней, и не без причины. Маторо был первым, кто держал Игнику без следа страха или сожаления… и первым, кто так сильно заботился о других, что его чувства затронули даже отсутствовавшие ранее у маски эмоции.
На что это похоже – быть Маторо или другим из его рода? – задумалась маска. Жить, – и встретить смерть – сражаться за других, а не быть объектом битв, как долгое время делал он? На что это похоже – когда тебе доверяют, когда тебя почитают, когда тебя уважают, а не просто нуждаются в тебе и боятся тебя? И, в таком случае, на что будет похоже просто чувствовать?
Частицы протодермиса начали вращаться на дне болота. Маска Жизни притягивала элементы органической и неорганической материи, соединяя их и придавая им форму. Она дала им облик и функции, вылепив тело и конечности, руки и ноги. Растущее тело, которое теперь носило маску на «лице», неуклюже село – и немедленно поняло, что что-то очень не в порядке.
Рот был полон чего-то – маска предположила, что это болотная вода, - а тело не могло этим дышать. В процессе сотворения произошла ошибка, ведь, в конце концов, Маторо мог дышать водой. Тело, решила маска, следовало моделировать еще ближе к нему, а не к другим Тоа, с которыми она встречалась ранее. А так как она не собиралась оставаться под водой, она решила, что лучше будет ничего не менять. Однако, требовался еще и способ выбраться из топи.
Вновь призвав свою силу, она придала веществу форму транспортного средства, похожего на те, которые использовали Матораны Мари Нуи. Хотя оно, конечно же, будет получше, ведь его создала Игника (скромность была качеством, которое маска еще не открыла).
Осторожно, привыкая к ощущениям от самостоятельных движений, это новое существо – оно решило, что будет называть себя «Тоа Игника»– взобралось на свой транспорт. Вместе с пассажиром тот вылетел из воды на открытый воздух. Его чувства были открыты для всего, что его окружало. Он мог ощущать злобных существ внизу, чувствовать их разочарование – и ощущать еще большее их количество наверху, но уже переполненных яростью и ненавистью. Но также он чувствовал присутствие других – знакомое присутствие, хотя он никогда не встречался с этими шестью. Но он знал, кем они должны быть.
Тоа…
Направив свой скайборд в небеса, Тоа Игника бросился навстречу своим новым… друзьям? Возможно, надеялся он… о да, возможно…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:30 am

Глава 5
Кироп очнулся в камере. Ему потребовалась секунда, чтобы вспомнить, что случилось. Он припомнил, как шпионил сверху за Тоа Воздуха и Танмой, припомнил резкий порыв ветра и своё стремительное падение.
Он огляделся. Комнату, в которой он находился, он опознал как одну из самых маленьких в убежище Ав-Маторанов. Теневой Маторан рассмеялся. Как забавно: он, бывший лидер Карда Нуи, находится в плену у своих собственных людей.
Жалкие дураки, – подумал он. – Они не смогут удержать меня взаперти – я уже вижу выход. Они дорого поплатятся за своё неуважение!
Кироп приподнялся и тотчас заметил, что его сумка отсутствует, а вместе с ней и фрагмент ключ-камня, который он хранил. Да, он должен был рассказать Макутам об этом, но в то время он подумал, что однажды сможет использовать присутствие камня для того, чтобы повлиять на них. А теперь камень оказался в руках Тоа Нува.
Ещё одна причина, чтобы уходить, – подумал он. Надо сообщить Макутам, что Тоа Нува обладают уже, как минимум, двумя фрагментами.
Не нужно много времени, чтобы пробить слабую точку камеры теневой энергией. Он поднял было руку, но остановился, услышав голоса, доносящиеся из соседней комнаты. О чём они там говорят? Кироп приложил к стене свой аудио-рецептор и стал слушать.
Судя по разговору, это были два Тоа Нува, хотя кто из них кто он не понял точно. Их обсуждение касалось Братства Макуты и Теневых пиявок.
- Ты точно-уверен, что это сработает? – Спросил один.
- Абсолютно. – Подтвердил второй. – Зная это, мы сможем уничтожить всех пиявок и возможность создания новых. Иначе последние Матораны Света скоро перейдут на их сторону!
- Так что же мы долго-ждём? Давайте сделаем это!
- Дай мне пару часов. Я должен убедиться, что все Матораны знают, что им надлежит делать. Затем мы нанесём удар.
Кироп встал на ноги, испуганный и обеспокоенный. Выходит, Тоа обнаружили место, где расположено логово Мьютрана? И что это они говорили об уничтожении теневых пиявок? Мьютран должен быть предупреждён!
Маторан выстрелил теневой энергией в стену, пробив дыру, достаточно большую, чтобы пролезть в неё. Через секунду он оказался на свободе и летел по направлению к логову Макуты.

Три Тоа Нува наблюдали за его отлётом. Похату улыбнулся.
- Что ж, он клюнул на это. Что теперь?
Копака Нува осмотрел свой Мидак Скайбластер и поместил его обратно себе на плечо. Название для оружия придумали Похату и Лива. "Мидаком" звали очень странного Ону-Маторана с острова Мата Нуи, который предпочитал находиться снаружи, на свету, чем в тёмных туннелях своей деревни. Несмотря на то, что на солнце его глаза плохо видели, он проводил большую часть своего времени на поверхности и рассказывал любому желающему послушать о восхитительности чистого света. Многие считали его добрым, но замкнутым, а большинство Ону-Маторанов имели довольно резкое представление о нём. Но Похату считал его своим другом и подумал, что таким видом оружия ему просто будет приятно пользоваться.
Что до "Скайбластера", Лива всегда хотел оружие с таким названием. Поэтому, поскольку возражений со стороны других Тоа Нува не было, оружие получило имя "Скайбластер Мидака".
- Дадим ему минуту форы, и следуем за ним, - ответил Копака Нува, - и если повезёт, он приведёт нас прямо к обители теневых пиявок.
- Остроумно было одурачить его, заставив думать, что нам уже известно местонахождение этой обители. – Сказал Лива. – Конечно, без моего актёрского таланта это ни за что бы не сработало.
Похату засмеялся:
- Действительно, братец. Ты играешь свою роль так, будто годами был Тоа.
Лива улыбнулся в ответ на шутку:
- И было это самым убедительным выступлением.
- На выбор – пять Тоа, а застрял с теми, что уже в шаге от того, чтобы стать Рахи… - Пробормотал Копака. – Отправляемся.
- Не без нас.
Танма стоял в дверном проёме. По бокам от него были Солек и Фоток.
- Это наш дом. Наш народ был захвачен. Никто другой сражаться за них не будет.
Копака Нува хотел возразить, но знал, что на это времени нет.
- Ладно, тогда идём вшестером, полетите с нами. Чем меньше потенциальных жертв мы оставим, тем лучше. Держитесь ниже, рты на замок и постарайтесь не стать убитыми.
- Слушайте его, - добавил Лива Нува. – Поверьте, я не выполнял ничего из выше перечисленного, и посмотрите куда меня занесло…

Кироп летел так быстро, как только мог, к восточной части огромной пещеры, которой являлся Карда Нуи. Он пробился через слои тумана, что окутал подступы к каверне и сосредоточился на своей цели. Время от времени он позволял себе помечтать о большой награде, которую наверняка дарует ему Антроз за информацию. Ведь его действия возможно приведут к смерти трёх Тоа Нува – разве это не замечательно?
Он настолько ушёл в себя, что не заметил следующих за ним Тоа Нува и сидящих на них Маторанов. Они летели немного позади, чтобы не выдать Киропу своего присутствия. Если бы он всего лишь посмотрел назад слишком рано, весь план бы провалился.
Кироп был бы поражён, если бы он оглянулся и понял, что его провели. И был бы в ещё большем удивлении, обернись он вовремя, чтобы увидеть, как Тоа из трёх превратились в четырёх.

- За нами следуют. – Заметил Лива Нува.
- Знаю. – Ответил Копака.
- Знаешь?
- Маска Зрения, забыл? – Сказал Копака. – Это не просто милое имечко… в отличие от, скажем, "скайбластера".
- Ну и кто он? Ещё один Макута? – Поинтересовался Похату, оглянувшись, чтобы рассмотреть их преследователя. Существо выглядело похожим больше на Тоа, чем на Макуту. Однако, учитывая возможность менять форму, Макуты могли выглядеть всем, чем или кем им заблагорассудится.
- Я такого никогда раньше не видел. – Сообщил Солек.
- В любом случае, пока он всего лишь летит за нами, - сказал Копака. – Если сделает хоть одно подозрительное движение, мы с ним поговорим. Сейчас надо позаботиться о Киропе.
- Он удаляется, – забеспокоился Похату. – Если мы не прибавим скорости, то упустим его!
Только эти слова вылетели из его рта, как вдруг он и Фоток размытым пятном устремились вперёд. Они уже почти достигли Киропа, когда Похату оправился от изумления и увильнул в сторону. Вернувшись к остальным, Похату, наконец, позволил себе выкрикнуть:
- Какого бешеного Рахи было это?
Фоток покачал головой, улыбаясь:
- Сам не знаю. Но это в самом деле круто! Я только подумал о том, чтобы лететь быстрее, и… вжик!
- Такое раньше не происходило с тобой?
- Нет, - ответил Ав-Маторан.
- А я даже не включал Маску Скорости, - озадачено проговорил Похату. – Окей, чтобы это ни было, в следующий раз предупреждай.
Но Фоток не внимал ему. Он смотрел наверх, на огромное, крылатое и многоголовое Рахи, который пикировал прямо на них.
- Предупредить – понятно. Сейчас – подходящее время?
Копака и Лива заметили угрозу в одно время. Но прежде чем они успели сформировать план боя и атаковать, их загадочный преследователь ринулся в небо навстречу чудовищу. Рахи взглянуло на него с плохо скрываемым весельем, предвкушая несомненный обед в ближайшем будущем.
Странная фигура подняла руку, словно призывая существо остановиться. Странно, но Рахи действительно остановился, не пролетев и половины пути. Лёгкая дрожь пробежала по его телу. Его глаза расширились, а дыхание резко ускорилось. Спустя секунду он камнем упал вниз, падая в болота.
Загадочный преследователь Тоа Нува – называющий себя Тоа Игника – наблюдал за падением Рахи со смесью сожаления и удовлетворения. Маска Жизни не любила убивать живых существ – она чувствовала, что это неправильно. Но она – Нет, теперь у меня есть тело, и я – "он", а не "она", подумал Тоа, - в своём новом теле не знал иного способа остановить Рахи, не прекратив его существования. Поэтому он выбрал самый милосердный способ – просто ускорив жизненные процессы существа, пока они не достигли своего природного конца.
Конечно, трое Тоа Нува ничего этого не знали. Всё, что им было известно, так это то, что похожий на Тоа незнакомец остановил многотонное Рахи всего лишь взмахом руки. И теперь он молча парил в небе, наблюдая за Тоа, словно дожидаясь приглашения присоединиться к ним.
Копака посмотрел на Похату и Ливу, а затем с мрачной улыбкой жестом позвал новому Тоа лететь с ними.
- И теперь, - произнёс Тоа Нува Льда, - нас уже семеро.

Совершенно не подозревая о том, что только что происходило в небе за его спиной, Кироп приближался к скрытому за туманом логову пиявок, которое было подвешено к потолку пещеры. Когда он находился ещё в стоне ярдов от него, вход в логово неожиданно открылся, выпустив вылетающего Викана. Он сидел, как поначалу показалось Киропу, на другом Маторане, но когда это существо пролетело мимо, и он увидел, чем оно в действительности было, даже Теневому Маторану стало, мягко говоря, плохо.
Но на сентиментальности не было времени – у него есть сообщение для Макуты. Маторан подлетел к уже захлопнувшемуся люку и лёгким теневым зарядом заставил его вновь открыться.
- Мьютран! – Крикнул Кироп, едва коснувшись ногами пола. – Тоа Нува планируют нападение на теневых пиявок! Ты должен приготовиться!
Мьютран сделал два шага вперёд и грубо толкнул Маторана, от чего тот распластался по камню.
- Тоа Нува? Ты говоришь вот об этих Тоа Нува? Тех, кого ты сюда привёл? – Прорычал Мьютран, тыча пальцем в сторону быстро закрывающегося входа. Обернувшись, Кироп успел только заметить четырёх Тоа и трёх Маторанов на подлёте к логову.
Копака Нува видел, как закрылся люк. Непонятно, почему он не смог засечь это место раньше, используя силу своей Канохи – вероятно, туман каким-то образом блокировал её. Эту загадку они разгадают позже. Он посмотрел на Похату:
- Не сочтёшь за честь?
- Конечно, - ответил Похату, - я постучусь.
Тоа Камня призвал свою элементарную силу, создал с полдюжины немаленьких булыжников и швырнул их в люк. Тяжело ударившись, они сотрясли вход.
- Нет ответа, - заметил Лива. – Позвольте, я позвоню в дверной колокольчик.
Тоа Воздуха послал в люк настолько мощный порыв ветра, что он просочился сквозь трещины и образовал на противоположной стороне ураган, который подхватил Киропа и бросил его в стену. Но Мьютран словно врос в пол.
Копака Нува дал Ливе пару секунд, а затем сказал:
- Видать, дома никого. Посмотрим, оставили ли они дверь открытой. – Он приготовился пустить заряд льда, но Солек поднял руку, остановив его.
- Разрешите нам. Пожалуйста, - сказал Ав-Маторан. После недолгих размышлений Копака кивнул. Три Маторана подняли своё оружие и направили энергию света на ослабленный люк. Снесённый их выстрелами, люк влетел внутрь логова прямо в руки Мьютрана.
- Тоа всегда такие шумные, - прошипел он. – Неудивительно, что в давние времена, когда вокруг толпился ваш вид, я не мог завершить никакой работы.
Тоа и Матораны выступили вперёд. Они не заметили никаких признаков цистерн с теневыми пиявками, зато обнаружили нечто иное, довольно странное. Логово внутри оказалось намного больше, чем оно выглядело снаружи. Покрытые слизью туннели уходили далеко вглубь.
- Используйте скайбластеры, - посоветовал Копака. – Найдите теневых пиявок и избавьтесь от них. Мы с Солеком справимся с Макутой.
Похату, Лива, Танма, Фоток и Тоа Игника устремились вперёд. Удивительно, но Мьютран не не сделал никаких попыток, чтобы остановить их. Он только проследил за их полётом вглубь логова. Затем он повернулся к парящему Копаке, выставив оружие и произнёс:
- Ну хорошо, Тоа. Справься со мной… если сможешь.

Викан делал всё, что мог, направляя летающего Рахи под собой туда, куда необходимо было двигаться. Это было нелегко. Обладая интеллектом Маторана, зверь оказался своенравным, не говоря уж о его высоком недовольстве своей внешностью.
Ему очень повезло. Тоа Нува были так поглощены преследованием Киропа, что они не заметили его ухода. Он нырнул в болотные туманы как можно скорее, чтобы затеряться там прежде, чем они вспомнят о нём. Теперь он скользил над водой по направлению к порталу из Карда Нуи.
Викан предпочёл бы больше находиться в пещере и помогать Мьютрану в очередном его эксперименте – или даже быть очередным его экспериментом – чем лететь на это задание. Он уже достаточно наслышался об Икараксе, чтобы понять – это было самоубийственное поручение. Когда другие Макуты считают одного из них излишне жестоким и разрушительным… это проблема.
Закрытый портал был прямо по курсу. Он направил Рахи прямо на него, не обращая внимания на его протесты. В последний момент, портал открылся достаточно широко, чтобы пропустить их двоих, а затем он снова захлопнулся.
Викан находился снаружи Карда Нуи, собираясь доставить послание Антроза. Он не был уверен, кого жалел больше: себя или Тоа Нува. Никому не улыбалось выжить после встречи с Икараксом.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:34 am

Глава 6

Это было слишком легко.

Лива Нува, Похату Нува, их спутники-Матораны и их таинственный новый союзник прошли уже по крайней мере милю туннелей, не встретив никакого сопротивления. Это было хорошей новостью. Плохой новостью было то, что они не увидели никакого признака теневых пиявок или чего-нибудь, что могло быть использовано для создания теневых пиявок.

- Может быть, мы в чем-то ошиблись, - предположил Похату.

- Я знаю, что они здесь, - сказал Танма. - Они должны быть здесь . Иначе, зачем Кироп полетел сюда?

- Я не понимаю, - сказал Фоток. – Как может это место быть больше изнутри, чем снаружи?

Похату пожал плечами:

- Я видел однажды легенду в Ко-Метранской Башне Знаний. Там говорилось, что Братство использует для перемещения своего острова какие-то врата измерений. Может быть, они используют что-то вроде этого и здесь – может, мы даже уже и не в убежище, а в каком-нибудь параллельном измерении.

- Ну, где бы мы ни были, путь по туннелю заканчивается, - сказал Лива. – Впереди тупик.

- Давайте спросим нашего молчаливого друга, - сказал Похату. - Может быть, он что-то знает.

Лива обернулся к идущему за ними странному Тоа, и открыл рот от изумления. Тот исчез – вместо него там было нечто из ночного кошмара. Оно было длинным и похожим на змею, с зубастым воронкообразным ртом чуть не сорока футов в диаметре. Его бледная белая плоть блестела из-за тонкого слоя сверкающей слизи, и оно извивалось и корчилось, двигаясь к летающему Тоа. Оно занимало весь туннель, и это делало невозможным облететь его сбоку или пролететь сверху.

- Маленькое чудовище Рахи, - пробормотал Лива. – Какая встреча: маленькое чудовище Рахи!

- Может быть, оно не хочет причинить нам вред, - сказал Похату. – Я знаю, что это странно, но давайте просто отнесемся к нему…

Танма выстрелил вспышкой света из своих лезвий, точно попав в существо. Оно зашипело от боли и гнева.

-… спокойно, - закончил Похату. – Копака всегда говорил мне, чтобы я не работал с Рахи или Маторанами, но разве я слушал? Нет.

- О, иди сюда, - сказал Лива, выстреливая из своего Скайбластера Мидак в подходящее существо. – Когда это я в последний раз встречал огромного, слизистого, зубастого, миролюбивого Рахи?

Похату пожал плечами, уже создавая и метая камни, но они отскочили от толстой кожи существа:

- Ну, такое бывало… и когда же это бывало…. хмммм…

- Он приближается! – крикнул Фоток, яростно отстреливаясь от чудовища светом. – Нет ли у Тоа какой-нибудь специальной техники на такой случай?

Лива покачал головой и вызвал циклон:

- Быть Тоа-Героем не научишься по учебникам. А, кроме того, - добавил он, ухмыляясь, - Похату не умеет читать.

- Вы только что видели нашу технику, - сказал Похату. – Мы смеемся в лицо опасности.

Создание набросилось на них, потоки чистой силы исходили из его глаз. Оно напало на Похату, швырнув его и Фотока в противоположную стену.

- Но иногда, - проворчал Тоа Камня, - опасность не понимает шуток.

Тоа Игника начал удивляться... потом он пришел в недоумение… а теперь? Теперь он был в ярости.

Он шел позади двух Тоа и их спутников-Маторанов. Еще недостаточно зная разговорный язык, он не участвовал ни в каком из их разговоров. Но все же он чувствовал, что они одобряют его участие на своей стороне в предстоящей битве.

Потом они внезапно повернулись и среагировали так, как будто никогда не видели его прежде. Один из Маторанов выстрелил световой вспышкой, а Тоа затем поддержали его камнями и циклоном. Это все очень запутывало. Что он такого сделал? Почему они нападали на него?

В конце концов, это было уже слишком, и он нанес ответный удар. Как оказалось, это только ухудшило ситуацию. Тоа Нува и Матораны теперь нападали все, хотя многие из их зарядов пролетали над его головой или сбоку. Или они были очень плохими стрелками, или же они думали, что он намного больше, чем в действительности. Как бы то ни было, они вели себя как его враги, а не друзья. Он присоединился к ним, рассчитывая на дружбу, а они отплатили ему нападением.

Тоа Игника вспомнил летающего Рахи снаружи пещеры. Он не хотел убивать его, и совсем не чувствовал себя хорошо, когда это было сделано. Но он не видел другого выхода… в этот момент.

Если Тоа Нува собираются нападать на него без всякой причины, они не заслуживают права на жизнь. Он может просто забрать эту жизнь. Если он завершит их существование, это, конечно, опечалит его. Но периоды грусти были частью существования любого живого существа – по крайней мере, так он полагал. Сейчас лучше поддаться чувствам.

Тоа Игника молча сказал «прощай» Тоа и Маторанам. Похоже, для них настало самое время умереть.

Копака Нува точно знал, что он должен делать. Сначала – выстрел льдом, чтобы смутить противника, затем – решительная атака скайбластером. Если это сделать правильно, можно отвлечь Макуту достаточно надолго, чтобы Лива и Похату сделали свою работу.

Он взглянул на Солека, без сознания лежащего на полу убежища, спасибо Мьютрану. Тоа Нува знал, что ему надо нанести удар достаточно сильно и быстро, если он собирался уцелеть сам и спасти Маторана.

Но теперь что-то заставило его заколебаться. Мысль о создании льда вызвала у него настоящую дрожь. Лед был таким холодным… тяжелым… если он потеряет контроль над своей силой, он может заполнить им всю комнату. Он будет похоронен во льду, неспособный двинуться или вздохнуть, медленно умирая в холодной могиле.

Нет, это же безумие, - сказал он себе. – Я Тоа! Я использовал свою силу сотни раз, и никогда не терял контроля над ней. Я един со льдом. Я его контролирую… или нет?

Уверенность обернулась сомнением, а сомнение начало превращаться в страх. Что, если это была битва, где ненадежная власть Копаки над силой льда даст осечку, даже ненадолго? Что если, начав использовать, он потом не сможет отключить свою силу? Он мог превратить весь Карда Нуи в замороженный загробный мир.

Ничто из этого не было логично. Ничто не имело смысла. Но Копака Нува обнаружил, что его разум заполнен такими мыслями, и поэтому он промедлил, опоздав всего лишь на мгновение. Мютран в два быстрых шага достиг его, бронированная рука сжалась вокруг шеи Копаки, поднимая Тоа в воздух.

- Я не только экспериментирую с физическими формами, как видишь, - прошептал Мьютран. – Мне нравится играть и с мыслями тоже. Вы, Тоа, всегда так интересно мыслите – до нелепости наполнены огорчениями от увиденного, страхом обмануть надежды других, гневом на ваших врагов. Вы все переполненные потоки эмоций, Тоа Нува, и я собираюсь сломать плотину.

Свободной рукой Мьютран выхватил из рук Копаки скайбластер Мидак и отбросил его. Затем Макута увеличил силу своей ментальной атаки. К чести Копаки, хотя его глаза расширились, а дыхание стало неровным и затрудненным, Тоа не закричал.

- Немножко разрежем здесь, чуть-чуть разорвем там, - сказал Мьютран нараспев. – Прежде чем ты поймешь это, твои мысли разобьются на куски. Конечно, Антроз может быть, захотел бы получить тебя невредимым, чтобы задать вопросы. Так что лучше закончить все, прежде чем он найдет нас здесь, хммм? Да, нам лучше прямо сейчас приняться за работу.

Фоток был первым, кто почувствовал, что что-то ужасно неправильно. Его охватило чувство слабости, непохожее ни на что, что он когда-нибудь испытывал. Инстинктивно, он знал, что это было – из него высасывали жизнь.

Он увидел, как Танма соскользнул со спины Ливы и упал на пол. Через несколько секунд двое Тоа выглядели заметно ослабевшими. Нет, не ослабевшими, - понял он. – Они умирают.

Он взглянул на существо, с которым они четверо сражались. Оно просто стояло, не двигаясь, не делая попыток воспользоваться слабостью своих врагов. Это было бессмысленно. Если оно собиралось уничтожить их, почему не делает этого? И как могло оно иметь силу украсть их жизни, даже не касаясь их?

Неожиданно, на мгновение, существо исчезло, заменившись таинственным третьим Тоа. Похату тоже увидел это, и мгновенно понял, что происходит.

- Иллюзия, - крикнул он. - Монстр – иллюзия. Мы атакуем нашего товарища Тоа!

Лива, слишком слабый теперь, чтобы встать, протянул руку к нападающему на них:

- Стой! Мы не хотели вредить-обижать тебя. Ты нас убиваешь!

Похату не собирался ждать, пока этот странный новый Тоа будет убежден. Он попытался поточнее догадаться, где стоит его враг, потом использовал свою власть над камнем, чтобы заставить грунт извергнуться на ноги Тоа Игника. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы предотвратить новую атаку Тоа.

Изображение существа внезапно исчезло. На его месте стоял слегка ошеломленный Тоа Игника. Похату собрал всю свою силу и направил ее на нападающего, прижав его к стене.

- Кто ты? – крикнул Тоа Нува Камня. – Почему ты здесь? И не пытайся снова применить этот небольшой трюк по высасыванию жизни, если не собираешься жить между камнями в забое, понял меня?

Глаза Тоа Игники сверкнули. Так вот, решило новое существо, на что похож гнев. Что было надлежащим ответом на эту эмоцию? Последний опыт говорил ему, что живые существа в гневе совершают акты насилия. Тогда, если он был теперь живым существом, именно это ему и следовало сделать.

Но прежде, чем был нанесен какой-нибудь удар, Похату освободил его и отступил назад, выглядя смущенным.

- Подожди секунду, - пробормотал Тоа Камня. – Твоя маска… я прежде не мог ее хорошо рассмотреть. Я знаю эту маску – я видел резьбу на Войя Нуи. Ты… ты носишь Маску Жизни! Кто, во имя Мата Нуи, ты такой?

К Солеку мучительно вернулось сознание, и он немедленно захотел опять его потерять. Вид, который открылся перед ним, был ужасен. Копака Нува валялся на земле, недвижимый, с открытыми, уставившимися в пространство глазами. Макута Мьютран стоял над ним, злобно ухмыляясь.

- Не думал, что это будет так легко, - сказал Мьютран. – Я всегда знал, что Тоа кичатся своей силой и смелостью. Но ты расплавился как сосулька в бассейне лавы, Копака. Прикончить тебя будет милосердием.

Мьютран поднял руку, готовясь выстрелить зарядом теневой энергии. Видя это, Солек пронесся через комнату, и бросился к Копаке. Но его прыжка было недостаточно – он не был способен блокировать заряд своим телом. Все, что он мог сделать - схватить Копаку за руку и выкрикнуть:

- Стой!

Теневая энергия вылетела из клешни Мьютрана, но не достигла Копаки Нува. Щит, созданный из света, вылетел из руки Солека, преградив путь теневому заряду и отразив его. И Ав-Маторан, и Макута были настолько изумлены, что ни один из них не заметил, как проблеск разума возвращается в глаза Копаки.
Тоа Нува вскочил, выстреливая льдом из обеих рук в сильно удивленного Мьютрана. Тяжелые как камни градины размером с булыжники обрушились на Макуту, а острые как бритвы сосульки прикололи его доспехи к стене.

- Ты в порядке? – спросил Солек с недоверием.

- Небольшая шутка, которой научил меня Лива, - сказал Копака, не отрывая глаз от Мьютрана и не ослабляя свою разрушительную атаку. – Когда на тебя нападает пепельный медведь, надо притвориться, что вышел из игры.

Мьютран гримасничал, пытаясь создать цепь молний, направленных против обоих: Тоа и Маторана. Копака, заметив его выражение, интенсифицировал свою атаку, до тех пор пока Мьютран не перестал быть виден среди льда и снега.

- Я знаю, дай ему время, Мьютран бы победил, - продолжил Копака. – Так что я позволил ему думать, что он уже победил, чтобы выиграть время. Но как ты создал этот щит?

- Я не знаю. Такого прежде никогда не происходило, - ответил Солек. – Он побежден?

Копака покачал головой.

- Ничего подобного. На время задержан, в лучшем случае. А где остальные? Нам надо закончить то, что мы пришли сделать, и выбираться отсюда.

- Боюсь, что для этого уже слишком поздно, - слова донеслись от входа в убежище, где стояли Антроз, Чирокс и Вампрах с двумя из своих теневых Маторанов.

- Судя по температуре, я угадываю Тоа Нува Льда, - продолжил Антроз – Это вероятно ты, Копака, не так ли?

- Да, - ответил Тоа Льда. – На несколько градусов холоднее, и ваш товарищ Макута будет заморожен навсегда…. Так что я предлагаю вам не двигаться.

Чирокс ухмыльнулся:

- А тебе никто никогда не говорил, Тоа, как это произошло, что Макуты стали чистой энергией, заключенной в доспехах? Мы обнаружили, что нам не нужны наши тела. Мы можем сразить наших врагов, не шевельнув пальцем и не сделав ни шагу.

Вампрах внезапно одним только усилием мысли погрузил всю пещеру в темноту. Раздробляющая сила Чирокса открыла расщелину в полу пещеры, сбив Копаку и Солека с ног. Антроз завершил атаку, использовав свою силу магнетизма, прижимая металлические доспехи Тоа и Маторана к стене пещеры, пока оба не потеряли сознания.

Радиак быстро пробежал по телам к глыбе льда, внутри которой был заключен Мьютран:

- Макута в ловушке. Мне попробовать его освободить?

- О, оставь его как есть, - сказал Чирокс. – Если он не сможет освободиться сам, он ничего не стоит.

- Важнее то, что, Тоа похожи на шипастых огненных червей, - сказал Антроз. – Нашли одного - найдете еще. И, как и червей, их лучше передавить каблуками. Назовем это уроком всем остальным глупым существам, которые попытаются встать на нашем пути.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:38 am

Глава 7

Позже Лива Нува вспомнит этот звук.
Это был невероятно высокий, режущий слух вопль, от которого его голова готова была треснуть. Похату, их странный союзник и Матораны тоже его услышали. Два Ав-Маторана упали, как подрубленные. Тоа смогли продержаться достаточно долго, чтобы увидеть нападающих – трех Макут. Потом они уступили боли и потеряли сознание.
Когда они очнулись, то обнаружили, что прикованы цепями к стене убежища. Чирокс и Вампрах ушли, оставив Мьютрана и Антроза поздороваться с ними.
– Проблема быть Макутой состоит в том, чтобы выбирать, какой силой уничтожать своих врагов, – сказал Антроз. – Использовать одни и те же скучно. Разнообразие оживляет разрушение, в конце концов.
Лива подергал цепи. Они были сделаны из протостали, одного из самых прочных материалов во вселенной, и были такими толстыми, что даже Похату было бы трудно их разорвать. Конечно же, использование их элементарных сил вернет им свободу, и Макуты должны были знать это.
– Если вы думаете о побеге, не стоит, – сказал Антроз, словно читая мысли Ливы. И это вполне возможно, – подумал Тоа Воздуха.
– Вы, должно быть, обратили внимание на отсутствие ваших друзей-Маторанов. Они с Вампрахом и Чироксом кое-что… обсуждают. Попытайтесь освободиться или напасть на нас, и я отправлю телепатическое послание, а они немедленно убьют Фотока, Солека и Танму. Это понятно?
Лива бросил взгляд на Похату и Копаку справа и на их нового союзника, все еще бессознательного, слева. Никто не ответил. Антроз кивнул Мьютрану, который направился к стене напротив. Только сейчас Лива заметил, что вдоль нее стоит ряд бурлящих чанов.
– Небольшой обман зрения, – хихикнул Мьютран. – Вы видели голую стену вместо моих прекрасных игрушек, когда проходили мимо… а потом – монстра, которого надо уничтожить, вместо своего друга.
– Вы все, конечно, ожидаете, что умрете, – сказал Антроз пленным Тоа. – Мы будем вас допрашивать – как вы сюда попали, сколько еще Тоа могут направляться сюда, а вы будете храбро отказываться отвечать. Вы останетесь верны себе, не расколетесь, и нам придется вас убить. И тогда к перечню дохлых идиотов добавятся еще четыре имени.
Мьютран запустил руку в чан и выудил оттуда большую, извивающуюся пиявку тени.
– Но, видите ли, так просто вы не отделаетесь, – продолжил Антроз, осматривая узников невидящим взглядом. – У вас не будет шанса стать героями. Ни один Летописец не вспомнит о вас с гордостью. Вместо этого вас назовут изменниками, и ваши имена будут прокляты всеми свободными Матораны… на то короткое время, что они будут оставаться свободными.
Мьютран подошел к Ливе, протягивая пиявку, с которой еще капал жидкий протодермис. Она зашипела, приближаясь к Канохи Тоа.
– Вы пришли сюда в поисках теневых пиявок, – улыбнулся Мьютран. – Разве не настало время встретиться с ними лицом к лицу?

Где-то в другом месте Викана тоже ждала встреча. Если она и не была столь же пугающей и смертоносной, как знакомство с теневой пиявкой, она все равно ужасала.
Он ожидал, что путь к мрачному и пустынному острову Дестрал займет гораздо больше времени. Удивительно, но, чтобы добраться туда, ему потребовалось меньше получаса. Если бы Викан задумался об этом, он не был бы так поражен. Дестрал мог телепортироваться, появляясь там, где пожелали его обитатели. Как только было обнаружено местонахождение Карда Нуи, несколько членов Братства Макуты переместили свою базу как можно ближе к одному из входов.
Сам остров был ничем иным, как куском камня, занятым чудовищной крепостью Братства. Внизу были видны патрули Висораков, Ракши и механических бронекостюмов Экзо-Тоа. Единственным относительно пустым местом было каменистое побережье – скорее всего, потому, что оно было полно ловушек для нежеланных гостей. Любого, кто попытается приземлиться на Дестрале, в течение нескольких секунд схватят и уведут в крепость для допроса… или чего похуже.
Что до самой крепости, она была больше родного острова Викана. Она занимала все место на Дестрале, за исключением небольшого пространства на его южной оконечности. Построенная целиком из камня и металла, она походила на какое-то непристойное растение, вырвавшееся из сердца острова. Ужасающе горячий ветер трепал штандарты Братства, свисавшие со стен. Викан задумался, для скольких эта крепость стала последним зрелищем в жизни.
Он полез в сумку и нащупал табличку-пропуск Братства, просто чтобы убедиться, что она все еще с ним. Благодаря этому куску камня размером с ладонь ему позволят войти в крепость и выполнить задание. А без таблички он станет захватчиком, его швырнут в камеру (если повезет), и о нем никто никогда больше ничего не услышит.
Викан направил своего крылатого зверя к посадочной площадке перед огромными воротами. Стоило ему коснуться земли, как к нему подобрались полдюжины Висораков и серебряный Ракши. Он поспешил вынуть свой пропуск и теперь держал его перед собой, словно оберег от зла. Ракши при виде таблички остановился, как вкопанный. Висораки подошли, стянули Маторана с Рахи и погнали его к воротам.
Огромный проход открылся при приближении Викана. Неохотно он ступил внутрь. Когда створки за его спиной захлопнулись, он подпрыгнул на полфута.
Коридор, в котором оказался Викан, был темным и холодным. Его потолок был где-то в пятьсот футов высотой. Стены были увешаны трофеями прошлых завоеваний Братства – масками и оружием Тоа, головами Рахи, иногда встречались вещи столь жуткие, что даже Викан отвернулся, вздрогнув.
Антроз дал ему четкие указания, где искать Икаракса. Выяснилось, что можно было этого не делать, потому что этот Макута не особенно скрывался. Могучий воин в черной броне сидел на эбеновом троне, который обычно занимал Теридакс, Макута Метру Нуи – и он носил Маску Теней Теридакса!
Викан почувствовал, как у него подпрыгнуло сердце. Что здесь происходит? Неужели Икаракс в отсутствие других членов устроил революцию и захватил Дестрал? И если это так, то как он отреагирует на вызов Антроза? Викан желал оказаться в каком-нибудь другом месте. Оказаться в чане для создания Рахи даже начало казаться приятной альтернативой.
Он стоял в дверях зала, слишком испуганный, чтобы шевелиться или говорить. Икаракс был занят, натачивая свой вращающийся меч с двумя лезвиями. Потом он поднял глаза и увидел Викана.
– Ты искушаешь судьбу, не объявляя о своем приближении. Я мог убить тебя, – сказал Икаракс голосом, похожим на отдаленные раскаты грома. Он наклонился вперед, уставившись на Викана. – И все еще могу.
Маторан-мутант каким-то образом смог пошевелиться. Он поднял пропуск. Судя по всему, он не произвел впечатления на Икаракса, но Макута не прыгнул на посетителя и не разорвал его на клочки. Викан счел это обнадеживающим.
– Э-э… извините… мм… – промямлил он. – Я… я…
Щупальце тени выплыло из когтя Икаракса. Оно обвилось вокруг Викана и начало сжиматься.
– У тебя есть тридцать секунд, чтобы заинтересовать меня, – предупредил Икаракс. – А потом…
Викан чувствовал, как воздух покидает его легкие. Его руки уже готовы были сломаться от давления. Он попытался заговорить. Икаракс встал, подошел к нему и поднес лезвие меча к горлу Маторана.
– Короче, – сказал Макута. Он перевел взгляд на лезвие, затем вновь на Викана. – Или к делу.
– Меня прислал Антроз, – выдохнул Викан. – Вы нужны ему в Карда Нуи. Он говорит… говорит – немедленно.
Икаракс нахмурился и отвел меч. Тьма вокруг Викана рассеялась. Маторан глубоко вдохнул.
– Антроз, – сказал Икаракс так тихо, что Викан едва его расслышал. – Я отправился в Метру Нуи, дом самого Тоа Света, чтобы добыть Маску Теней, потерянную Теридаксом. Я вернулся и присвоил его трон. И тут я выясняю, что Антроз смеет отдавать мне приказы.
– Он… мы все… мы просто следуем указаниям Макуты Теридакса, – сказал Викан. Он понял, что совершил ошибку, стоило словам вылететь из его рта.
Икаракс дернул за цепь, свисавшую с потолка. Часть пола скользнула в сторону, открыв взору бассейн с энергетическим протодермисом. Макута схватил Маторана за лодыжку и поднял над бассейном.
– Что ты думаешь? Трансформирует ли тебя эта жидкость, или уничтожит? – спросил Икаракс смертельно спокойно. – Авантюра, видишь ли – Теридакс обожал авантюры. Весь его план – это чудовищное пари против судьбы. Если все сыграют как положено, тогда, возможно, может быть, абсолютная власть станет нашей, обещает он.
Макута швырнул Викана на пол:
– Я верю в определенность. Мощь моих мускулов, сила моей маски, острота моего клинка – вот вокруг чего я строю свои планы. Обман, уловки, сложные стратегии – все это для слабаков! Если тебе нужна власть, принадлежащая другому, ты заберешь ее не хитростью – ты заберешь ее, переступив через труп соперника.
Икаракс пнул Викана к дверям:
– Беги к своему хозяину. Скажи ему, что Икаракс идет. Если он мудр, пусть трепещет.
Викан поднялся на ноги и пулей пролетел по коридору к воротам. Он врезался в Висорака, сбив того с ног, и забрался на летающего Рахи. Мгновение спустя он был уже в пути обратно в Карда Нуи. После такого, решил он, будет умнее всего выкопать яму, спрятаться в ней и навалить сверху камней. Ему не хотелось видеть то, что должно было вскоре случиться.

Похату Нува был уверен, что за свою долгую карьеру он наверняка сбегал и из более изощренных ловушек. Он лишь желал вспомнить, когда.
У него было не то чтобы очень много времени предаваться воспоминаниям – Ливу Нува от знакомства с теневой пиявкой отделяло примерно две секунды. Когда они пройдут, из него будет высосан весь свет, и он станет темным Тоа. Остальные Тоа Нува, если они выживут, будут вынуждены с ним драться, как каждый день со своими бывшими товарищами сражались Матораны Карда Нуи.
Похату напряг мозг. Если он использует маску или свою власть над камнем каким-нибудь очевидным способом, их союзники-Матораны погибнут.
Но что, если я сделаю это способом, который трудно заметить? – подумал он. – Что, если я смогу сыграть на неожиданности?
Все знали, что могут делать Тоа Камня – создавать камни, придавать им форму, заставлять атаковать по приказу. Это были хорошие способности, но не все. То, что Тоа может создать, он может и разрушить, – подумал Похату. – А я очень люблю ломать вещи.
Он закрыл глаза, надеясь, что Макуты примут это за страх увидеть судьбу Ливы. Затем Похату использовал свою власть над камнем так, как не делал уже очень долгое время – чтобы ослабить каменный пол убежища. Это была деликатная процедура – трещины надо было размещать крайне точно – а Тоа Камня не были известны деликатностью. Но стоит ошибиться, и Мьютран заметит это слишком рано, и Танма с его командой все равно что мертвы.
Пиявка прикоснулась к маске Ливы. Тоа Воздуха закричал. Времени больше не было.
Похату Нува мысленно дернул за ослабленную секцию камня. Пол под ногами Антроза и Мьютрана содрогнулся, на одно решающее мгновение заставив их потерять равновесие.
Как только они покачнулись, Похату активировал свою Маску Скорости. Заставив молекулы своего тела вибрировать на высокой скорости, он провел свои запястья сквозь цепи и освободился. Увеличив частоту вибрации, он рванулся вперед, разрезав рукой цепи, державшие остальных трех Тоа. Затем он исчез, направившись к комнате, в которой держали Маторанов.
Мьютран и Антроз восстановили равновесие. Лива и Копака вернули себе оружие и, вместе с очнувшимся Тоа Игникой, были к этому готовы.
– Гибельные гадюки, – сказал Копака. – Когда мы только вернулись в Метру Нуи.
– Понял, – кивнул Лива. – А что наш молчаливый друг?
– Он разберется, – ответил Тоа Льда.
Похату внезапно вернулся, с тремя Маторанами подмышкой:
– Что бы мы ни решили, лучше это сделать. Остальные Макуты скоро будут здесь.
– Гибельные гадюки в Га-Метру, – ответил Копака.
Похату улыбнулся:
– О, да. Отличный выбор.
Одной из вещей, делавших маски Канохи Нува уникальными, была способность владельца делить их силу с оказавшимися поблизости. В данном случае, Похату перенес свою силу суперскорости на остальных Тоа и Маторанов. Они исчезли прямо на глазах Мьютрана.
– Шевелись, идиот! – гаркнул Антроз. – Я их слышу. Они движутся к чанам!
Но было уже поздно. Ускорившиеся герои разнесли чаны, из которых на пол посыпались полуоформившиеся пиявки.
Чирокс и Вампрах появились как раз в это мгновение.
– Стойте там! – закричал Мьютран. – Загородите выход!
Похату хотелось остаться и сражаться. Бега на высокой скорости было достаточно, чтобы оглушить и победить полдюжины смертельно опасным гибельных гадюк, так что это могло сработать и на Макутах. Скорость была одной из немногих способностей, которыми те не обладали. Но похлопывание его по плечу Копакой означало, что лучше будет сбежать.
Сконцентрировавшись, он вновь сменил частоту вибрации их тел. Команда бросилась вперед, буквально провибрировав сквозь тела Чирокса и Вампраха. Похату, не желавший, чтобы последнее слово осталось за врагами, замедлил всех ровно настолько, чтобы их тела разорвали вещество Макут. Двое закричали от непереносимой боли.
Затем Похату и его команда вырвались из пасти пещеры в небо.
– Давайте его обрушим, – сказал Копака, показывая на убежище Макут.
Лива, Похату и Копака объединили силы, ударив по относительно тонкой колонне, удерживавшей улей. Но она осталась цела – повреждения, нанесенные ими, почти мгновенно залечивались.
– Это не обычный камень, – сказал Похату. – Он выглядит почти органическим.
Тоа Игника внезапно раздвинул остальных Тоа и вышел вперед. До того, как они смогли отреагировать, он использовал свою уникальную силу, ослабив живой камень. Колонна переломилась, отправив убежище в полет по направлению к топям. Тоа Нува видели, как Макуты и Матораны покидают его.
– Что произошло? – спросил Лива Нува, бросив на Тоа Игнику долгий взгляд.
– Мы победили! – закричал Солек.
Копака кивнул:
– Мы выжили. И мы их разозлили.
– Это хорошо? – спросил Фоток.
– Рассерженные-злые становятся глупыми, – сказал Лива, прервав разглядывание их безмолвного союзника. – А глупый боец побеждает сам себя.
– С нашей небольшой помощью, – добавил, улыбаясь, Похату.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:42 am

Глава 8
Макуты перегруппировались в пещере Антроза. Мьютран жаждал отправиться вслед за Тоа незамедлительно – ведь они только что уничтожили бесчисленные образцы его лучших работ. Остались только те теневые пиявки, которых тестировал Чирокс. Могут потребоваться дни, возможно недели, чтобы достать необходимое оборудование с Дестрала и заново вырастить пиявок.
- Нет, - отрезал Антроз. – Пускай они думают, что выиграли схватку. Пусть станут излишне самонадеянны. Это сделает их уничтожение гораздо слаще.
Мьютран был не в настроении слушать. Его труды были стёрты с лица земли в мгновение ока какой-то четвёркой Тоа и парой идиотов-Маторанов – и он знал, кто в этом виноват.
- Ты – Крикнул он, надвигаясь на перепуганного Киропа. – Ты привёл их к логову! Это твоя вина!
- Мьютран! – огрызнулся Антроз. – Отложи свою кару на потом! Нам нужно победить в войне.
- Теневые Матораны, - сплюнул Чирокс. – Они не более чем пустая трата места и воздуха, какими они были и до того, как мы трансформировали их. Почему мы должны оставить кого-то из них в живых?
- Ты знаешь, почему, - ответил Антроз. – Существует необычно высокая вероятность превращения Маторанов Света в Тоа. Если это произойдёт, хотелось бы, чтобы эти Тоа были нашими.
- Наши Тоа? Наши Матораны? Почему бы не бросить наши мечты о завоеваниях и остепениться, зажить тихой жизнью очень высоких Тураг? – Это произнёс Макута Икаракс, стоявший в проходе. Его голос был тяжёлым, и в нём сквозило презрение.
Антроз отнёсся к его появлению с равнодушием.
- Отлично, ты здесь. У меня есть для тебя работа.
Икаракс расхохотался.
- Я не ищу работу, Антроз. Ты позвал, и я явился, но только чтобы сказать тебе – я не какое-нибудь Рахи, которому ты можешь приказывать. Меня не интересуют ни ты, ни драгоценный план Братства.
- Тебя заинтересует Маска Жизни? – Оборвал его Мьютран. – Я знаю её форму. Я видел изображение, как и все мы. И не осознавал до сих пор, но тот молчаливый Тоа – тот самый, что разрушил логово – он носил Канохи Игнику.
- Это бессмысленно, - сказал Чирокс. – Тоа Нува пришли сюда. Трое с нами, за остальными охотятся наши братья внизу. И никто из них не носит эту маску.
- Этого достаточно, чтобы заинтересовать тебя, Икаракс? – Спросил Антроз, даже не пытаясь скрыть сарказм. – Мы собираемся опустошить Карда Нуи, захватить оставшихся Маторанов и убить Тоа Нува. Будь полезен – найди того загадочного Тоа и достань маску.
Икаракс взмахнул своим клинком и ударил им в стену так, что полетели искры.
- Что я могу сказать, когда ты так мило просишь, брат? Я вернусь с его маской… голова в комплекте нужна?
Антроз повернулся спиной к воину, сказав только:
- Иди, развлекайся.

Конечное нападение началось с молний и теней. Пять Макут спикировали на последнюю оставшуюся на свободе деревню Карда Нуи, сея темноту на своём пути, пока она туманом не накрыла жилища Ав-Маторанов. Даже мерцание световых лиан было плохо различимо. Затем покров теней разорвали молнии, выпущенные Икараксом и Мьютраном, которые стреляли по крышам домов Маторанов.
В тот же миг они отделились от остальных Макут. Антроз, Чирокс и Вампрах вместе со своими теневыми Маторанами продолжали лететь прямо на деревню. Их задачей было использовать силы, которые воздействуют на обширные территории, чтобы держать Тоа и Маторанов внутри их убежища. В то время как Антроз вызывал жестокий шторм, Вампрах и Чирокс накрыли деревню волнами высокочастотного звука и разрушительными циклонами. Спустя пару минут, не осталось практически ни одного здания. Барьеры из световых лиан также были разорваны в ходе атаки, и теперь не осталось ничего, что могло бы преградить дорогу Макутам.
Осталось только подземное убежище Ав-Маторанов, но и оно долго бы не продержалось. Мьютран использовал плазму, чтобы расплавить обнажившееся перекрытие, а Икаракс сорвал люк с петель. Казалось, ещё чуть-чуть, и всё будет кончено.
Икаракс уверенно сделал пару шагов внутрь, готовый к тому, что Тоа Нува швырнут чем-нибудь в него. Но он не был готов к тому, что он нашёл.
- Тут нет никого! – прорычал он, повернувшись к другим Макутам. – Здесь пусто.
Мьютран отправился проверить это сам. Он едва не оттолкнул Икаракса в сторону, вовремя вспомнив, насколько это может быть вредно для здоровья. Вскоре он вылетел из убежища настолько же озадаченный, насколько Икаракс был разъярён.
- Он прав. – Сказал он. – Они ушли.
- Куда ушли? В болото? – удивился Антроз, нарезая круги высоко над руинами. – Или они вообще покинули Карда Нуи?
Часть ответа обнаружила Гавла. Сидя на Вампрахе, она пролетела над одной из захваченных деревень, которая располагалась на другом упавшем сталактите. Её острые глаза заметили привязанных к световым лианам теневых Маторанов. Встревоженная этим, она сообщила Вампраху об этом, и вдвоём они спустились вниз, чтобы разведать ситуацию.
Первый освобождённый теневой Маторан рассказал, в чём дело:
- Тоа Нува… Они так быстро напали… Они сказали, что будут дожидаться здесь вашей атаки.
- Они всё ещё здесь? – спросила Гавла.
Тёмный Маторан покачал головой.
- Нет. Как только они увидели, что вы направились к деревне Света, они улетели во-он туда. – Он указал в том направлении, откуда прилетели Макуты.
- Пещеры? – предположила Гавла.
Вампрах ударил по ближайшей скале и разбил её. А потом взял один из осколков. Гавла моментально поняла, что он хотел сказать.
- Третий ключ-камень! Пока мы находимся здесь, они и их жалкие Матораны крадут его!
Вампрах ринулся вверх так, что Гавла с трудом удержалась на нём. Он быстро собрал других Макут и они устремились обратно к своей базе в пещерах. Они находились на половине пути, когда массивные каменные сталактиты начали падать на них с потолка, один из которых чуть было не пронзил Мьютрана.
- Эй, там внизу! – позвал сверху Похату Нува, выворачивая новый гигантский сталактит из потолка пещеры. – Это место действительно полетело к Карзахни с тех давних времён, когда здесь были мы. Думаю, ему требуется генеральная уборка – начиная с вас.
Антроз выстрелил лучами теплового зрения в сторону голоса Похату. Предупреждение Киропа о том, что сейчас произойдёт запоздало: Копака Нува вылетел перед Похату и поймал лучи на ледяной щит, отразив их обратно. Они прошили наплечную броню Антроза, от чего его энергия начала вытекать наружу.
Ворча, Чирокс и Кироп направились к Похату. Они практически достигли его, когда Лива Нува внезапно слетел со своего укрытия на потолке, стреляя из Скайбластера. Сфера света ударила в Киропа, сбив его со спины Чирокса. Вздрогнув, Чирокс помедлил всего на секунду, и этого хватило, чтобы Похату сбросил на него сталактит, который обрушился на Макуту подобно дубинке, отправив того в затяжную спираль к болотам.
Улыбка триумфа недолго играла на губах Ливы Нува. Он заметил двух Ав-Маторанов, вылетевших из пещеры, чтобы присоединиться к битве. Он крикнул им, чтобы они возвращались, но было слишком поздно. Икаракс поймал их в могучий циклон и направил его к стене каверны.
- Сделай что-нибудь! – прокричал Танма, подлетая поближе к Ливе. – Их же сейчас убьют!
Лива сконцентрировался, создавая свой собственный вихрь воздуха на пути циклона Икаракса. Они столкнулись и вихрь Ливы создал противодействующую силу, которая остановила движение циклона. Пожав плечами, Икаракс неожиданно заставил его исчезнуть, и два Маторана камнем полетели вниз.
Копака и Солек полетели вслед за ними. Тоа Льда поймал одного из них ледяной цепью, в то время как Солек создал из света черпак и поймал на него другого. К сожалению, спасение сделало их открытыми для нападения, и Мьютран не упустил своего шанса. Его силовой крик разорвал их разум, вынуждая их встать перед выбором – спасаться или пасть.
Антроз вернулся в бой, налетая на потрясённого Копаку. Его бронированная рука затрещала, когда он собрал свою силу разрушения. Одно касание – и броня Тоа разлетится на кусочки.
Похату заметил опасность. Он перехватил сталактит на манер копья и метнул его в Антроза. Сталактит ударил Макуту по касательной, сбив его с курса. И к тому моменту, как он оправился, Похату с Фотоком уже были рядом. Они летели вокруг него по сужающейся спирали на невероятной скорости, Похату бил за каждый заход, нанося, таким образом, тысячи ударов в секунды.
Икаракс, улыбаясь, парил поблизости. Приятно смотреть, как избивают Антроза. Вот так ему аукнулось то, что он не вырезал Ав-Маторанов давным давно. Однако, как бы это ни было забавно, нельзя позволять Тоа Нува считать, что они могут выиграть. Сфокусировав свою власть над гравитацией, он сделал Похату и Фотока слишком тяжёлыми, чтобы они могли ускоряться, слишком тяжёлыми, чтобы держаться в воздухе, и оба рухнули вниз. Антроз камнем устремился за ними.
Должно быть я забыл, что не стоит выбирать в качестве целей моих соратников-Макут, сказал себе Икаракс, ухмыляясь. Я полагаю, спустя примерно сто тысяч лет память начинает ухудшаться.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:43 am

Глава 9

Похату беспокоило не столько само падение, сколько невозможность увидеть место приземления. Все внизу скрывал густой туман, делая задачу найти мягкое место для посадки чрезвычайно сложной. Да и вряд ли там такое найдется, напомнил он себе.
В его разуме появилось изображение места, которое он ни разу не видел. Это был еще один упавший сталактит, меньше остальных, чей конец глубоко погрузился в болото. Его широкая и плоская верхушка скрывалась в тумане неподалеку. Он внезапно понял, что видит то, что видел какое-то время назад Фоток – непонятным образом воспоминания Маторана оказались в его голове.
Независимо от того, как он о нем узнал, этот сталактит был лучшей возможностью остановить их падение. Похату начал бороться с гравитацией, пытаясь изменить направление полета хотя бы на несколько футов. Это потребовало напряжения всех сил, но он справился. Затем каменистая поверхность сталактита понеслась к ним.
- Держись! – закричал он Фотоку.
Они врезались с такой силой, что глубоко зарылись в поверхность сталактита. Камень с оглушительным треском раскололся, обе его половины полетели в топь. И Похату с Фотоком вновь падали…

Тоа Игника некоторое время наблюдал за битвой. Он был зачарован схваткой и ее течением – сначала побеждала одна сторона, затем другая. Когда он был всего лишь Маской Жизни, он создавал воинов, чтобы они сражались за него, но никогда не бился самостоятельно. Ощущения слишком захватили его, чтобы он принял участие.
Это было до тех пор, пока он не увидел атаку Икаракса на Похату. Это напомнило ему, что враги превосходят Тоа Нува по числу и по силе. Если ему нужны союзники и друзья, ему лучше что-то предпринять.
Он направил свой скайборд прямо на Икаракса и со всей силы плашмя ударил Макуту своим мечом. Испугавшийся, но не раненый Икаракс повернулся, чтобы посмотреть на напавшего.
- О, это ты, - сказал Макута. – Тот, о ком говорил Антроз. Ты отдашь мне свою маску или мне придется забрать ее вместе с твоей жизнью?
Тоа Игника ничего не ответил, просто поднял клинок для нового удара.
- Из тихих, да? – спросил Икаракс. – Ну, даже если ты не говоришь, я уверен, что кричать ты можешь… и какой сладкой музыкой это будет, жаль только, что короткой.
Тоа Игника взмахнул мечом. Икаракс изменил плотность тела, позволив лезвию пройти сквозь него. Затем он вернул себе плотность протостали и ударил Игнику бронированным кулаком. Тоа свалился со своей машины, едва успев схватиться за ее край. Он висел, вцепившись, пока Икаракс приближался. Макута потянулся к его маске.
Что-то в Тоа Игнике внезапно вспыхнуло. За тысячелетия существования Маски Жизни никому не позволялось к ней прикасаться, если это не было предусмотрено его судьбой. Те, кто пробовал, были прокляты. А сейчас этот Макута посмел ударить ее и попытался завладеть ею.
Этого не будет, подумал Тоа Игника.
Он направил силу Жизни на Икаракса. Сразу же он понял, что Макута не похож ни на одно из встреченных им ранее существ. Икаракс был всего лишь доспехами и энергией, в его теле не было органических тканей. Всегда ли он был таким? Или когда-то Макута был чем-то иным, кроме чистой энергии внутри черной брони?
Тоа Игника решил это выяснить.
Напрягшись, он толкнул Макуту вниз по дороге эволюции. Вихри энергии сгустились в твердую материю, мускулы и органы выросли там, где отсутствовали десятки тысяч лет, но не нашли себе места. Нынешнее поколение брони Макут было разработано, чтобы содержать только энергию, а не органику. Когда старое тело пыталось вытеснить новое, боль была, по меньшей мере, мучительной. Звук, который издал Икаракс, вновь и вновь эхом отдавался в гигантской пещере. На мгновение все участники битвы застыли на месте, сражение было прервано этим звуком.
Никто не мог вспомнить, когда в последний раз слышал крик Макуты.

Далеко внизу Похату обнаружил, что вновь может летать. Чудовищная тяжесть гравитации исчезла, словно силу Икаракса внезапно отключили. Улыбаясь, он начал набирать высоту.
- Смотри! – сказал Фоток. – Впереди Чирокс, сражающийся с Копакой.
- Тогда давай поможем снеговику, - сказал Тоа Камня. – Я ему все еще должен.
- За что?
- Ну, мы были в Ко-Вахи, там была лавина, он создал щит, и… потом расскажу, в общем.

Мьютран был лапочкой ученым, а не воином. Видя Икаракса в агонии, Антроза, падающего в болото, и Чирокса, бьющегося с двумя Тоа Нува, он знал, каким должен стать следующий ход.
Проблемой был Вампрах. Он сражался с Ливой Нува, и должен был с легкостью победить. Но Тоа был настолько ловок, что, казалось, родился в воздухе, и использовал скайбластер Мидак, чтобы держать Вампраха на расстоянии. Остальные Ав-Матораны присоединились к нему, обстреливая Макуту зарядами света.
Мы можем уничтожить их, сказал себе Мьютран. Мы уничтожим их. Но, как бы ненавистно мне ни было это признавать, Антроз прав – только План имеет значение. Пока мы тут сражаемся, остальные трое Тоа Нува могут найти оставшиеся ключи. А сейчас слишком рано для этого, слишком рано.
Паря прямо в сердце бушующей битвы, Мьютран совершил то, чего никогда раньше не делал. Он собрал в себе всю силу тени, которой обладал, и выпустил ее в разрушительной вспышке темноты. Она закрутила Тоа, Маторанов и даже других Макут. Мьютран чуть не свалился от приложенных усилий, но тут появился Викан и не дал ему упасть.
- Найди Вампраха, Чирокса и Икаракса, - приказал Мьютран. – Вели им присоединиться к нашим братьям в топях. Мы убьем других трех Тоа Нува до того, как они найдут ключи… и этих тоже, если они посмеют отправиться следом.
Викан сделал, как ему было приказано. Чирокс не колебался, а Икаракс был не в состоянии протестовать. Вампраху хотелось прикончить Ливу Нува, но даже он понимал, что План гораздо важнее одной битвы. Три Макуты отправились в топи, за ними последовали те Матораны тени, которые не сражались с Ав-Маторанами.
Мьютран собирался отправиться следом, но обнаружил, что окружен тремя Тоа Нува и Тоа Игникой. Скайбластеры были направлены на него. У Тоа Игники такого оружия не было, но его взгляд напомнил Мьютрану, что он запросто может повторить то, что сделал с Икараксом.
- Куда отправились остальные Макуты? – потребовал ответа Копака.
- Вниз, - ответил Мьютран. – Надеюсь, вы попрощались со своими друзьями перед тем, как они отправились в болото… вы их больше не увидите.
- Ключ-камни, - сказал Копака. – Я прочитал на трех наших достаточно, чтобы понять, что тайна пробуждения Мата Нуи лежит в этих топях. Если Макуты ей завладеют, может потребоваться армия Тоа, чтобы вырвать ее из их когтей.
- А у нас нет армии, - сказал Похату. – У нас едва наберется команда по колхи.
- Тогда мы быстро-полетим вниз сейчас, - предложил Лива. – Остановим Макут, найдем тайну, разбудим Великого Духа и вернемся домой, чтобы успеть покататься на дисках.
- Еще один день в сердце вселенной, да? – ответил Похату.
- Не совсем, - сказал Копака. – Если мы не будем осторожны, он станет последним днем для всех нас.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТЕНИ В НЕБЕСАХ   Сб Фев 27, 2010 6:43 am

Эпилог

Макута Теридакс, лидер Братства, изобретатель Плана, был в этот момент далеко от Карда Нуи. Он находился в той части мира, где даже он никогда раньше не бывал, хотя про это место рассказывали многочисленные легенды. Огромной и запутанной, так что даже он никогда не видел ничего похожего.

Добраться сюда было нелегко. Он был сейчас всего лишь свободно плывущим облачком энергии, покинувшим свое последнее тело в глубинах Ямы. Как оказалось, только это и спасло его. Защита этого места – а ее было много – была рассчитана на то, что вторгающийся будет материален. Оружие, хотя и грозное, не могло уничтожить существо, которое было чистой энергией.

Он знал, что прямо сейчас остальное Братство, должно быть, сражается с Тоа Нува в Карда Нуи. Все шансы в этой битве были у Макут, но шансы ничего не значили, когда дело касалось Тоа. Он не сомневался, что Тоа могут как-нибудь найти способ исполнить свою судьбу, несмотря на силу, безжалостность и жестокость своих врагов – а, может быть, именно из-за них.

А на самом деле, - подумал Макута Теридакс с улыбкой, - я даже могу сказать, что рассчитываю на это.

Он никогда не верил в единство и долг, эти добродетели, за которые Матораны держались, как тонущие каменные крысы цепляются за плывущие бревна. Но третье из того, что они обожали, судьба? О, да, в судьбу он верил.

И для меня настал момент выполнить ее, - подумал он, зависая перед резьбой, изображающей Канохи Хау, символ Великого Духа Мата Нуи. – Не правда ли, дорогой братец? Да, есть планы внутри планов, ложь свыше всякой хитрости, и представления такие мрачные, что только я способен заглянуть в их тени… и, наконец, настал момент поделиться ими со всем миром.

Не медля больше ни секунды, лидер Братства Макуты приступил к выполнению своей последней задачи.

КОНЕЦ
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТОПИ ТАЙН   Сб Фев 27, 2010 6:52 am


ТОПИ ТАЙН
(Грег Фаршти, 2008)

Пролог

Таканува, Тоа Света, шел вдоль береговой линии города Метру Нуи, пристально разглядывая воду. Он делал это каждый день, ожидая какого-нибудь знака о возвращении Тоа Нува.

Прошло то время, когда он был единственным стражем города. Тоа Мари вернулись, за исключением одного, и помогали охранять Метру Нуи. Но Тоа Нува все еще отсутствовали, и никто не знал, где они находились. Он умолял Турагу Дума разрешить ему отправиться на их поиски. Турага обещал подумать над этим, но Таканува устал ждать.

Я сидел здесь, и ничего не делал, когда Тоа Нува едва не погибли на острове Войя Нуи, - думал он. – Меня не было там, когда Джаллер и его команда рисковали жизнью, чтобы спасти Великого Духа Мата Нуи. Может быть, Тоа Маторо не пришлось бы умирать, если бы я там был. Снова нет – всегда нет!

Всего на мгновение, он ощутил, как что-то темное и грязное пронеслось в его разуме. Это был уже не первый раз, когда он это чувствовал, но когда это произошло впервые, он занервничал. Турага Онева объяснил ему, что это было: попытка какого-то другого разума вторгнуться в его. Вместо того, чтобы разорвать связь, Таканува решил дойти до конца и попробовать найти источник.

Тоа Света заставил себя собраться и нанес резкий удар всей своей ментальной энергией. Внезапно он увидел в своих мыслях картину. Это длилось только одно мгновение, но его было вполне достаточно для того, чтобы он понял, что нападавший на него находился в Архивах Метру Нуи. Одновременно с картиной возникли два слова, слышные так ясно, как будто кто-то громко произнес их.

Темный Охотник.

Таканува бросился бежать, направляясь в район Ону-Метру, ко входу в Архивы. Все теперь обрело смысл. Банда воров и убийц, называемая Темными Охотниками, сотни лет назад пыталась завоевать Метру Нуи. Они, должно быть, оставили одного из своих членов в городе, несомненно для организации тайного нападения в приготовление полномасштабного вторжения.

Хороший план, - думал Таканува. – И плохо для них, что он вот-вот обернется такой неудачей.

Он бежал, промчавшись мимо Маторанов, занятых работой по восстановлению города, перепрыгивая через препятствия, полностью сфокусировшись на своей цели. Позже он понял, что если бы обращал больше внимания на то, что его окружает, он мог бы заметить покрытое слизью существо, скользнувшее к нему. Он мог бы спастись сам.

Таканува уже почти добрался до места своего назначения, когда она напала. Теневая пиявка прыгнула на него, вцепившись в его доспехи мертвой хваткой. Она была голодна, а свет был едой, которую она больше всего любила. Тоа Света представлял собой пир, ожидающий поедания.

Он вскрикнул, когда создание начало высасывать составлявший его сущность свет. И для обычного существа это было бы болезненно, но для того, кто был связан со светом, как Таканува, это было чистой мýкой. Покидающий его свет замещался темнотой. Инстинктивно он знал, что если это существо не остановить, когда она закончит, он станет Тоа Тени,– если вообще выживет.

Таканува споткнулся и упал. Боль становилась все сильнее. Если он потеряет сознание, все будет кончено. Он должен сделать что-нибудь немедленно.

Пиявка прильнула к его нагрудным доспехам, жадно поглощая свет. Доспехи уже стали из золотых серыми, сигнализируя, как близок Таканува к тому, чтобы погибнуть во мраке. С огромным усилием он поднял руку и направил ладонь прямо на пиявку. Потом тонкий мощный луч света вылетел из ладони Таканувы, попав в создание.

Вначале ему показалось, что он совершил ужасную ошибку. Ударять светом существо, которое светом питалось, - значило сделать ее еще сильнее. Но свет нес с собой тепло – мучительный жар. Теневая пиявка загорелась, и от нее пошел дым. Когда жар стал невыносимым, создание само оторвалось от него и попыталось уползти подальше. Тоа увеличивал яркость луча, пока от теневой пиявки не осталось ничего, кроме дыма и пепла.

Затем Таканува рухнул, потеряв сознание. Его последней мыслью было: а будет ли он все еще Тоа Света, когда придет в себя, или уже слишком поздно?

Когда к нему вернулось зрение, Таканува с изумлением огляделся вокруг. Он ожидал, что окажется в комнате Тураги Дума в Колизее, или хотя бы в какой-нибудь Маторанской хижине в Ону-Метру. Вместо этого, он находился в затемненной комнате, где омерзительно пахло гниением. Может, я умер? – удивился он. – И просто жду, пока какой-нибудь По-Маторан сделает резьбу на моей надгробной плите?

- Нет, ты очень даже жив.

В смутном свете появилась фигура, движущаяся по направлению к Такануве. По причинам, которые он не мог назвать, Тоа вначале подумал, что это был Макута, пришедший чтобы отомстить. Но, использовав небольшую часть своей силы, он осветил комнату и разглядел существо получше. Она не была Макутой, но она была неописуемо древней и выглядела беспокояще хрупкой. Ее маска и доспехи были покрыты вмятинами и шрамами сотен битв. Она выглядела как Тоа, но форма ее маски и брони не были похожи ни на что, что Таканува когда-либо видел раньше.

В свете обнаружилась и другая фигура. Этот был Тоа, хотя Таканува его не узнавал. Его Маска Силы соответствовала описанию Сулету, Маски Телепатии.

- Приятно видеть, что ты еще жив, - сказала женщина таким тихим голосом, что он едва расслышал его. – Когда Тоа Кракуа нашел тебя , мы думали… ну, мы не принесли бы тебя в место смерти просто из-за каприза.

Таканува сел, что вызвало у него боль, и огляделся. Теперь он понял, что это было за помещение. Он слышал, как Турага Венуа описывал его. Если в Архивах умирали чудовища-Рахи, по случайности или при попытке к бегству, их тела переносили в эту комнату для изучения. К счастью, прямо сейчас в комнате не было трупов, но все равно это было неприятное для посещения место.

- Кто ты? Зачем ты сюда пришла? – потребовал объяснений Тоа Света.

- Я Хелрикс, глава Ордена Мата Нуи, - прозвучало в ответ.

- Я никогда не слышал о нем… и о тебе.

- Если бы ты слышал, у нас бы был другой повод для беспокойства, - сказала Хелрикс. – А что касается того, зачем я пришла, ответ… надеюсь, он не превысит того, что твой разум способен воспринять.

- А этот Тоа? – спросил Таканува. – Он член твоей небольшой группы?

Хелрикс покачала головой:

- Не член, нет. Но нам был нужен курьер, чтобы передавать послания между нами и такими как ты, тот, кто мог бы делать это, не открывая существование Ордена. Так что мы приняли меры, чтобы Маторан Звука по имени Кракуа достиг своей судьбы и стал Тоа.

- Я должно быть, ударился головой, когда упал, - пробормотал Таканува. – Очень сильно ударился.

Лицо Хелрикс потемнело. Она протянула руку к Тоа Света. И тут же он обнаружил, что прижат к стене струей воды.

- Глупец! – резко сказала она. – Тоа Нува прямо сейчас сражаются за свои жизни, и только ты можешь им помочь. Но чтобы это сделать, ты должен быть вооружен знаниями…. Такими, какие только мы можем тебе дать. Так что ты будешь внимательно слушать, и ты это узнаешь.

Это было слишком для Таканувы:

- Почему я? После этого нападения, я даже не знаю, как много силы у меня еще осталось.

- Больше, чем ты думаешь, - ответила Хелрикс. – Более 100 000 лет Орден открывал свое существование очень немногим, и только во времена великой необходимость. Сейчас как раз такое время – и нам необходим единственный Тоа, который идет по миру, владея и светом, и тенью.

- Но я не…

- Тихо! Пришло время начать.

Хелрикс жестом подозвала Тоа Кракуа, который выступил вперед. В руке он держал небольшое существо. Оно выглядело как гибрид краны, живущей внутри Бороков, и червеобразной крааты, обитающей внутри брони Ракши. Комбинация была далеко не привлекательной.

- Не бойся, - сказала Хелрикс. – Тебе необходимо многое узнать и многое надо увидеть. Наша маленькая зверюшка здесь как… приспособление для просмотра.

При этих словах Кракуа приложил существо к маске Таканувы. Мгновением позже мир вокруг Тоа Света изменился. Он внезапно увидел события, происходившие в далеком прошлом, когда мир был еще молод. Откуда-то издалека он услышал голос Хелрикс.

- Смотри и слушай, Тоа Света, - сказала она. – Тебе многое надо узнать – и время работает не на тебя.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТОПИ ТАЙН   Сб Фев 27, 2010 6:53 am

Глава 1

Таху Нува летел по направлению к болотам Карда Нуи. Обычно, во время движения он продумывал дальнейшие действия, пытаясь угадать, какие опасности могут их ожидать и как с ними справиться. Но сегодня в его голове была только одна мысль:

Это действительно очень долгий спуск.

Он вспомнил, как он и его команда здесь оказались. Более 1000 лет назад злое Братство Макуты напало на Великого Духа Мата Нуи, погрузив это могущественное существо в бесконечный сон. Его бездействие дало Макутам возможность захватить власть над различными землями и распространить свою тьму надо всем миром.

Задачей Тоа Нува было вывести Мата Нуи из комы и вернуть в мир порядок. До сих пор, это не было легко. Братство имело наготове чудовищ и угрожало им на каждом шагу. Теперь поиски привели их в Карда Нуи, самое сердце мира, место, где могла состояться последняя битва.

Сразу после прибытия команда обнаружила, что Братство уже здесь. Макуты напали на Маторанов Света, обитавших в этом месте, и почти полностью завоевали регион. После нескольких трудных битв, Тоа Нува поняли, что они должны разделиться. Половина команды осталась наверху сражаться с Макутами, а Таху, Гали Нува и Онуа Нува направились в болота.

Теперь, когда он думал об этом, этот план не слишком нравился Таху. Бегство от сражения противоречило его природе. Но была веская причина полагать, что на дне болота находится могущественная Маска Жизни. Если Макуты найдут ее первыми, они смогут уничтожить все живое в один миг.

И вот они мы, летим сквозь туман, такой плотный, что даже я не могу его рассеять, направляясь в грязную лужу, - сказал он себе. – Но даже это еще не было бы так плохо, если бы не ощущение, что с этим местом что-то… не так.

Некоторое время назад, на другом острове далеко отсюда, Таху побывал в месте, которое Матораны называли «ущельем теней». Там ощущалась какая-то испорченность и неестественность, как если бы структура мира была в этом месте слегка повреждена. Хотя он в то время и не признал этого факта, это глубоко обеспокоило его. Он надеялся, что никогда не окажется в подобном месте снова, но по мере приближения к топям понимал, что его желание не исполнится.

Вначале в болоте было трудно что-нибудь разглядеть, так оно было окутано туманом и мглой. Но когда три Тоа Нува подлетели ближе, они смогли увидеть торчащие из темной воды участки земли различного размера, большинство из которых состояло из ила и мха. Густая растительность поднималась со дна болот, но большая часть растений казалась странно перекрученной и деформированной.

Наиболее заметной особенностью были сталактиты, воткнувшиеся в дно болота во время события, которое Матораны называли «Падением». Обычно эти образования росли с потолка пещеры, сужаясь книзу. Но, после того как они, уже давно, оторвались от потолка пещеры, их хрупкие наконечники стали служить основаниями, а на более широких концах далеко наверху располагались Маторанские деревни. Онуа Нува нахмурился при виде этого. Он достаточно знал о сталактитах, чтобы понимать, как легко они могут свалиться под тяжестью своего собственного веса, унеся деревни в болото.

Гали Нува не обращала на это внимания. Как Тоа Воды, ее интересовала смесь жидкого протодермиса и морской воды, составлявшая болото. Первым, что она отметила, было то, что эта смесь были горячей, в некоторых местах даже кипящей. Еще более удивительным было то, что, несмотря на высокую температуру, она поддерживала жизнь. Не один раз она замечала высовывающиеся над склизкой поверхностью плавники или щупальца. В свое время она повидала много морских созданий и участвовала в сражениях с ними, но она совсем не была уверена, что хотела бы столкнуться с чем-нибудь, что жило в таком месте.

- Это место обладает всем очарованием логова Макуты, - сказала она.

Онуа парил в воздухе, не отрывая неприязненного взгляда от болота.

- Так, - сказал он наконец. – Кто первым поплавает?

Гали приземлилась на небольшой островок ила. Ее бронированные ноги немедленно погрузились в грязь и завязли в ней:

- Я не могу сказать, что предвкушаю это, но…

- Если Маска Жизни под водой, какой у нас выбор? – спросил Таху. – Макуты бы спустились вниз чтобы найти ее.

- Но вернулись ли бы они когда-нибудь обратно наверх? – спросил Онуа.

- Она может быть даже не там, внизу, - сказала Гали. – Все, что мы знаем – это что она сюда падала. Она могла приземлиться среди растений, или погрузиться в ил одного из этих маленьких островков. – Она посмотрела вокруг, на огромное болото, тянувшееся на многие мили во всех направлениях. – Она может быть… где угодно.

- Мы разделимся и поищем ее с воздуха, - решил Таху. – Выбирайте направления. Если заметите что-нибудь, используйте свою элементарную силу чтобы подать сигнал остальным. Если что-нибудь заметит вас… будьте осторожны. Не стоит надеяться, что Макуты еще не здесь.

***

Онуа Нува летел медленно, каждое его чувство было настороже. Он имел репутацию одного из мудрейших Тоа, и его рассудок говорил ему, что Таху прав. Макуты были где-то в болотах, они должны были здесь быть. Они пришли сюда, чтобы завоевать Карда Нуи, а Братство никогда ничего не делало наполовину. Прежде, чем напасть на деревни высоко наверху, они должны были убедиться, что у Маторанов нет путей отступления.

Иногда знать так много было проклятием. Онуа слишком хорошо знал всю историю Братства и их битв с Тоа, поскольку в Метру Нуи он провел изучение этой истории. Было небольшое число признанных побед Тоа над отдельными Макутами, но ни одна из побед не была действительно окончательной – Макуты всегда ухитрялись ускользнуть в тень, которую они так любили. Исход других сражений был еще менее ясен. Он давно подозревал, что победа его команды над Макутой была как-то подстроена, с целью не дать героям напасть на след чего-то намного большего.

Возможно, это и беспокоит меня больше всего, - думал он. – Ощущение, что что-то неправильно в целом. Братство вплотную подошло к тому, чтобы убить Великого Духа Мата Нуи – но зачем? Его смерть будет означать и их смерти тоже, вместе со всем остальным миром. Теперь они сконцентрировали свои силы в Карда Нуи, но, по-видимому, их больше интересуют нападения на Маторанские деревни, чем что-нибудь еще.

На первый взгляд, это не имело смысла. Если Карда Нуи действительно был самым важным местом, чтобы когда-нибудь разбудить Мата Нуи – и если Братство не хотело, чтобы это произошло – почему бы просто не разрушить это место? У них есть для этого сила. Почему его оставили таким, чтобы Тоа Нува нашли его нетронутым?

Если только… они не хотели, чтобы мы нашли его. Если только они и не хотят, чтобы Мата Нуи был разбужен, даже зная, что наказание за то, что они совершили, будет действительно ужасным. Или у них есть причины полагать, что они смогут избежать наказания за свои преступления?

Эта мысль, более чем все другие, беспокоила Онуа. Как существо, связанное с элементом земли, он знал, что малейший сдвиг почвы в одном месте может привести к обвалу где-то в другом. Он знал, как легко манипулировать землей для своей собственной цели. Макут не интересовали такие вещи, как земля или вода, огонь или лед, но они были мастерами в манипулировании другими. И что, если сейчас они каким-то образом дергают за веревочки… что, если Тоа Нува, не понимая этого, делают сейчас в точности то самое, что Братство от них хочет ...

Тогда, может быть, мы сейчас не спасаем мир, - понял он. – Мы, может быть, навсегда его губим.

Он остановился ненадолго передохнуть на илистой отмели в центре болота. Не было никаких следов Маски Жизни или каких-нибудь Макут. Он заметил многочисленных Рахи, которые даже Метру Нуевского архивариуса заставили бы броситься прятаться под кровать. Причудливость жизненных форм приводила в замешательство. Почему так много странных экземпляров обнаруживается в одном месте?

Громкое жужжание заставило его обернуться. К нему стрелой неслась Нуи-Копен, атакуя. Онуа и прежде на острове Мата Нуи видел крупных шершней-Рахи, но никогда – такого размера. Он включил свою Маску Силы и ударил насекомое бронированной рукой. От удара Нуи-Копен завертелась в воздухе и упала в болотную воду.

Ожидая, что существо немедленно вылезет оттуда снова, Онуа приготовился к следующему нападению. Вместо этого, он увидел, что насекомое бьется в грязной воде, неистово колотя крыльями. Потом, к изумлению Тоа Нува, Нуи-Копен начала меняться. По бокам у нее выросли щупальца, крылья увеличились, а хвост трансформировался в острое ядовитое жало. Когда она взлетела снова, это было совсем другое существо, чем несколько секунд назад.

Это что-то в воде, - понял Онуа, одновременно вырывая с корнем дерево, чтобы использовать его как оружие. – Какой-то вид мутагена, который подействовал на Нуи-Копен – и это значит, что остальных надо предостеречь! Если кто-нибудь из нас окажется в болоте, может произойти все, что угодно.

Новая Нуи-Копен парила в воздухе, ожидая подходящего момента для нападения. Онуа Нува выдернул дерево, готовый размахнуться им, если его враг окажется достаточно близко. Затем что-то ударило Тоа Земли в спину – легкий, безболезненный толчок. В следующее мгновение он уронил дерево и остался неподвижно стоять, опустив руки.

Онуа изо всех сил пытался двинуться. Он чувствовал, как сгибаются его органические мускулы, но механические части отказывались пошевельнуться. Он был парализован.

Кто-то или что-то приземлилось в грязь позади него, но Онуа не мог повернуть голову, чтобы посмотреть. Прошли кажущиеся бесконечными минуты, прежде чем гость передвинулся в поле зрения Тоа. Это было существо в желтых доспехах, с отвратительной физиономией и шипами по всей длине его ног. Он держал длинный меч и метатель, система которого была Онуа незнакома. Он осмотрел Онуа сверху донизу прищуренными злыми глазами и тихо рассмеялся.

- Всегда хотел иметь своего собственного Тоа, - сказал прибывший. – Персонального «героя» Макуты Битила. На колени, Тоа.
Против своей воли, Онуа Нува опустился на колени. Ему хотелось спросить, как этот Макута контролирует его тело, но он не мог заставить свой рот шевельнуться.

- Вот этим, - ответил Битил, как если бы услышал вопрос Онуа. Он указал на метатель, который держал. – Небольшое изобретение ремесленников-Нинрахов с Ксиа. Один выстрел, и я контролирую все механические части твоего тела. Могу оставить тебя здесь, на коленях, пока ты не умрешь от голода… или заставить тебя полезть в болото и утонуть… или даже заставить тебя убить твоих друзей.

Битил ухмыльнулся:

- Но вначале я хочу показать другим, что я сделал. Мы сходим повидать Крику. Мы все.

Когда он сказал это, маска, которую носил Макута, вдруг вспыхнула жизнью. В следующий момент, появилось еще полдюжины Битилов, каждый настолько же неоспоримо реальный, как и первый. Онуа обнаружил, что поднимается и взлетает в воздух, окруженный копиями Битила.

- Вот так, правильно, - сказал Макута. – Знаешь, я всегда хотел иметь домашнее животное…

***

Гали Нува скользила низко над водой, высматривая какой-нибудь признак Маски Жизни. Бесследно прошло уже три часа, и она начинала терять надежду когда-нибудь найти ее. Она также обнаружила, как тяжело концентрироваться на поисках, зная, что может произойти с ее друзьями, оставшимся наверху с Маторанами.

Ее изумляло, как это местность может выглядеть такой знакомой и, одновременно, - такой странной. Когда они только прибыли в Карда Нуи, все Тоа Нува внезапно поняли, что бывали здесь раньше. Это было много-много лет назад, когда они были еще так неопытны. И оно выглядело тогда не как сейчас, совсем не так. Но, опять-таки, это было так давно.

Не в первый раз, она удивилась, как же много тысячелетий она и члены ее команды провели запертыми в канистрах, ожидая дня, когда они могут стать необходимы. Важность их миссии им объяснили с самого начала. Их задачей было однажды пробудить Мата Нуи, если Великий Дух когда-нибудь станет жертвой травмы или нападения. Что никто из них сначала не понял, так это то, что поскольку их роль была настолько жизненно важной, их могли решить наглухо запечатать до того момента, когда придет их время сыграть свою роль.

Если бы мы знали, согласились ли бы мы? Может быть. Мы были тогда еще так невинны, - думала она. – Но хотела бы я знать, как много хорошего могли бы мы сделать за все эти годы, если бы у нас была свобода действий?

Гали летела, поглощенная своими все еще фрагментарными воспоминаниями. Может быть, если бы она была более бдительна, она бы услышала, как что-то поднялось из болота, над которым она только что пролетела. Снова, как уже происходило 100000 лет, никто не замечал Макуту Гораст, пока не становилось слишком поздно.

***

Таху Нува был первым из команды, кто заметил что-то необычное, хотя это и не была Маска Жизни. Он не знал точно, что это такое, хотя что-то в глубине его разума говорило ему, что он должен бы узнавать это.

Это была сфера без видимых отверстий, встроенная в камень одного из упавших сталактитов. Сооружение выделялось на общем фоне, потому что было явно искусственным – сделанным из металла, а не из камня – и сконструированным разумными существами. Таху сомневался, что это Маторанское сооружение, поскольку Матораны провели в болотах минимально возможное время.

Если это принадлежит Макутам, это опасно, - думал он. – Но если это создано кем-то еще, оно может дать ответы на вопросы. Так или иначе, это стоит проверить.

Таху полетел по направлению к сфере, готовый к возможной засаде, но тем не менее полный желания исследовать объект. Это было именно то, на что он надеялся в свои первые моменты жизни Тоа: исследовать неизвестное, разгадывать тайны и делать все это, служа справедливости. Его методы не всегда встречали поддержку со стороны членов его команды, но никто не мог подвергнуть сомнению его самоотверженность.

Он облетел строение по кругу. Рядом с ним не было никаких признаков каких-либо враждебных существ, и даже никаких зверей-Рахи. Не было и никакого видимого оружия. Но Таху не оставался бы в живых так долго, будь он глупцом. Он активировал свою Маску Защиты, создав вокруг себя энергетическое поле, и потом двинулся на исследование.

Мгновением позже – удар! Таху столкнулся с барьером, которого он не видел. Произошла вспышка чистой энергии, и следующее, что он понял - что отброшен назад, прямо в болото. Оглушенный, он едва сумел сохранить над собой свой щит. Это и спасло его, когда он врезался в рощицу деревьев, в противном случае удар вдребезги бы разбил его доспехи.

Таху свалился вниз, в грязь, и лежал там, бесчувственный. Все было спокойно и тихо. Болотные птицы глядели вниз с веток на это странное зрелище, насекомые жужжали над его распростертым телом. Внезапно Рахи бросились врассыпную, а температура резко понизилась. Мгновением позже, бледная прозрачная фигура медленно, как призрак, выплыла из ила. Существо на мгновение заколебалось, потом сделалось плотным, наконец, опустилось на четыре длинные ноги с зазубренными когтями. Низко склонившись над Таху, прибывший приготовился поесть.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТОПИ ТАЙН   Сб Фев 27, 2010 6:54 am

Интерлюдия 1

Таканува: видение прошлого…

Существо в красной броне открыло глаза и огляделось. Он не знал, где находится, и не имел понятия, кем могут быть пятеро, находящиеся рядом. Каждый из них лежал на плите, как и он сам, и каждый носил цветную броню и маску. Но там, где он был красным, они были других цветов: белого, синего, зеленого, черного и коричневого.

Конечно, тот факт, что он не знал, кто они, особо не удивлял. В конце концов, он не был уверен и в том, кто такой он сам.

Он начал подниматься, но обнаружил, что не может этого сделать. Толстые полосы металла обхватывали его тело, удерживая прижатым к плите. Даже не зная своей истинной сущности, он тем не менее знал, что не любит быть связанным. Он попытался напрячь всю свою силу и разорвать путы, но безуспешно. Его расстройство и раздражение росли. А затем металл внезапно стал мягким и превратился в расплавленную жидкость, которая стекла с него на пол.

Это я сделал? - удивился он, садясь.

На соседней плите фигура в белых доспехах заморозила свои оковы и затем легким движением разбила их. Все остальные нашли свои собственные способы освободиться.

- Ну, мы все свободны, - сказал тот, кто был в красной броне. - Что теперь? Кто-нибудь знает, где мы... или кто мы такие?

Ответ пришел, но ни от кого-нибудь из них. Вместо этого, прозвучавший в ответ голос, казалось, исходил ото всей комнаты:

- Вы Тоа.

Фигура в коричневой броне спрыгнула с плиты и встала на ноги:

- Тоа! Эй, это круто. Я всегда хотел стать Тоа, - он посмотрел наверх, адресуя свои следующие слова потолку. - Только один вопрос: а что такое Тоа?

- Тоа - это герой, - ответил голос. - Каждый Тоа управляет элементарной силой, которую можно фокусировать через ваше оружие. Каждый из вас также носит Великую Маску, у каждого со своей собственной силой. В свое время вы узнаете об этих силах и о том, как их контролировать.

Тот, кто носил белые доспехи, нахмурился:

- Для кого мы должны быть героями и зачем? Ты говоришь, что мы обладаем великими силами, но что мы должны с ними делать? Слишком много вопросов, на мой вкус...

Невидимый собеседник тихо рассмеялся:

- Ты недооцениваешь себя, Копака - да, это твое имя. Вопросы всегда будут разжигать в тебе жажду найти ответ. Но сейчас настало время вам познакомиться.

На потолке над Копакой зажегся светокамень, и голос сказал:

- Копака, Тоа Льда.

Один за другим, светокамни загорались над каждым из них, и голос говорил их имена.

- Гали, Тоа Воды.

- Похату, Тоа Камня.

- Онуа, Тоа Земли.

- Лива, Тоа Воздуха.

Последним, кого назвали, был тот, кто носил красную броню.

- И Таху, Тоа Огня. Он будет вашим лидером.

Это, похоже, удивило Копаку, который резко сказал:

- Мне кажется, что стоило позволить нам самим выбрать лидера.

- Я должна с этим согласиться, - тихо сказала Гали. - Я имею в виду, никто из нас ничего не знает об этом Таху. Что, если он чересчур импульсивен, чтобы стать хорошим лидером? Что, если у него недостаточно способностей для работы с командой, или он не может объяснять, или...

Лива захихикал:

- Или что, если он просто идиот?

Заряд пламени от рассерженного Таху пролетел так близко от Тоа Воздуха, что его маска сильно нагрелась. Лива поднял руку и сдернул маску. И немедленно почувствовал такую слабость, что едва не упал. Похату и Онуа бросились поддержать его.

- Вы не должны снимать маски, если только не хотите заменить одну на другую, - сказал голос. - Без них вы становитесь вдвое слабее.

Лива немедленно вернул горячую маску обратно на лицо:

- Спасибо... оу!.. что сказали нам, - он повернулся, чтобы посмотреть на Таху. - А что до тебя, огнелетка, лучше будь осторожен, иначе тебя однажды сдует большой ветер.

- Большой ветер, - сказал Таху, кивнув. - Да, это ты, согласен.

Копака решил проигнорировать спор:

- Так мы команда, - сказал он их незримому хозяину. - И снова я спрашиваю - для какой цели? Что мы должны делать?

Часть дальней стены скользнула в сторону. За ней была лишь тьма.

- Проход к другой тайне, возможно, - сказал Онуа. - Интересно, полна ли таких жизнь Тоа?

- Тогда это будет лишь первый из множества, через которые мы пройдем, - ответил Таху. - Пошли.

За дверью оказалась длинная узкая платформа, выступающая в пустое пространство большой сферической комнаты. Похожее на пещеру помещение было совершенно темным. Один только Онуа мог что-то видеть в ней, благодаря великолепному ночному зрению, которым другие не обладали.

Это совсем не было счастьем, поскольку позволяло ему видеть, как высоко над землей они находятся. Он нервно поглядывал за край платформы. Будучи созданием земли, высоту он не любил.

Затем неожиданно вспыхнул свет. В воздухе высветился символ и безмолвно завис перед глазами Тоа. В центре символа находился овал, к которому на северо-востоке и юго-западе примыкали меньшие по размеру. С обеих сторон трех овалов располагались большего размера изгибающиеся фигуры, заостряющиеся на концах.

Голос заговорил снова.

- Вашим миром управляет и защищает его Великий Дух Мата Нуи. Вы, в свою очередь, должны быть защитниками Мата Нуи. То, что вы видите перед собой – символ его силы и воли.

Похату первым выразил словами то, что думали Тоа:

- Если он «Великий Дух», почему ему необходима защита?

- Мир огромен и полон опасностей, - ответил голос. – Если Мата Нуи когда-нибудь будет повержен, ваша роль – ваша судьба – вернуть ему силу. Если такое время настанет, вы поймете, что делать.

- А до тех пор? – спросил Таху. – Мы будем просто сидеть и ждать?

- Вы будете тренироваться. Вы будете учиться, - сказал голос. – И, со временем, вы станете помогать Маторанам, которые работают, выполняя волю Мата Нуи.

- Верно, – сказал Похату. - Эй, Матораны, вероятно могли бы воспользоваться нашей помощью. Знаете, что такое работать целый день, выполняя чью-то волю, и всё?

Все пятеро остальных Тоа повернулись взглянуть на Похату. Наконец, Гали улыбнулась и сказала:

- Ну хорошо, Похату. Давай. Скажи это.

Похату пожал плечами, посмотрел наверх и спросил:

- Ладно, сдаюсь: что такое Матораны?
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТОПИ ТАЙН   Сб Фев 27, 2010 6:55 am

Глава 2

Битилу, его двойникам и Онуа Нува потребовалось всего несколько минут, чтобы добраться до логова Крики в гуще болота. Там не было ни следа кого-то живого, только мертвые Рахи, лежащие в грязи. Это явно не обеспокоило Битила, который приземлился на небольшом островке и замер в ожидании.
– Крика? Покажись.
Онуа Нува хотелось оглядеться, чтобы посмотреть, не приближается ли кто-нибудь... и внезапно он понял, что может это сделать. Чем бы Битил ни выстрелил в него, эффект от этого уже прошел. Но он остался абсолютно неподвижен, не собираясь дать Макуте понять, что его тело вновь принадлежит ему.
– Его никогда не увидишь до последнего момента, – пробормотал Битил. – Ненавижу это.
Остальные Битилы согласно кивнули, кроме одного, который казался крайне смущенным. Теперь, когда Онуа присмотрелся к нему повнимательнее, он понял, что это конкретная версия Битила была не точной копией остальных. В самом деле, его внешность была иной - ему недоставало лезвий на ногах и жуткого лица, которые были у его компаньонов.
Тоа Земли не имел представления о том, что тут происходит. Но, что бы это ни было, оно началось с того Макуты, который поймал его. Он подождал, пока тот не повернулся к нему спиной, и взял его в захват. Тоа развернулся вместе с Битилом, в то время как остальные рванулись вперед.
– Я бы не стал, – сказал Онуа. – Если вам нравится его тело с прикрепленной головой.
Шесть пар рук протянулись к Онуа. Энергия тени начала собираться в двенадцати ладонях, пока дубли Битила готовились к атаке.
– Что случится с твоими двойниками, если оригинал умрет? – продолжал Онуа. – Ты действительно хочешь это выяснить?
Битил, которого Онуа взял в заложники, начал смеяться. Потом одним легким движением плечами он вырвался из захвата Тоа и поверг Онуа наземь перед дублями.
– Ты идиот, – сказал Макута Битил. – Они не просто двойники – они и есть я. Они все – я. Каждый вырван из прошлого, чтобы помогать мне в настоящем. Мгновенная армия, всегда верная, и я могу вызвать столько, сколько мне необходимо. Видишь?
Поднимаясь, Онуа увидел, как шесть Битилов стали дюжиной, затем двумя дюжинами, затем примерно пятьюдесятью. Некоторые стояли, некоторые летали, некоторые были в точности похожи на Битила, а некоторые едва его напоминали. Но все они ненавидели вид Тоа.
– К сожалению, они – мы – никогда не помним того, что увидели в собственном будущем, – продолжил Битил. – Жаль, что они не вспомнят момент твоей смерти.
Онуа опустился на колени.
– Тогда, полагаю, стоит сделать его... запоминающимся, – сказал Тоа Земли.
Закрыв глаза, он призвал свою элементарную силу. Управляемое его волей, вещество островка взорвалось, взметнув тонны грязи в воздух. Вместе с грязью ввысь понесся Онуа, подальше от Макуты Битила и его легиона.
Когда он решил, что находится достаточно высоко, он повернулся и увидел, что за ним летит один измазанный в грязи враг. Сосредоточенность Битила была нарушена, что отключило силу его маски, послав двойников обратно в прошлое. Онуа приготовил свой скайбластер Мидак - а затем к своему удивлению понял, что его оружие больше не было скайбластером. Оно превратилось во что-то, напоминающее пускатель Битила. Ну, тогда ничего не выйдет, подумал Онуа, выстрелив.
Ракета попала точно в его противника, но результат был абсолютно неожиданным. Сфера чистой энергии образовалась вокруг Макуты, отрезав того от Онуа. В следующее мгновение сфера рухнула как камень, унеся Битила обратно в топь.
Онуа повернул направо и улетел. Он должен был предупредить остальных, что Макуты уже здесь... если еще не слишком поздно. Но как найти Гали и Таху?
Половина этой проблемы внезапно разрешилась. Огромный огненный шар взметнулся в воздух на востоке. Это был призыв о помощи - или Онуа никогда их не видел. Отрегулировав наклон крыльев и запустив турбины на своей броне, он направился к битве.

Гали Нува не могла поверить своей удаче. Нет, она не заметила Маску Жизни, но увидела то, что было похоже на ключ-камень. Тоа Нува нашли куски древней таблички в деревнях Маторанов наверху. На них были вырезаны инструкции, как разбудить Великого Духа Мата Нуи. Но эти фрагменты были бесполезны, пока не найдены все шесть и не прочитаны вместе.
Этот конкретный кусок камня был обвит лианами крупного болотного растения. Ей хотелось пролететь и быстро схватить его, но вмешались воспоминания. Она вспомнила рассказанные Турагами легенды о злобном, разумном растении под названием Морбузак, которое однажды пыталось сокрушить город Метру Нуи. Невозможно было судить о том, что может расти в этом странном месте. Лучше действовать осторожно.

Макута Гораст не могла поверить своей удаче. Застряв в этом убогом болоте, мутировав под действием воды и больше не способная изменять внешний вид, она начала сомневаться в своей роли в плане Братства. Несомненно, ей суждено заниматься большим, чем шляться по грязи, питаясь крошечными запасами света из Рахи? Может быть, Макута Икаракс все это время был прав... этот великий План предусматривал слишком много ожидания и слишком мало убийств.
Она немедленно прогнала эту мысль. Только План имел значение, и ничто больше - уж явно не нужды любого Макуты в отдельности.
Но сейчас Судьба послала ей Тоа, без сомнения, до краев полную света. Ей хотелось тихо подлететь на крыльях-лезвиях и напасть, оставив от этой Тоа Воды только высушенную оболочку. Но она слышала от остальных Макут достаточно историй о том, что Тоа иногда опаснее всего, когда они кажутся совершенно беззащитными. Лучше всего, решила она, действовать осторожно.

Небольшая волна болотной воды разбилась о растение, заставив его сотрястись. Когда волна откатилась, ключ-камень все еще был крепко зажат его ветвями. Гали вызвала другой водяной кулак, нацелив его прямо на то место, где застрял камень. На этот раз обломок слегка сдвинулся, начав освобождаться из хватки растения. Еще три попытки, и камень упал на мягкую землю.
Гали наклонилась, чтобы поднять его. Теперь осталось недолго.

Гораст смотрела, как Тоа Воды высвобождает кусок камня из растения с помощью своей элементарной силы. Она смутно припоминала, что Антроз говорил ей, что, если она увидит такой камень, то она должна взять его и принести ему. Но ее жажда света до последнего времени прогнала этот приказ из ее разума.
Все лучше и лучше, подумала она. Я высушу Тоа и одновременно выполню приказ.
Ключ наконец освободился, и Тоа наклонилась за ним. Гораст вошла в пике. Теперь осталось недолго.

Кулак Гали сомкнулся вокруг камня, когда она вспомнила что-то. Это было смутное воспоминание о чем-то, сказанном ей давным-давно. Она была в пустынном, невыносимо жарком месте, судя по всему. Была битва, и она проиграла, хоть и не врагу. Кто-то стоял над ней.
– Опасность – не всегда то, что ты видишь, – говорил он. – Часто это то, чего ты не видишь, пока не становится слишком поздно.
Эта мысль заставила ее повернуться. Гораст пикировала на нее. Гали, не задумываясь, встретила Макуту здоровенным водяным кулаком.
Гораст бешено завертелась в воздухе, в итоге вцепившись в дерево четырьмя когтистыми руками. Злобно шипя, она бросилась на Гали. Тоа метнула еще один водяной заряд. Гораст увернулась и ударила головой Гали в живот. Та врезалась в дерево, вырвав его с корнем и уронив в болото.
Гораст приземлилась в грязь и побежала к упавшей Тоа. Оглушенная, Гали все же смогла создать вокруг головы Гораст водяной шар, лишив Макуту воздуха. Гораст попыталась стряхнуть его, но шар не поддался.
Гали взглянула на свое оружие, обнаружив, что оно превратилось в абсолютную копию того, что носила Гораст. Она выстрелила, одновременно убрав шар, и цепи из энергии обвились вокруг Гораст, подобно змеям.
– Сдавайся. Или ты предпочтешь еще поплавать на суше, Макута? – спросила Гали. – Ведь это ты и есть? Еще один Макута?
– Гораст, – сказала ее пленница. – Макута полуострова Трен Кром, госпожа кислотных дождей, завоевательница орды Висораков – а ты Гали Нува, Тоа Дождевых Капель.
Легким движением плеч Гораст разорвала связывавшие ее цепи.
– И Макуты не сдаются… по той же причине, что и Тоа не убивают.
Гораст выстрелила из бластера Нинрах. Гали наклонилась, с трудом уйдя от выстрела, и выпустила очередь водяных зарядов, скользя по грязи. Гораст отбила все атаки четырьмя руками и начала наступать. Быстро сориентировавшись, Гали увеличила влажность грязи под ногами Гораст. Макуту начало затягивать в землю под весом ее брони. Она попыталась улететь, но грязь цеплялась за нее, как нечто живое и голодное.
– Вы, Макуты, думаете, что мы слабы, раз не убиваем врагов, – сказала Гали, поднимаясь и подходя к Гораст, пытавшейся вырваться. – Но иногда смерть может быть милостью. Иногда худшее, что ты можешь сделать с врагом – это оставить его жить.
Гораст кивнула:
– А иногда худшее – лишить противника этого удовольствия.
С этими словами Гораст закрыла глаза и исчезла в грязи. Гали бросилась вперед, ошеломленная тем, что Макута предпочла не сдаться, а покончить с жизнью. Не было видно никаких признаков Гораст, даже пузырьков воздуха на поверхности.
– Глупая, – пробормотала Гали. – Неужели жизнь, даже собственная, ничего не значит для нее?
Грязь позади нее взорвалась. Гораст вырвалась из-под земли, подобно духу мщения, и направила свое жало в спину Гали.
– Моя жизнь ничего не значит, – сказала Макута. – Твоя жизнь ничего не значит. Только План имеет значение.
Огромный огненный шар взлетел в воздух, освещая ужасающее зрелище света, высасываемого из Тоа… если бы хоть кто-то мог это видеть.

Таху Нува ненавидел холод. Возможно, именно поэтому он всегда враждовал с Копакой, Тоа Льда. Огонь нес тепло и свет, с его помощью создавали маски и инструменты, он был необходим для самой жизни. Лед же не приносил ничего, кроме смерти.
Сейчас, лежа в грязи, он чувствовал холод, проникавший в самые его мускулы и угрожавший навечно заморозить их. Он никогда не чувствовал ничего даже отдаленно похожего на это, даже во время тренировок с Копакой. Это казалось не физическим морозом, а скорее холодом, сковывающим душу.
Таху открыл глаза. Первым, что он увидел, была длинная, белая, насекомоподобная нога, усеянная острыми, изогнутыми шипами. Она слегка сдвинулась в грязи, открыв взору еще три такие же. Их обладатель склонился над Таху, но Тоа Огня сомневался, что его собираются вежливо будить.
Несмотря на холод, Таху заставил себя откатиться. Оказавшись на некотором расстоянии от гостя, ему удалось рассмотреть того – и немедленно пожалеть об этом. У существа стоявшего перед ним, была длинная, узкая, белая голова с костяным гребнем, тянувшимся изо лба до середины спины. Его передние ноги были очень длинными, задние – гораздо короче, а в руке он держал оружие. Оно казалось каким-то чудовищным Рахи, и оно смотрело на Таху алыми, полными ненависти глазами.
– Когда-то я был похож на тебя, – сказало жуткое существо.
– На меня? Ты имеешь в виду, что был Тоа? – спросил Таху. Он уже был на ногах, приготовив оружие.
Существо рассмеялось. Это прозвучало как хруст раздавленного скелета.
– Нет. Когда-то я был живым, как ты: крепким и цельным, не нуждающимся ни в ком и ни в чем. Я был Макутой Крикой, мое имя произносили шепотом в легендах в половине изученной вселенной. А теперь…
– Что изменилось? – спросил Таху. Он обратил внимание, как тихо говорил его собеседник – старая уловка, чтобы подманить потенциальную жертву поближе. Тоа не собирался поддаваться на нее.
– Все изменилось, Таху… о да, я знаю, кто ты, – сказал Крика. – Изменилось, в тот день, когда Макута Теридакс раскрыл свой план покорить Великого Духа, и мы последовали за ним – кто-то из страха, кто-то из жадности, кто-то по… другим причинам.
Крика пожал плечами, пугающе острые концы его передних ног оказались на виду на мгновение перед тем, как вновь погрузиться в грязь.
– Наш великий План. Он стоил Братству Макуты много времени и денег. Мне он стоил еще больше.
– Почему ты рассказываешь мне все это? – спросил Таху.
– Ты знаешь, почему Братство Макуты так ненавидит Тоа?
– Я могу придумать множество причин, – ответил Таху.
– Потому, что вы являетесь теми, кем мы когда-то давно могли лишь притворяться – героями, творящими добро не ради награды. Вы получали славу и овации, которых нам всегда недоставало. Поэтому мы называем вас глупцами или чем похуже, и истребляем вас… потому, что мы не можем быть вами.
– Я должен пожалеть тебя? – огрызнулся Таху. – После всего зла, причиненного тобой и твоим родом? Не думаю. Облегчай душу перед теми, кому это интересно.
Крика вновь пожал плечами:
– Я просто подумал, что ты захочешь узнать…
Температура внезапно упала. На этот раз Таху казалось, что из его тела выкачивают энергию. Слишком ослабший, чтобы стоять, он упал в грязь.
– …Почему ты должен умереть, - закончил Макута.
Мир закружился вокруг Таху. У него было время лишь на одно действие, и если это не сработает, он будет мертвым Тоа. Невероятным усилием он поднял руку и метнул огромный огненный шар высоко в небо. Оставалось лишь надеяться, что Гали или Онуа увидят его вовремя.
Крика посмотрел наверх, следя за полетом сгустка пламени. Он улыбнулся, но это была грустная улыбка, потому что он слишком хорошо знал Тоа. Огонь Таху позовет на смерть других. Они были обречены.
И, может быть, подумал Крика, это единственное, что у меня есть общего с моими врагами.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТОПИ ТАЙН   Сб Фев 27, 2010 6:57 am

Интерлюдия два

Таканува: видение прошлого продолжается…

Гали тяжело упала на землю, не в первый уже раз. Ее мышцы болели, ее броня треснула в нескольких местах, ее Маску Силы уже сбивали с полдюжины раз. Она устала, была сердита, и она все еще не видела во всем этом смысла.
– Я тоа Воды, – проворчала она, поднимаясь. – И что я здесь делаю?
Ее тренер, Гидраксон, покачал головой:
– Ты Тоа Воды. Да, это так. Соответственно, враги будут стараться нападать на тебя только тогда, когда вокруг будет довольно воды… и такого не случится.
Быстрее, чем она могла уследить, он метнул в Тоа бумеранг. Тот нырнул вниз и ударил ее по ногам, заставив вновь упасть на землю.
Гидраксон обвел рукой окружающий ландшафт. Они были в иссушенной пустыне, простиравшейся так далеко, сколько мог видеть глаз. Влажность воздуха была близка к нулю.
– Если тебе нужна вода, тебе придется сделать ее самой, – сказал он. – Если, конечно, я не порублю тебя до того, как ты сможешь это.
На этот раз Гали подпрыгнула и атаковала Гидраксона, размахивая своими инструментами-крюками. Тот подставил под один из них запястье, схватил Тоа за кисть свободной рукой и перекинул через бедро. Гали приземлилась на спину.
– Я могу заниматься этим весь день, – сказал Гидраксон, улыбаясь. – И если ты продолжишь думать сердцем, а не головой, то мне просто придется это делать.
Гали поднялась, но на этот раз не стала нападать. Вместо этого она сделала несколько шагов назад, не спуская глаз с рук Гидраксона. Если он вздумает швырнуть еще одно лезвие или бумеранг, то на этот раз она будет готова.
Как выяснилось, его руки так и не пошевелились. Вместо этого он пнул ближайшую дюну, бросив ей в лицо кучу песка. Пока Тоа была ослеплена, он метнул два кинжала, выбив оба крюка из ее рук.
– Теперь ты безоружна и не можешь видеть, – сказал он. – Это значит, что тебе осталось жить где-то полсекунды, и то если твой противник окажется тормозом.
Продолжай болтать, подумала Гали. Посмотрим, у кого сколько времени осталось.
Сконцентрировавшись, она выстрелила из ладони струей воды. Та ударила Гидраксона с силой небольшого взрыва, повалив его на землю. Когда ее зрение прояснилось, Тоа Воды увидела, что он тянется к своему оружию. Она выстрелила еще раз, приковав его к земле струей.
– Сдаешься? – спросила она.
– Ни на секунду, – ответил Гидраксон.
Гали слишком поздно услышала движение за своей спиной. Серебряная энергетическая гончая врезалась в нее, заставив уткнуться лицом в песок. Так как это нарушило ее сосредоточенность, струя воды исчезла. Гидраксон поднялся, схватил ее за шкирку и рывком поставил на ноги.
– Познакомься со Спинаксом, – сказал он, показывая на четвероногого зверя, все еще настороженно разглядывавшего ее. – Когда я закончу с вами, будущими героями, я получу новое назначение, и он отправляется со мной. Ну а пока он помогает мне доказывать, что опасность – не всегда то, что ты видишь. Часто это то, чего ты не видишь, пока не становится слишком поздно.
Гали выплюнула песок. Каким-то образом она сумела выдавить улыбку:
– Не завидую тем, кто будет работать с тобой на следующей твоей работе.
К ее удивлению, лицо Гидраксона помрачнело:
– Не надо. Поверь мне, тебе совсем не надо им завидовать.
Гали, которой внезапно стало неуютно, попыталась сменить тему:
– Ну, урок выучен. Мы закончили на сегодня?
Гидраксон, глубоко задумавшийся, казалось, внезапно вспомнил о ее присутствии:
– Хммм? Нет, нет. У тебя будет фора в пятнадцать минут. Потом я пошлю за тобой Спинакса. Говорят, что он может проследить облачко энергии в любой части планеты… так что, думаю, тебе лучше начинать бежать.
– И чему меня это должно научить? – вопросила Гали.
– Это тренировка не для тебя, – ответил улыбающийся Гидраксон. – Это тренировка для него.

Когда Гали добралась до жилища Тоа, она была вымотана и зла.
– Маска Дыхания Под Водой, – вздохнула она. – Очень полезна, когда вокруг нет воды.
Похату засмеялся:
– Я думал, что смогу убежать от зверюги с помощью своей маски, но этот поганец никогда не сдается. Бежал так быстро, что песок превращался в стекло, но Спинакс все равно поймал меня, стоило чуть-чуть снизить скорость. Этот тест прошел только Копака.
Гали повернулась к Тоа Льда:
– Что ты сделал?
Копака пожал плечами:
– Я заморозил его.
– Ты не мог!
– Он смог, – сказал Лива. Тоа Воздуха парил над полом. Он решил овладеть своей Маской Левитации в совершенстве, и его ноги теперь почти никогда не касались земли.
– И что случилось потом? – спросила Гали.
– Ничего, – буркнул Копака.
– Ничего? – хихикнул Онуа. – Гидраксон похвалил его за нестандартное мышление.
– А потом избил, – добавил Таху. – Он сделал это шесть или восемь раз подряд, братец?
– Я не видел, чтобы ты смог этого избежать, Тоа Пепла, – ощетинился Копака.
– Думаю, Маска Защиты не очень-то помогает, когда бумеранги летят к тебе со спины, да, Таху? – спросил Лива.
Онуа посмотрел на Таху и Копаку и увидел, что никто из них не смеется.
– Ну, нам всем надо стараться сильнее, – сказал Тоа Земли. – Однажды мы будем сражаться не с тренером, а с реальным противником.
– Давно пора , – сказал Копака. – Может, хоть тогда будет меньше болтовни.
Лива опустился на землю позади Гали.
– Очень дружелюбный, да? – прошептал он.
– Он одиночка, но достаточно умный, чтобы понимать, что в одиночку ему не добиться успеха, – ответила Гали. – Это злит его, но он старается заморозить это у себя внутри.
– Когда Таху продолжает раздувать пламя между ними, словно пытаясь что-то доказать, – сказал Лива. – Может быть, нам стоит держаться рядом, сестра. Эти двое могут привести нас к гибели.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТОПИ ТАЙН   Сб Фев 27, 2010 6:58 am

Глава 3
В течение своей жизни Гораст получила несколько действительно мощных ударов. Какой-то громила по имени Крекка однажды попытался остановить её, когда она шла по своим делам, и аргументировал своё действие выстрелом, отправившим Макуту сквозь стену (не так много времени спустя он сполна заплатил за это). Было время, когда она оказалась не с той стороны несущегося Таторака.
Но ничто не могло сравниться с захватом Онуа, который поднял её высоко в воздух и ударил о землю со всей своей силы и мощью, которую предоставила ему его маска. Даже для грубой силы Макуты мир пошёл кругом.
- Лежи тут, пока я проверю Гали, - произнёс Онуа, чей тон напоминал назревающее землетрясение. – И если она ранена, то уж извини, я отправлю тебя обратно в то место, откуда ты пришла, по частям.
Онуа сделал пару шагов назад, чтобы держать Гораст в поле зрения, пока он осматривает повержённую подругу. Гали дышала, и, похоже, не была сильно ранена, просто оглушена. Чем бы эта штука не была – очередным Макутой или каким-нибудь Рахи, и что бы она не делала в момент появления Онуа, она не зашла слишком далеко в свои действиях.
Гораст не шевелилась. Она лежала в грязи и рассматривала Онуа с… яростью? Нет, тут было нечто другое, осознал Тоа. Нечто более беспокоящее: голод.
Онуа поднял Гали на ноги. Гораст тоже неуклюже поднялась одновременно с ними.
- Будь осторожен, - прошептала Гали. – Она опасна.
- Ты ведь Онуа, не так ли? Который мудрец? – Прошипела Гораст. – Умный и сильный, но никогда - лидер… всегда обречённый следовать приказам дураков вроде Таху. Братство сделает тебя королём. Ты можешь получить в управление весь Метру Нуи, Тоа… всё, что тебе нужно сделать, это встать на мою сторону.
- Мои доспехи чёрные, - ответил Онуа, - но это не относится к моему сердцу. Мой ответ: нет.
Гораст ринулась на него. Онуа встретил её фонтаном грязи из-под земли. Пока Макута пробивалась через него, Тоа Земли подхватил Гали на руки и полетел прочь к тому месту, где он увидел шар огня. Он должен найти Таху, чтобы втроём они могли противостоять врагу.
Гораст взлетела вслед за ним. Она отлично знала, куда они направляются, и совершенно не волновалась на этот счёт. Свет троих Тоа будет незабываемым пиром.

Мозг Таху работал, даже несмотря на то, что его тело лишилось энергии. Он смог выяснить, что с ним происходит. Крика выкачивал энергию из своих жертв. Если жертвы не было, он черпал её из окружающей среды. Это объясняло падение температуры, которое сопровождало его появления. Теперь от Таху требовалось сообразить, как с этим бороться.
Температура… жар… холод – вот ключ, подумал он, Куда бы он ни шёл, воздух холодеет… Если это то, что к чему он привык… может, мне удастся приготовить прожаренного Макуту.
В данный момент пламя было за пределом его возможностей, но генерировать жар Таху ещё мог. Он направил всё, что оставалось от его энергии, в землю, пожелав, чтобы почва и вода нагрелись, и грязь вскипела. Крика издал вопль боли и стал бесплотным. Он воспарил над бурлящим котлом, который секунду назад был лишь клочком земли в обширном болоте.
Таху не заботил побег Крики. Он добился цели – утечка энергии остановилась. Может, из-за ожогов, или из-за превращения в свою призрачную форму, но время обеда Крики закончилось.
Тоа Огня взглянул вверх и увидел другие хорошие новости. Онуа и Гали были на подлёте. Правда, на хвосте у них висели два злобных на вид существа, но всё равно, вид приближающихся соратников был лучшим, что он когда-либо видел.
Таху впитал жар из земли обратно настолько, чтобы Онуа и Гали смогли приземлиться. Крика проплыл над их головами, в то время как преследователи Онуа кружили как осы Нуи-Рама. Таху заставил себя подняться и создать щит вокруг себя и остальных Тоа Нува.
- Я вижу, ты привёл с собой компанию, - сказал он Онуа.
- Не мог ничего поделать. Гали была слаба, да и ты выглядишь не лучшим образом.
- Мой щит выдержит пару ударов, а затем… - ответил было Таху, но тут его глаза сфокусировались на чём-то в небе. – Подождите-ка, а это что?
Онуа повернулся, чтобы посмотреть и заметил, что три Макуты сделали то же самое. Тем, что они заметили, оказался другой Макута, Чирокс, камнем падающий с неба. Очевидно, он не мог контролировать этот полёт. Онуа догадался, что он получил неслабый удар от одного из трёх Тоа Нува, сражающихся в небесах наверху.
Гораст, Битил и Крика отреагировали незамедлительно, полетев или поплыв, чтобы перехватить своего брата. Это было превосходный момент для побега, но, поскольку Таху и Гали потратили слишком много энергии, Онуа не был уверен, что им удастся убежать далеко.
- Сюда, - раздался тихий голос слева. – Идите сюда, скорее.
Онуа увидел того, кто произнёс эти слова – Ав-Маторан, подзывающий Тоа из-за болотной листвы.
- Я отведу вас в безопасное место, - сказал Маторан.
Онуа знал, что это может оказаться ловушкой, но в данной ситуации ему пришлось пойти на риск. Таху кивнул в знак согласия, и три героя последовали за Матораном в глубины болота.
Они остановились на маленькой поляне, окружённой светолианами, растениями, которые использовали Матораны Карда Нуи, защищаясь от Макут. Естественные источники света, лианы были болезненны для любого приблизившегося повелителя теней. Но трёх Тоа поразило то, что лежало на земле – около дюжины тел Маторанов, которые определённо находились в состоянии какой-то трансформации.
Онуа рванулся к лежащим жителям, но сопровождавший их Маторан остановил его:
- Не мешайте. Пришло их время, моё тоже скоро придёт.
- Их время? Для чего? – спросила Гали, отталкивая Онуа и Маторана. Она подбежала к ближайшему жителю, но от увиденного у неё перехватило дыхание и она отступила.
Тело Ав-Маторана менялось на глазах. Мышечные ткани и лёгкие растворялись, заменяясь металлическим протодермисом. Форма тела тоже менялась, становясь больше и шире, и даже обычные черты Маторана быстро исчезали. Но не это шокировало Гали и остальных Тоа Нува. Нет, их шокировало то, что они узнали тех, в кого превращались Ав-Матораны.
- Бороки. – Прошептала Тоа Воды, дрожа всем телом. – Во имя Великих, они превращаются в Бороков!

Крика первым заметил, что Тоа Нува исчезли. Битил и Гораст были за немедленное преследование, но Крика отмахнулся.
- Куда они смогут убежать? Вы знаете не хуже меня, что они не покинут болота без вот этого, - сказал он, подняв переднюю лапу с зажатым между шипами ключ-камнем. Привычным движением он передал камень Битилу.
- Что если они не найдут оставшиеся пять? – спросила Гораст.
- Найдут. – Ответил Крика. – Найдут, потому что это сложно, опасно, вероятно невозможно… и потому что они Тоа.
- Будь осторожен, брат, - предупредил его Битил. – Ты начинаешь рассуждать так, будто восхищаешься ими.
- Я уважаю их и их силу, - поправил его Крика. – И лучше бы ты поступал так же. Мы опускались как чума, уничтожали Тоа везде, где бы ни находили этих героев. Те, кто выжили, научились превращать любую ошибку врага в возможность победить.
- Тогда будь осторожен, - произнесла Гораст, приближаясь вплотную и не сводя пристального взгляда с Крики. – Будь очень осторожен, брат, чтобы не допускать ни одной ошибки – ни сейчас, когда вселенная почти у нас в руках.
Крика включил силу своей маски. Канохи Краст, Маска Отталкивания, отшвырнула Гораст от него с огромной скоростью. Макута врезалась в ближайший сталактит с отвратительным хрустом и, оглушённая, упала в грязь.
- Я всегда осторожен. – Ответил Крика. – Вот почему я выжил.

Бороки. Это слово Тоа Нува очень часто слышали на протяжении прошлого года, и надеялись никогда больше его не услышать.
Вскоре после своего прибытия на осаждённый остров Мата Нуи, Тоа встретились со стаями насекомоподобных механических существ. Бороки прорубали себе разрушительную дорогу по всему острову, аннигилируя леса, горы, реки и всё, что вставало у них на пути. Потребовались отчаянные усилия Таху и его команды, чтобы остановить их и разгромить королев стай. Только недавно Тоа выяснили, что Бороки служили для благих целей, и тогда герои сами помогли им вновь выйти на волю. Но вот зачем остров Мата Нуи должен быть "очищен" от заполнявших его чудес природы, Тоа до сих пор не имели понятия.
И вот они стояли, наблюдая, как дюжина Маторанов Света поднимаются с земли в качестве новых Бороков. В них отсутствовали краны, маленькие создания, обеспечивающие работоспособность механоидов, но в остальном они выглядели как и любой другой Борок, которого Тоа когда-либо встречали.
- Это безумие, - проговорила Гали в ужасе. – Это не может быть правдой… выходит, все те Бороки, с которыми мы сражались были когда-то Маторанами?
- Думаю, всё не так уж cтранно, - ответил Онуа. – Помню, я читал теорию в Архивах Метру Нуи, что Бороки раньше являлись биомеханическими существами, которые однажды эволюционировали в полностью механическую, искусственную жизнь. Разве мы не именно это наблюдали сейчас?
- Это природа вещей, - произнёс сопровождавший их Маторан. – Так же как и первый Борок возник из первого Ав-Маторана, так и последующие поколения возникнут из нас. В виде Бороков мы служим воле Мата Нуи, так же, как и вы. Из тех существ, которые вы должны защищать и за которыми должны присматривать, мы становимся воистину вашими братьями.
- Ну конечно, - пробормотал Таху. – Когда мы напали на королев, помните…Они спросили, как мы смеем мешать нашим "братьям". Мы ведь даже не подозревали…
Под испуганным взглядом Гали двенадцать Бороков растворились в воздухе.
- Куда они делись? – спросила она.
- Они присоединятся к остальным, в них будет помещена крана, которая поведёт их до конца жизни. – ответил Маторан. – У них теперь новая роль… у вас тоже. И она требует этого.
Маторан порылся в сумке, которую нёс с собой и вытащил ключ-камень. Он протянул его Таху.
- Вам понадобятся все шесть, чтобы попасть в Кодрекс. Оказавшись там, вы поймёте, что делать дальше.
- Кодрекс?
Маторан указал рукой в том направлении, откуда они пришли, в сторону странной сферической конструкции, которую обнаружил Таху.
- Место вашего начала… И, вероятно, вашего конца.
Таху хотел задать ему больше вопросов, но Ав-Маторан уже начал трансформироваться. Через пару секунд, разумное существо перед ним превратилось в механического Борока. Затем он пропал, перенесённый некой неведомой силой в одно из множества гнёзд под островом Мата Нуи. И вовсе не из-за странных превращений, и даже не из-за открытия связи между Маторанами и Бороками. Таху вдруг почувствовал пустоту внутри – а из-за осознания того, что он даже не подумал спросить имя этого Маторана.
А теперь у него никакого имени нет, мрачно подумал Тоа Огня. Очередная жертва во имя Великого Духа… и для чего? Неужели у Мата Нуи настолько важное предназначение в жизни, что оно оправдывает столько утрат? Или мы все так ничтожны в его глазах, что он даже не замечает, как кто-то из нас уходит?
Мрачные мысли для мрачных времён, решил он. Таху ощутил смутные воспоминания, которые жужжали в его голове как огнелётки. Кто-то разговаривал с ним давным-давно, и говорил что-то такое, что впоследствии оказалось абсолютной истиной:
Эта вселенная, как и все остальные, требует плату со своих героев.
Таху понял, что это значило. Но, осматривая пустующие теперь топи, он снова удивлялся, почему цена должна быть настолько велика для столь многих.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТОПИ ТАЙН   Сб Фев 27, 2010 6:59 am

Интерлюдия 3

Таканува: Видение прошлого продолжается
Тоа Лива, повелитель воздуха, наездник ветра, изумрудно-бронированный герой в процессе, только что открыл для себя кое-что важное. Он реально, искренне, глубоко ненавидел воду.
Сегодняшнее занятие с Гидраксоном заключалось в поиске масок. Когда-нибудь, объяснил тот, Тоа могут оказаться в ситуации, где маски Канохи не будут лёгкой добычей и их придётся искать. Чтобы доказать это, он забрал у Тоа их маски и спрятал. Каждому Тоа он дал вырезанную на каменной табличке карту, на которой было указано, где можно найти его или её маску.
Как и предупреждал их загадочный голос, вместе с масками исчезли и их силы. Лива сознавал, что пожалел, что голос не предупредил о свихнувшихся тренерах, недружелюбных соратниках и о том, насколько вода… мокрая.
Он глубоко вдохнул и опять погрузился в океан. Его Маска Левитации предположительно находилась где-то здесь, внизу, но тут было так темно, что он ничего не мог разглядеть. Вот что бы мне сейчас не помешало использовать, так это Маску Света, подумал он, Ага, как будто это когда-нибудь может произойти.
Лива погружался глубже, спугнув стаю радужных рыбок. Они выглядели для него как обычные рыбы – плоские, медлительные, безо всякого выражения на лицах. По крайней мере, так они выглядели, пока не окружили его, мельтеша перед глазами и кусаясь иглообразными зубами.
Поначалу Лива просто не обращал на это внимания. Но затем рыбы стали находить щели в его доспехах, и укусы стали болезненными. Разозлённый, Лива попытался призвать подводный циклон, чтобы убрать их подальше, но без маски он не смог создать достаточной силы, чтобы раскидать их.
Его лёгкие потребовали свежего воздуха, а стая рыбы всё никак не отставала. Лива забил ногами и устремился к поверхности. Он выкарабкался на пляж, уселся на песок и уставился на воду, как на своего заклятого врага.
- Сдаёшься? – спросил Гидраксон. Лива обернулся и увидел своего тренера, сидящего на камне и поигрывающего кинжалом.
- Не-а, - ответил Лива. – Просто… недоволен.
- Ну тогда вы с Гали отлично поладите, – произнёс Гидраксон, указывая себе за спину.
Лива встал и посмотрел мимо тренера на лес. Там была Гали, стоявшая у основания самого высокого дерева, которое он когда-либо видел. Её Маска Подводного Дыхания застряла в ветвях у самой вершины. Царапины на коре дерева показывали, где она старалась использовать свои крючья, чтобы вскарабкаться наверх, однако ствол был покрыт маслянистой жидкостью, которая делала это занятие практически невыполнимым.
- Похоже, у неё проблемы, - сказал Лива. – Готов поспорить, я заберу свою маску раньше, чем она.
Гидраксон вскочил со своего камня и нанёс идеальный удар ногой сбоку, швырнув Ливу на землю.
- Это тебе не гонки! – сказал он резко. – Вы, "герои", просто невероятны! Копака день потратил, пялясь на действующий вулкан, пытаясь сообразить, как ему проморозить себе путь к маске. Таху плавил и переплавлял один и тот же айсберг, стараясь вытащить свою. И другие двое не лучше.
Лива поднялся на ноги и посмотрел на Гидраксона
- Ты дал нам эти идиотские задания. Каждый из нас пытается выполнить своё. Это не так-то просто сделать, когда ты пытаешься…
Тоа Воздуха осёкся, осознав то, что только что сказал. Гидраксон улыбнулся и начал медленно, саркастически аплодировать.
- Наконец-то озарение, - сказал тренер. – Я не думал, что это займёт световые годы… Вспомни задания, которые я давал вам шестерым, и скажи: я когда-нибудь говорил, что вы не можете работать вместе?
Лива посмотрел на песок у своих ног, чувствуя смесь злости (в основном на себя) и стыда. Это было правдой, Гидраксон никогда не говорил, чтобы они искали маски поодиночке. Они сами разбежались, когда он раздал им карты. Лива даже мысли не имел о работе сообща с кем-нибудь, и он сомневался, что кто-нибудь другой задумывался об этом.
Гидраксон перебросил кинжал из руки в руку.
- Это отличное оружие – острое, сбалансированное, точное. Но чтобы использовать его правильно, требуется больше чем талант и практика – требуются мозги, чтобы направить его в нужную цель. В вас, Тоа, много силы, но я не вижу достаточного количества здравого смысла. Без него вся ваша сила не стоит и кучи протодитов.
Лива снова взглянул на Гали, которая призвала лёгкий дождь, стараясь смыть маску с ветвей.
- Чует моё сердце, я снова промокну… - Пробормотал он, направляясь к ней, чтобы помочь.
Гали была удивлена, увидев приближающегося Тоа Воздуха. Она удивилась ещё больше когда он использовал свои ослабленные элементарные силы, чтобы добавить к её дождю ветер. Дерево начало раскачиваться вперед и назад, пока Маска Подводного Дыхания не освободилась и не упала ей прямо в руки.
- Мм… Спасибо, - поблагодарила она его. – Но разве это не идёт вразрез с правилами игры?
- Нет. – Ответил Лива. – Получается, что, пытаясь играть в одиночку, можно проиграть окончательно. – Он отвернулся, чувствуя себя неловко из-за того, что ему предстояло попросить.
- Ну, э-э, так… не могла бы ты мне помочь теперь?

Даже учитывая их различия, Таху и Копака сошлись в одном мнении: они не выносят друг друга. Но несмотря на это, ночь после поисков масок застала их двоих, пробирающихся через горы.
- Есть более лёгкий способ разобраться с этим, - сказал Таху. – Найдём Гидраксона и заставим его отвести нас туда, куда нам нужно. Если двери будут заперты от нас, бьюсь об заклад, из него получится хороший ключ.
- Все огненные типы похожи на тебя? Или ты просто уникальный идиот? – прорычал Копака. – Мы не знаем пределов способностей Гидраксона. Мы не знаем, способен ли он предупредить как-нибудь наших нанимателей. Мы даже не знаем, можно ли его победить.
Меч Таху раскалился добела за секунду, затем вновь остыл.
- Говори за себя, снеговик.
- Замечательно. Прекрасно, – огрызнулся Копака. – О чём я думал? Естественно, решением любой проблемы являются жестокость и разрушение. Кому нужен конструктивный диалог, когда можно устроить мясорубку?
Их спор прервался, когда они увидели в отдалении величественную крепость, ощетинившуюся оружием и окружённую вооружённой охраной. Может, армия Тоа и смогла бы захватить её, но двое не станут даже маленькой помехой для защитников.
- Думаешь, нас пропустят, если мы попросим вежливо? – Спросил Таху.
- Я не знаю. А ты сможешь пробиться сквозь них с боем?
Таху покачал головой, смеясь.
- Ты не единственный, кому в голову приходят стратегии, Тоа Снега. А теперь поднимай руки.
Копака взглянул на своего компаньона, озадаченный. Таху уже поднял руки, и его меч светился достаточно ярко, чтобы охрана могла заметить двух Тоа. Внезапно, он всё понял. Подняв руки в воздух, продолжая шагать прямо к крепости, даже Копаке с трудом удавалось подавить улыбку.

Охрана крепости поступила именно так, как надеялся Таху. Они провели "пойманных" Тоа внутрь прямо к своему лидеру. И если Таху ожидал, что правитель этой страны окажется массивным, бронированным воином, который может без усилий переломить Тоа пополам, то он был разочарован. Тот, кто ожидал их, был Тоа, пусть доспехи немного отличались от их брони. Гораздо более удивительным оказалось то, что доспехи были голубыми – как у Гали. Она была Тоа Воды. Она подняла взгляд, оторвавшись от отладки небольшой машины с множеством ног.
- Нравится? – Спросила она. – Я подумываю над тем, чтобы назвать его "Болотный Страйдер". Кто знает, он вполне может пригодиться когда-нибудь.
Удивлению Таху не было границ, когда он понял, что таинственный голос, который разбудил их, принадлежал ей. Копака отнёсся к этому открытию спокойно, хотя и спросил:
- Кто ты?
- Меня зовут Хелрикс, - ответила женщина-Тоа. - Я - первая представительница нашего вида. Тебе может, интересно узнать – я видела твоё создание, Копака, и каждого из вас.
- Нам нужны ответы, - прервал её Таху. – Нам кажется, что мы имеем на это право.
Хелрикс улыбнулась.
- Ты получишь ответы, Тоа Огня. Все, что вы хотите… и, возможно, больше, чем сможете выдержать.
Тоа Воды отложила свои инструменты и приблизилась к Таху и Копаке. Она перевела взгляд с одного на другого, одобрительно кивнула.
- Храбрые. Дерзкие. Сильные. Вы и ваша команда готовы к превращению в настоящих героев. Но… эта вселенная, как и все остальные, требует плату со своих героев. Иногда им приходится страдать. Иногда им приходится умирать. Это плата за жизнь, которая имеет смысл… за обладание силой изменять, защищать, действовать.
Хелрикс пригласила Тоа следовать за ней.
- Следуйте за мной, братья. Пришло время вам узнать, какая плата потребуется от вас.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ignika02w

avatar

Сообщения : 158
Очки : 250
Дата регистрации : 2010-02-26

СообщениеТема: ТОПИ ТАЙН   Сб Фев 27, 2010 7:02 am

Глава 4

Таху, Гали и Онуа осторожно пробирались по болоту. Макуты оставили след, по которому мог бы идти и слепой Архивный крот. Это, очевидно, была ловушка, но у Тоа Нува не было выбора, кроме как пойти по нему. Они все еще не обнаружили никаких признаков Маски Жизни, и была вероятность, что она уже у Макут, или те знают, где она находится.

- Каков план, когда мы их найдем? – прошептала Гали.

- Помнишь тот, что мы использовали, когда очищали гнездо Нуи-Джага на Мата Нуи? – ответил Таху.

Гали помолчала, пытаясь вспомнить. Потом сказала:

- Подожди минутку, у нас же тогда не было плана. У тебя с Копакой был один из ваших споров. Ты метнул огненный шар, промахнулся, и вспыхнуло пламя. Дым выгнал Нуи-Джага наружу, и мы сумели их всех победить.

- Таков план, - сказал Таху.

- Тогда плохо, что здесь нет Копаки, - сказал Онуа. – Вы двое уже давным-давно не сталкивались масками.

- Онуа, ты не помогаешь, - сказала Гали. Повернувшись снова к Тоа Огня, она сказала:

- Таху, пожалуйста, скажи мне, у нас действительно есть какая-нибудь идея, как мы собираемся справиться с тремя Макутами?

Таху остановился и взглянул на Гали с улыбкой:

- Посмотри сюда – небольшой трюк, которому я научился у Похату. – Он отвернулся от нее, сконцентрировавшись на каком-то пустом месте в воздухе. Через мгновение он снова расслабился.

- Хм… ничего не произошло, - заметила Гали.

- Подожди, - сказал Таху.

Мгновением позже небольшой огненный шар возник в воздухе в том месте, на которое смотрел Таху. Он вспыхнул огнем, и начался небольшой пожар. Онуа помог, затоптав его.

- Похату и Онуа умеют это лучше, но мы все можем так делать, - сказал Таху. – По крайней мере, я так думаю.

- Делать что? – спросила Гали с нарастающим раздражением.

- Давай я попробую объяснить, - сказал Таху, продолжая говорить тихо. – Как Тоа Огня, я контролирую пламя… я также контролирую тепло, без которого не бывает никакого пламени. Когда я вызываю процесс возгорания в каком-то месте, я могу назначить время, когда оно в действительности произойдет. Сделав так, я могу заставить огненный шар появиться, когда мне нужно, и то же самое могу проделать с любым огнем.

Гали взглянула вниз на все еще дымящийся участок земли:

- Так ты говоришь, что ты можешь запланировать появление огненного шара на более позднее время?

- Точно, а Похату может заставить камень крошиться, но так, что в действительности он развалится позже. Может быть, это способность Нува, я не знаю. Но я знаю, что мы можем воспользоваться этим – и мы так и сделаем.

Следуя указаниям Онуа, трое Тоа достигли убежища Крики, стараясь двигаться так бесшумно, как только возможно. Как и надеялся Таху, трое Макут были там. Еще лучше, они, по-видимому, прятали какой-то артефакт в поспешно вырытой яме. Тоа Нува надеялись, что это может оказаться Маска Жизни.

- Расходимся, и будьте осторожны, - прошептал Таху. – Думаем головами, а не кулаками, и получим то, за чем мы пришли.

Гали безуспешно попыталась спрятать улыбку. Это было очень далеко от того Таху, который, бывало, сразу же нападал на гнездо Бороков. Думаю, мы все выросли за последний год, - подумала она.

Трое Тоа разошлись. Таху выбрал позицию к северу от лагеря Крики, Онуа – на западе, Гали - на востоке. Как только они заняли свои места, каждый из них пустил в дело свою элементарную силу. Таху начал процесс создания огромного огненного шара, Гали – струи воды под высоким давлением, а Онуа – сильного землетрясения.

Создание Таху появилось первым, и он использовал свой контроль над огнем, чтобы направить его на поселение Макут. Шар был только запущен, а Таху уже находился в движении. Бросив взгляд назад, он увидел, что Гораст пошла посмотреть, в чем дело.

Следующим появился водяной поток Гали, который она сумела направить прямо в Битила. Взбешенный, Макута бросился из лагеря, высматривая источник нападения, но Гали уже исчезла.

Крика остался один, и он был настороже. Но ничто из того, что он мог сделать, не могло спасти его от вызванного Онуа землетрясения. Потеряв равновесие, Крика использовал свою маску, чтобы оттолкнуться от земли и взлететь в воздух в поисках Тоа Нува Земли.

Макутам понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять, что напавших на них нигде не видно. Но этого времени хватило Таху, Гали и Онуа, чтобы обойти лагерь и войти в него с противоположной стороны. Онуа раскопал яму, а Таху и Гали в это время обыскали остальной участок.

- Ничего, - доложила Гали. - Маски нет.

- И здесь тоже, - сказал Таху разочарованно.

- А я кое-что нашел, - казал Онуа. – Это не маска, но тем не менее потенциально полезная вещь.

Тоа Огня и Воды повернулись и увидели, что Онуа держит в руках ключ-камень. Таким образом, у них стало их три. Если остальные Тоа были так же удачливы, у них теперь были все шесть. Это была небольшая победа, даже если Канохи Игника по-прежнему ускользала от них.

- Нам лучше уйти отсюда, - сказал Таху. – Макут не обмануть надолго.

- Или вообще, - сказал Крика. Он стоял на краю лагеря, а по бокам от него - Гораст и Битил. Все трое выглядели так, как будто их это забавляло. – Вы действительно думали, что нас можно обмануть такой очевидной уловкой? Мы просто хотели, чтобы вы собрались в одном месте, и мы могли заняться всеми тремя одновременно.

Макуты одновременно выстрелили из своих призрачных бластеров, но Таху был быстрее, чем они. Его маска силы создала щит вокруг него самого и его команды, отразив атаку Макут.

- Ты знаешь, неплохо, - сказал Крика. – Как долго ты сможешь удерживать свой щит? Час? День? А когда он падет, мы возьмем под контроль ваши тела и заставим вас сражаться друг с другом для нашего развлечения. Кто знает, если один из вас выживет, может быть, мы позволим ему или ей служить вечным рабом Братства.

- А я говорю, что мы разобьем этот щит сейчас, - прорычала Гораст, - и убьем их где они стоят.

Крика хихикнул:

- Извините, пожалуйста, мою сестру – она всегда была такой, жаждущей света – еще до того, как болота ее изменили. Хотя, она в чем-то права. Время, потраченное здесь - это время, потерянное нами для поисков Маски Жизни.

На лице Таху мелькнула мрачная улыбка. Даже в этой отчаянной ситуации, было приятно узнать, что Макуты еще не наложили на маску своих клешней. А если немного повезет, то и никогда не наложат.

- Вы опоздали, - сказал Тоа Огня, изо всех сил пытаясь говорить уверенно. – Мы уже получили маску. Она с Похату и остальными. Они используют ее прямо сейчас, чтобы разбить ваших братьев.

- Смешно! – огрызнулся Битил. – Очевидный обман, который я могу с легкостью разоблачить. – Он сконцентрировался, посылая телепатическое послание одному из Макут, скрытому в небесах высоко над ними. Но послание, которое он получил в ответ, было, очевидно, не таким, какого он ожидал.

- Говори, Битил, - сказал Крика нетерпеливо. – В каком положении Братство?

- Маска Жизни… - сказал Битил ошеломленно. – Она здесь… она стала воином-Тоа… и Икаракс уже пал перед ее силой.

Таху взглянул на Гали и Онуа. Оба выглядели такими же удивленными, как и трое Макут. Маска Жизни была теперь Тоа? Она сражалась? К чему здесь шло дело?

- Нам пора уходить, - произнес Таху беззвучно, одними губами.

Гали кивнула. Она включила свою элементарную силу, добавляя в ближайшую область все больше и больше влаги, пока не начал образовываться густой туман. Как только они оказались скрытыми в нем, Онуа быстро вырыл в мягкой земле туннель. Три Тоа скрылись в нем и, к тому времени как туман рассеялся, исчезли.

- Они сбежали! – крикнула Гораст. – Нам надо догнать их!

Крика вздохнул:

- Конечно же, надо. Мы ведь не хотим, чтобы им было здесь слишком легко, правда? Битил, перестань беспокоиться об Икараксе – он был жалким плевком Зивона и небольшая потеря.

Битил кивнул и активировал силу своей маски, выдернув из прошлого три копии самого себя:

- Пойдем за ними?

Крика покачал головой:

- Теридакс говорил мне однажды о замечательном механизме, который сделал Маторан из здешнего региона, называемый Киракхом. Из его рассказа я понял, что нет необходимости гнаться за вашей добычей – просто подождем там, куда они направляются.

Сказав так, Крика использовал свою маску, чтобы оттолкнуться от грунта и взлететь в воздух. За ним последовали четверо Битилов и Гораст.

- Они направятся к Кодрексу, - сказала Гораст. - Ты думаешь, что другие Тоа присоединятся там к ним?

Крика поднял взгляд к небу, его перекошенный рот сложился в холодную улыбку:

- Можно только надеяться, сестра.

***

За то время, что он был лидером Тоа, Таху бывал очень разным – решительным, самонадеянным, смелым, вздорным, благородным и почти до смешного упрямым. Но он редко бывал глупым и не собирался становиться таким сейчас.

- Подожди, - тихо сказал он Онуа. Тоа Земли прекратил копать, и все трое прислушались. Они не услышали ничего.

- Они не идут за нами? – удивилась Гали. – Может быть, тогда нам стоит вылезти и направиться к Кодрексу? Из того, что сказал Маторан, очевидно, что это важное место.

- Вот именно поэтому мы туда и не пойдем, - ответил Таху. – Онуа, поверни туннель. Мы пойдем назад, туда, откуда пришли.

Тоа Земли повернул голову, насколько позволяло ограниченное пространство, и взглянул на Таху:

- Это действительно мудро?

Таху тихо рассмеялся:

- Давай, Онуа – ты один из тех, что учил меня, что никогда не ошибешься, поступив неожиданно.

***

Макуты осторожно обошли Кодрекс. Энергетическое поле вокруг строения было проблемой даже для их сил. Только шесть ключ-камней могли позволить кому-то пройти сквозь него невредимым. Они не увидели никаких признаков Тоа Нува, что вполне удовлетворило Крику. Это значило, что им удалось оказаться здесь прежде своих жертв.

- Укройтесь в тени, - приказал он. Потом добавил, больше для себя, чем для других: - Она, в конце концов, тюрьма, которую мы сами для себя выбрали.

Каждый Макута занял позицию и ждал, наедине со своими мыслями. Битил прогнал свои копии. Он всегда мог призвать их, если бы они ему понадобились, но иногда находиться среди своих собственных прошлых личностей надоедало. Они всегда выглядели какими-то наивными по сравнению с тем, каким он был сейчас. На самом деле, такая сила маски, в общем, была больше бедой, чем благом. Он мог внезапно обнаружить себя раненым, и не знать, как он получил эти раны, поскольку какая-то будущая версия его самого призвала его, настоящего, в битву. И трудно было быть уверенным, сколько сил у него в данный момент, так как он мог потратить часть их в сражении, которого не помнил.

Его в действительности не особо беспокоил великий План Теридакса. Крýгом интересов Битила был он сам и его место в Братстве. Если он умрет, сражаясь с Тоа Нува, это будет концом для него. Но если умрут Крика или Антроз, тогда, может быть, он выдвинется, с перспективой пойти еще дальше. Крика говорил ему однажды, что судьба Макут в том, что они способны мечтать только об одном – добиваться все большей и большей власти. Эта мечта и владела Битилом.

Гораст была полной противоположностью. Ее глаза осматривали небо в поисках врагов, и как только она их замечала, они были ее - чтобы убить. Кому-нибудь могло показаться странным, что тем, ради чего она жила, была смерть, и, в конечном счете, это было не совсем так – ее страстью была смерть во имя Плана. Она считала себя Макутой дальновидной, совсем как Теридакс. Она могла представить, на что будет похож мир, если План удастся… вопли Маторанов, запах дыма от горящих деревень, армии Ракши, неистовствующие по всему миру… и это нравилось ей безмерно.

А Крика? Он верил в неизбежность. Он считал, что Братство Макуты решило свою судьбу, к хорошему или к плохому, в тот день, когда решило пойти за Теридаксом и его планом свержения Мата Нуи. Это запустило развитие событий, которое ничто не могло остановить. Всё, что он, другие Макуты, Тоа или Матораны могли делать – это играть свои роли. Он не питал иллюзий о том, каким будет будущее, неважно, удастся или не удастся План. Так или иначе, - думал он, - этот мир движется к очень скверному концу.

Высоко наверху, Таху Нува пристально разглядывал трех Макут. Он и его команда решили не лететь низко над болотом, где их могли заметить, а вместо этого подняться вверх и скрыться у верхней границы тумана. Теперь они кружили выше и позади своих врагов и готовились напасть.

- Гали, ты иди направо; Онуа, налево. Я беру на себя Крику, - сказал Таху твердым голосом. – Поразите их посильнее, и помните – у нас есть для этого только одна попытка. Так что примите это в расчет.

Гали и Онуа кивнули. Затем трое Тоа Нува резко спикировали вниз, к решающей схватке с Макутами.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Архив Книг Бионикл   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Архив Книг Бионикл
Вернуться к началу 
Страница 4 из 5На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Мир бионикла :: Основной форум-
Перейти: